Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Запорожье
Рано или поздно мы будем с Аней вместе
Поделиться

Normal 0 false false false MicrosoftInternetExplorer4

 

Михаил и Анна Железняк прожили в любви и согласии 60 лет, а четыре месяца назад Анна Петровна скончалась
Normal 0 false false false MicrosoftInternetExplorer4

 

Для 85­летнего Михаила Онуфриевича смерть любимой жены — настоящий удар, оправиться от которого он не может до сих пор. Михаил Железняк попросил «Индустриалку» предоставить ему возможность рассказать о своей замечательной жене, которую он каждый год в течение 60 лет поздравлял с прекрасным праздником весны — 8 Марта. Мысленно поздравляет он ее и в этом году

 

Рано или поздно  мы будем  с Аней вместеС Михаилом Онуфриевичем мы встретились в уютной и чистой квартире накануне 23 февраля, но он, не слушая мои поздравления с праздником, сразу же повел показывать «музей». В маленькой комнате нет пустого места — повсюду расставлены фотографии семьи Железняк: здесь молодая супружеская пара в Крыму, здесь на параде, а здесь с маленькой дочкой на руках.

– Я мою Анечку очень любил, у меня была идеальная жена, такие слова нужно любимым людям говорить часто–часто, – начал свой рассказ Михаил Железняк. – Я каждый год поздравлял ее с праздником 8 Марта и чувствую, что и сейчас должен ей сказать: «Аня, я тебя люблю». После ее смерти у меня в голове каждый день одно и то же — перед глазами проходит вся наша жизнь, как  панорама. Мы прожили жизнь очень интересно, в труде, в делах и заботах, но главное — в любви и уважении.

 

Леденцы от любимой

Важнее всего для Михаила Онуфриевича было рассказать судьбоносную историю знакомства с Анной Петровной. Чтобы все правильно изложить и не забыть, он даже написал ее специально для «Индустриалки» четким, разборчивым почерком.

«…Шел 1948 год, мне было 20 лет, я жил в селе Добриевка Приазовского района. В ноябре срочно собрали допризывников со всего района для отправления в радиолокационные подразделения зенитной артиллерии. Среди пары десятков парней и я стоял практически весь день около военкомата. Уже поздно вечером дали указание направлять людей в облвоенкомат в Запорожье. Приказали идти пешком ночью до Мелитополя 25 километров. Я забежал в ларек, который стоял неподалеку, около райкома партии, купить любимых леденцов на дорогу к чаю, чтобы с ребятами потом в вагоне попить. Захожу в ларек, а там продавщица – молоденькая 18–летняя очень красивая девушка.

Я ей сразу и говорю: «Никогда бы не подумал, что в таком захолустном ларьке работает такая красивая девушка. Как вас зовут?»

«Аня, но я, как все, обыкновенная», – ответила мне будущая жена. «Нет, Аня, вы необыкновенная.

Normal 0 false false false MicrosoftInternetExplorer4

 

 

Рано или поздно  мы будем  с Аней вместеВот если бы сейчас мне не идти в армию, мы бы с вами поженились и жили бы долго и счастливо».

В этот момент стали заходить другие наши ребята что-­то покупать, но Аня мне так понравилась, что я стоял и просто смотрел на нее, любовался, как она быстро всех отпускает. Но пришлось уйти.

Когда добрались до Запорожья, нас повезли в Баку, мы восемь суток ехали в товарных вагонах. А кормили в дороге хорошо ­ говяжья тушенка, хлеб, сахар, чай и вкусные леденцы от Ани. Я ее потом все время на службе вспоминал.

 

«Я писал стихи, а она проверяла ошибки»

5 ноября 1952 года нас отправили по домам. Через два дня после приезда я пошел посмотреть село, я так давно его не видел. Зашел и в магазин, но ни на что особенно не надеялся, а там работала та самая очень красивая девушка Аня. Я сразу ее узнал и говорю громко: «Здравствуйте, Аня». А она: «Откуда вы меня знаете?» ­ «А помните, как четыре года назад я ехал в армию и покупал у вас в ларьке в Приазовье леденцы?» ­«Да разве я могу такое помнить, столько лет прошло?».

И хоть она меня не вспомнила, я был счастлив и узнал, что она не замужем. Вечером мы пошли вместе в кино в клуб. Из клуба я проводил ее до квартиры. Потом я писал Ане стихи, а она проверяла ошибки. Ей мои стихи понравились, и ошибок она там не находила.

Рано или поздно  мы будем  с Аней вместеМы в один момент поняли, что любим друг друга. Правда, пышной свадьбы у нас не было, но моя мама сделала нам вечер. Нас пришли поздравлять самые близкие нам люди, играла гармошка, все танцевали, пели песни и кричали «Горько!». Мы гуляли часов до 12 ночи, а потом все убрали, помыли, проветрили комнату. И вот с тех пор началась наша семейная жизнь.

В селе родилась у нас дочка Таня, а потом мы переехали в Запорожье, вдвоем работали на комбинате «Запорожсталь» ­ я художником­-оформителем, а жена с июля 1960 года по 1985­й ­ буфетчицей. Затем она пошла на службу в совет ветеранов комбината «Запорожсталь». Двадцать два года была уполномоченной в Коммунарском районе по обслуживанию лежачих больных и ветеранов комбината.

Аня возглавляла промтоварную группу — это когда приво­зили со склада комбината хорошие, нужные промтовары по низким ценам и продавали в совете по удостоверениям пенсионерам. Ветераны были очень довольны такой заботой о них и от души хвалили Аню, желали хорошего здоровья и чтобы привозила еще и еще хороших вещей.

Моя жена старалась помочь всем, кому сможет. Я ей во всем помогал: грузить, возить, разносить. И такими делами и заботами она занималась 22 года до самого первого инсульта в 2010 году. Второй инсульт настиг ее осенью 2012 года.

­ История наша необыкновенная, и я не устаю повторять, что очень любил Анечку, что жили мы очень хорошо и все благодаря ее характеру, ­ отметил Михаил Онуфриевич. ­ Сейчас вот думаю о том, какой памятник Ане ставить, стараюсь жить потихоньку, знаю, что рано или поздно мы будем вместе. Куда же я без своей женушки-­то?

 

 


Комментарии читателей