iz.com.ua

Запорожье, Культура
Японскому литературоведу в Запорожье понравились уличные собаки
Поделиться

Японскому литературоведу в Запорожье понравились уличные собаки

Такаюки Сато в Классическом приватном университете

О литературных пристрастиях японцев и о жизни в Стране Восходящего Солнца «Индустриалка» узнавала из первых уст — в нашем городе побывал 28-летний литературовед из Японии Такаюки Сато. Он приехал к коллегам в Классический приватный университет.
— Меня зовут Сато, это моя фамилия, — рассказал ученый, когда я стала выяснять, что является его именем, а что – фамилией. — У нас принято обращаться по фамилии и сначала называть ее, а затем — имя. Потому что фамилия важнее, чем имя. А имя мало что значит. К слову, Сато — это старая фамилия, одна из самых распространенных в Японии, как, наверное, Иванов или Николаев в России.
— Из какого вы города?
— Из Фукусимы — второй Чернобыль!
— И как вы пережили катастрофу?
— Это очень страшно. Ситуация, честно говоря, печальная — мало что изменилось после катастрофы. Города-то не разрушены. Но радиация… С ее последствиями борются, но безуспешно.
Сейчас я живу в Москве, где веду свою научную деятельность.
— Я поражена — как вам удается так хорошо, почти без акцента, говорить по-русски?
— Наверное, потому, что много читаю, я ведь литературовед. Читал Платонова, Булгакова — его мы переводили на японский. Я четыре года учился в Токио, изучал русский язык, потом преподавал его. В целом изучал русский язык и разговариваю на нем почти десять лет.
Японскому литературоведу в Запорожье понравились уличные собаки— Есть слова, которые невозможно перевести с русского языка на японский?
— Да, много. И в первую очередь — в японском языке нет слова «тоска». Есть аналоги, но все равно это непередаваемо. Как писал Владимир Набоков, точного перевода этого слова нет и в английском языке.
Правда, у нас есть несколько слов, заимствованных из русского языка, — например, икра, водка, борщ, пирожки, якорь.
— Кого из наших писателей особенно любят японцы?
— Гоголя, Булгакова. Гоголь идет и на наших сценах. А Достоевский и Чехов стали уже японскими писателями.
— Кого нам посоветуете почитать из японцев?
— Харуки Мураками и Ешимото (Есимомто) Банана. Еще можно назвать одного очень интересного современного писателя — Шимада (Симада) Масахико. Интересно, что это наш коллега, он обучался на кафедре русского языка и жил в России. Он написал много произведений по русским мотивам и очень читаемый писатель в Японии.
— А Харуки Мураками в Японии читают?
— Да. Но отношение к нему, скажем так, сложное. Его книги после выхода «Норвежского леса» не воспринимают как серьезную литературу, а читают, как массовую.
— Как литературоведу вам не приходилось с ним общаться?
— Нет, что вы! Он же — звезда.
— Правда, что в Японии любят мультфильмы про Чебурашку и Крокодила Гену?
— Да, все смотрят Чебурашку! Друзья говорили мне, что японцы начали сами снимать мультфильм про Чебурашку.
— Японцы большие оптимисты, чем украинцы?
— (Смеется). Мне нравится открытость украинцев, которая редко встречается в современной России, в Москве точно этого нет. Мы с вами не похожи друг на друга: вы – открыты, а мы — очень сдержанные люди, свои переживания не показываем.
— Можете сравнить наши уровни жизни? Сколько, к примеру, получает японский школьный учитель?
— Зарплата школьного учителя начинается от 2000 долларов в месяц, или, может, поменьше.
В экономическом, бытовом плане мы живем богато, но в духовном плане – очень бедно. В Японии живется настолько комфортно, что это заставляет забывать о своих духовных переживаниях. Японцы очень много времени уделяют работе. Рабочий день, как и во всем мире, – с 9.00 до 18.00 или с 8.00 до 17.00, но японское общество не разрешает так пунктуально работать.
— Какие у вас впечатления от Запорожья?
— Очень нравится. А то, что я обожаю, — возле университета гуляют собаки, я с ними общаюсь. Очень люблю животных. В Японии же собаки на улицах не бегают.