Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Запорожье
Пить или не пить? Какая вода в запорожских водопроводных кранах
Поделиться

Пить или не пить? Какая вода в запорожских водопроводных кранахИзучая материалы, посвященные водоснабжению, я выяснил для себя много печального. В воде, которая течет из наших кранов, чего только нет. Но главное, и самое опасное, — там присутствует едва ли не вся таблица Менделеева!
Знаменитому российскому химику она привиделась во сне, а мы все ее «прелести» теперь вкушаем — вернее, впиваем – наяву. Но Дмитрий Иванович Менделеев тут ни при чем.

ТАК ЧТО МЫ ПЬЕМ?
В основном — воду из Днепра. Но загрязнение ее в бассейне главной украинской реки привело к нарушению природных процессов самоочищения водных объектов и значительно осложнило проблему получения качественной питьевой воды на водозаборах, — так, несколько заумно, но, по сути, очень точно выражаются ученые и специалисты водного хозяйства. И они же говорят, что водопроводные очистные сооружения уже не могут предотвратить попадание в питьевую воду значительного количества неорганических и органических загрязняющих веществ.
А эти вещества — совместно, объединившись — как говорится, очень отрицательно воздействуют на организм человека. Особенно в условиях «неблагоприятной радиационной обстановки» — а ее признают ученые. Ну, еще бы!

Пить или не пить? Какая вода в запорожских водопроводных кранахКак показали недавние исследования, состояние водопроводных очистных сооружений сегодня такое, что большинство химических соединений из воды просто не удаляется. Особенно когда их количество превышает предельно допустимые концентрации. А с превышением… — с этим у нас проблем, как говорится, никогда нет. В том смысле, что они, превышения ПДК, есть всегда. И это нерадостное первенство.
А теперь представьте, что вы живете в селе, и во дворе у вас колодец — 21 метр глубина. Это я вспомнил свою «батьківську хату». Глубина приличная, и вода в колодце — отличная. Немного, правда, жестковатая. Но — достаем и пьем, студеную, чистую и прозрачную. Бывает так, что пьешь — и не можешь напиться. Это особенно в том случае, когда из города долго не приезжаешь в родное село.
А вот в городе с водой совсем другой расклад. У нас в селе вытащил из колодца ведро воды — и можешь сразу пить. А в городе это уже проблема. И усложняется она тем, что существующие на водоканале технологии подготовки воды предусматривают широкое использование… хлора! А вот тут — стоп. Зарин, заман. И хлор тоже — это те газы, которые впервые использовались во время «химических атак» в Первой мировой войне. И действовали они успешно — то есть, извините, убийственно.
Сто лет прошло после первой мировой! А нас по-прежнему подвергают «газовым атакам». Благодаря хлору (хотя за что и кого «благодарить»?!) в питьевой воде образуется большое количество токсичных канцерогенных хлор-органических соединений. А они уж оказывают кумулятивное воздействие на организм — то есть постепенно накапливаются, увеличивая свою разрушительную силу.
Некачественная вода является одной из причин того, что в последние годы наблюдается увеличение количества различных заболеваний. По данным ВОЗ — Всемирной организации здравоохранения, 80 процентов (!) заболеваний человека связано с использованием некачественной питьевой воды.

СТИРАЛЬНЫЕ ПОРОШКИ И ШАМПУНИ — «ПОДАРОК» ЦИВИЛИЗАЦИИ В ВОДОПРОВОДНЫХ КРАНАХ

Еще один вредный элемент, все чаще встречающийся в наших водоемах, это СМС — синтетические моющие средства, содержащие уйму фосфатов. Они используются в качестве смягчителей воды и в то же время являются одним из основных источников загрязнения окружающей среды — в первую очередь, водоемов.
В Европе для уменьшения фосфора в сточных водах в 70-е годы прошлого века стали строить специальные очистные сооружения. Они удаляли 30-35 процентов фосфора. Только с конца 90-х годов в Европе и США начали применять очистные установки, которые позволяют удалять фосфор на 99 процентов.
Пить или не пить? Какая вода в запорожских водопроводных кранахНо такие установки очень дорогие. Например, в США на очистку сточных вод от фосфора, начиная с 2000 года, ежегодно тратится по 60 миллиардов долларов. В то же время известно, что, например, такие страны, как Чехия, Польша, Словакия, не имеют финансовых возможностей для строительства и введения в эксплуатацию новых очистных сооружений по улавливанию фосфора из канализационных стоков. Имеет ли такие средства Украина? Конечно, нет. В Украине, как считают ученые, на очистных сооружениях из сточных вод извлекается только 10 процентов фосфора.
Чем опасно попадание таких «фосфорных стоков» в окружающую среду? Тем, что при попадании таких веществ в водоемы они вызывают бурный рост водорослей, особенно сине-зеленых (циановых бактерий), которые нарушают естественную биосистему, извлекают из воды растворенный кислород, не пропускают солнечные лучи, создают анаэробные условия (недостаточную обеспеченность кислородом) и приводят к гибели многих живых организмов и накоплению биотоксинов. Вода в таких водоемах становится непригодной для водопотребления населением и опасной для здоровья и жизни человека.
Кстати, ученые американского химического общества доказали, что при очистке воды СМС не удаляются полностью и превращаются в соединение, вызывающее рак.

ЗА ЧТО АКАДЕМИКА ОБОЗВАЛИ «АГЕНТОМ ЦРУ»?

Академик Владислав Гончарук, член президиума Национальной академии наук Украины, возглавляет единственный на постсоветском пространстве уникальный институт коллоидной химии и химии воды. Он один из ведущих знатоков воды в мире.
— Если бы люди хоть раз увидели, по каким трубам течет водопроводная вода, то у них появилось бы глубочайшее чувство презрения и осторожности к той воде, которая вытекает из крана, — говорит Владислав Владимирович.
Вообще, академик Гончарук, который о воде, в частности о водопроводной, знает все, на эту тему всегда высказывается очень радикально. Он считает, что принципиально невозможно доставить питьевую воду потребителям в краны в том виде, в каком выдает ее насосная станция водоканала. Поскольку, пройдя километры пути по трубам, очищенная вода снова загрязняется. Поэтому, в идеале, в каждом доме — в подвале или на чердаке — должен стоять аппарат для очищения воды. Такие фильтры на дом уже существуют. Естественно, они потребуют дополнительных расходов на их обслуживание.

А если заменять все трубы — от водоканалов до кранов – трубопровод должен быть особой конструкции, снаружи и внутри из пищевого полиэтилена, а между ними, для прочности, — металлические. По таким трубам уже несколько лет течет вода во многих азиатских странах. Это долговечно, но дорого. И все-таки и в таких водопроводах вода не идеальная. Даже самый стойкий полиэтилен за несколько километров будет насыщать ее своими частицами, а на швах будут размножаться вредные грибки.
— Мы обнаружили, — говорит академик Владислав Гончарук, — совершенно новую форму биологической жизни, которой раньше не было в водопроводе и в поверхностных водах. Это микромицеты.
Микромицеты — споры особой плесени. Они способны развиваться в человеке и вызывать множество недугов — например, очень тяжелые воспаления легких, цирроз печени, образование рака. Причем воспаления легких, вызванные этими микромицетами, никакими лекарственными средствами, вплоть до антибиотиков, не лечатся.
Если бы не исследования ученых, никто никогда бы не узнал о яде в нашей воде. Ведь государственные стандарты и нормы грибы в питьевой воде не регламентируют. Поэтому анализы на их наличие никто не проводит.
Владислав Гончарук убеждает: в водопроводной воде микромицеты появились недавно. И их не убивают антибиотики, не обезвреживает хлор или озон на водоканалах. А размножили эти ядовитые грибы мы, люди. Мы убиваем микробы порошками, мылом, хлоркой, спиртами, озоном. Но ведь в природе не бывает пустот. Микробов становится меньше, чем удачно пользуются эти маленькие грибы, численность которых неустанно увеличивается. Как с ними бороться, ответ сейчас ищут ученые. В то же время микромицеты уже знают, как бороться с нами.
И это еще не все. Ученые бьют тревогу: в питьевой воде есть сине-зеленые водоросли. Летом их можно увидеть в разных водоемах. Безопасные в природе, они превращаются в «химическое оружие», попадая в очистные системы водоканала. Эти водоросли, когда их начинают «травить», например хлором, выбрасывают токсикант, который по степени токсичности примерно на три порядка превышает цианистый калий. И токсикант этот — диоксин.
Во время своего доклада академик Владислав Гончарук обнародовал эти сенсационные данные о том, что в воде отечественного водопровода есть один из сильнейших в мире ядов — диоксин.
За это один из бывших министров едва не отправил академика Гончарука за решетку, обвинив его в том, что он «агент ЦРУ». А академик стоит на своем: миллионы людей пьют диоксин вместе с водопроводной водой. Естественно, в малых концентрациях — но пьют. А попадая в наш организм, этот токсин разрушает, в первую очередь, иммунную систему.