Индустриалка - новости Запорожья

Запорожье
“Голос країни-3: «Мам, ты так спела!»
Поделиться

“Голос країни-3: «Мам, ты так спела!»У сотрудницы воспитательной колонии Натальи Кочубей после выхода в эфир первой программы шоу «Голос країни» час не смолкал телефон

Наталья Кочубей – сотрудница Мелитопольской воспитательной колонии для несовершеннолетних девушек – призналась, что поучаствовать в проекте «Голос країни-3» ее попросило руководство пенитенциарной службы. И хоть наша землячка не попала в команду ни одного из звездных тренеров, выступление на «слепых» прослушиваниях подарили ей массу приятных эмоций.

«Тина Кароль мне ближе других членов жюри»

— Если честно, я никогда не стремилась попасть на подобное телешоу. Так случилось, что канал «1+1» в поисках людей из разных сфер жизни обратился в наш департамент, – рассказала «Индустриалке» 36-летняя Наталья Кочубей – воспитатель Мелитопольской колонии капитан внутренней службы. – А оттуда дали задание исправительным учреждениям — подыскать кого-то с певческими способностями. Мелитопольская колония предложила мою кандидатуру, сняли ролик, отправили в Киев. Вскоре мне перезвонили и пригласили на кастинг, который я благополучно прошла, а потом были «слепые» прослушивания.

— Почему для выступления выбрали «Пісню про матір» Игоря Поклада на слова Бориса Олийныка? – спрашиваю у собеседницы.

— У меня было заготовлено несколько песен, но организаторы почему-то выбрали эту композицию. Мне очень нравится, как ее подает Таисия Повалий, и в такой манере, а капелла, я тоже ее хотела исполнить, но мне предложили спеть с оркестром. Неожиданно, конечно, и непривычно, но я решила довериться профессионалам.

— Какие у вас были ощущения, когда вы оказались на сцене, а перед вами спинки кресел, на которых сидит жюри?

— Было страшно и очень волнительно, я до последнего не осознавала, что я на «Голосе країни». Нас, кстати, инструктировали, что когда поешь, надо смотреть именно на кресла, посылать свою энергетику, чтобы у судей возникло желание развернуться. В моем случае этого не произошло, но когда я выступила, пообщалась с жюри, выходила из съемочного павильона с позитивом.

— Вы скромничаете — и зал, и члены жюри вам аплодировали стоя, настоящий фурор произвели!

— Не думаю, что это был фурор, поскольку на проекте было много талантливых, интересных, прежде всего молодых людей с очень хорошими и поставленными голосами.

— А если бы у вас была возможность выбирать, в чью бы команду хотели попасть?

— Этот вопрос мне задавали и вовремя интервью, анкетирования перед кастингом, и я говорила, что с удовольствием бы поработала с Тиной Кароль. Она мне ближе других членов жюри по внутреннему ощущению, восприятию музыки, мне нравятся ее песни, я давно обратила внимание на ее творчество и, безусловно, выбрала бы ее.

«К девчатам нужно достучаться – это сложно»

— Судя по всему, вы по натуре творческий человек, а почему стали работать в спецучреждении?

— Можно сказать, что это дело случая. После окончания музыкально-педагогического факультета Мелитопольского пединститута (сейчас это университет имени Богдана Хмельницкого – Е.Д.) работы по специальности найти не получилось, но была возможность устроиться в воспитательную колонию. Знала, что здесь регулярно платят зарплату, кроме того это был шанс остаться в городе, потому что я не местная. Вот так сюда попала и осталась надолго, работаю уже 11 лет.

— Очевидно, что труд это не из легких?!

— Конечно, к девчатам нужно достучаться, вызвать у них чувство стыда за их поступки, пробудить совесть и так постепенно перевоспитать. Это очень сложно, но тем приятнее видеть результат, узнавать о том, что ты не зря приложил усилия и бывшие воспитанницы смогли измениться. Многие из них поддерживают связь с сотрудниками колонии даже после освобождения, благо сейчас есть и мобильная связь, и Интернет.

— А ваш вокальный талант в повседневной работе востребован?

— Разве что раз-два в год на празднике каком-то могу спеть, а так в основном дома под настроение, или в хоре «Преображение» при соборе святого благоверного князя Александра Невского. В этот коллектив тоже 11 лет назад меня привели мои институтские преподаватели, попробовала спеть, понравилось. Это, действительно, профессиональный хор, поначалу его руководителем была Оксана Братцева, сейчас Юлия Шейко. Все его участники — свои люди, считай, мы семья, собираемся вместе, поем и отдыхаем душой.

— А как ваши родные, коллеги, воспитанницы отреагировали на ваше появление на экране?

— Стеснялась даже кому-то рассказывать о своем участии в проекте, только сотрудники колонии знали, обещали смотреть и болеть. А одна из моих подруг случайно включила передачу, услышала знакомый голос, но подумала, с чего бы это мне там оказаться. Потом присмотрелась, точно я, сразу позвонила с расспросами. И она не одна была такая, после эфира, наверное, час не выключался телефон, мне было приятно. А моя 9-летняя дочка, Женя, расплакалась, говорит: «Мам, ты так спела!» А мне, кажется, что совсем обычно, не выложилась на все сто, сказалось волнение. В любом случае, я не жалею, что участвовала в «Голосе країни», благодарна нашей пенитенциарной службе, руководству, что они подвигли меня на поездку в Киев и внесли тем самым в мою жизнь разнообразие.

Фото Юлии Синицкой.


Комментарии читателей