Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Запорожье, Здоровье
«Мой ребенок до пяти лет не разговаривал из­-за того, что я кололась»
Поделиться

Несмотря на ВИЧ–инфекцию и наркозависимость, Аня смогла найти работу, стать хорошей мамой и выйти замуж за любимого человека

«Мой ребенок до пяти лет не разговаривал из­-за того, что я кололась»Семь лет назад Ане поставили диагноз «ВИЧ» и она решила, что будет колоться, пока не умрет. К тому времени у нее уже был маленький сыночек, который каждый раз просил маму не уходить из дома и тянул пакет с трамадолом в мусор. 31–летняя Аня, которая в апреле вышла замуж и хочет еще раз стать мамой, согласилась рассказать «Индус–триалке» свою историю.

«ОЧЕНЬ ПОВЕЗЛО, ЧТО У СЫНА НЕТ ВИЧ–СТАТУСА»

– О своем ВИЧ–статусе я знаю с 2006 года, – поделилась с «Индустриалкой» Аня. – 10 лет употребляла наркотики, скорее всего, через них и заразилась. Был период, когда жила на притоне, а там – грязные шприцы.
Но не исключаю, что могла заразиться через незащищенный секс. Честно сказать, я очень пренебрегала презервативом. Тогда считала, что если мужчина со мной его одевает, значит, мне не доверяет. Сейчас понимаю, что была дурой и не любила себя.
– Помнишь, как узнала, что у тебя ВИЧ?
– Я родом из Киева, не помню, как так получилось, но я оказалась в Центре СПИДа и сдала анализы. Когда пришла за результатами, мне сказали: «Присаживайтесь», а потом сообщили диагноз.
Как сейчас помню, поднялась к врачам на второй этаж, а они сказали, что мне жить осталось лет семь. Я была в шоке. Хоть и была под наркотиком, но часа полтора проревела, сидя на полу в коридоре.
Вышла из Центра СПИДа и решила, что раз у меня ВИЧ, то теперь буду колоться столько, сколько мне осталось жить. С тех пор в больницу я больше не приходила.
– Как же ты оказалась в Запорожье, да еще и бросила наркотики?
– Мама сделала мне все запреты, которые только можно, даже домой не пускала. Но ничего не действовало.
А потом все сразу навалилось. Я начала чувствовать, что подкачало здоровье. Каждый раз, когда кололась, «отъезжала», мне постоянно становилось плохо. Наркотики стали очень дорогими, а денег не было. Где–то украсть, воровать…
Выглядела ужасно – зубов нет, пальцы где–то гниют, волосы какого–то непонятного рыжего цвета.
И я поехала в реабилитационный центр в Симферополь. Пробыла там шесть месяцев. Пришла в местный Центр СПИДа. Как сейчас помню, что врач сказала: у меня 136 клеток CD4 (Количество клеток CD4 у ВИЧ–отрицательного взрослого человека обычно от 500 до 1200 на миллилитр крови. – Д. С.). Объяснили, что нужна антиретровирусная терапия (АРТ), но я не стала ее принимать, потому что, если бросить терапию, то станет хуже, чем если не принимать ее.
А потом вернулась в Киев и так получилось, что знакомые пригласили меня приехать в Запорожье. Здесь я снова сдала анализы в Центре СПИДа и они показали, что у меня всего шесть клеток CD4. Состояние было критическое — я практически не разговаривала и врачи думали, что я умственно отсталая.
Начала узнавать, что такое АРТ и решила, что не хочу всю жизнь принимать таблетки. Но, слава Богу, рядом были друзья и с 2008 года я начала принимать терапию. Сейчас у меня 607 клеток CD4 и не обнаружена вирусная нагрузка. Чувствую себя прекрасно. Прием препаратов в 9 утра и 9 вечера дисциплинирует и формирует характер.
– Как на новость о твоем ВИЧ–статусе отреагировала семья?
– Отец, когда узнал, что я употребляю наркотики, первый год пытался мне помочь — клал меня в наркодиспансер, водил по врачам. Но потом опустил руки и сказал, что я могу делать то, что хочу. Он чуть ли не отказался от меня, а когда узнал про статус, то просто «отморозился».
А мама все мои 10 лет наркозависимости всегда сражалась вместе со мной — была рядом и в реанимациях, и когда я лежала в коме, и во время родов. Она проживала не свою жизнь, а мою.
– То, что ты стала мамой, не повлияло на твою зависимость?
– Я употребляла наркотики до беременности, во время нее и после родов. Мой ребенок до пяти лет не разговаривал из–за того, что я кололась.
Когда сын был маленький, представляешь, он брал мой кулек с трамадолом, тянул его в мусор и говорил: «Мама, кака». Когда я уходила, он расставлял руки, чтобы я не уходила, и смотрел на бабушку. Какая бы я не приходила, он меня все равно любил.
– У него есть ВИЧ–инфекция?
– Нет, очень повезло, что у него нет статуса. Сейчас ему 11 лет и он учится в пятом классе, в обычной школе.
– Ты скажешь ему, что у тебя ВИЧ?
– Он знает. Может, не до конца понимает, что такое ВИЧ, но знает, что я болею. Иногда даже спрашивает, выпила ли таблетки. Он у меня такой, что даже нигде словом не обмолвился, что я когда–то употребляла наркотики. Он гордится тем, что сумела бросить.

«ЛЕГЧЕ УКОЛОТЬСЯ, НО ПРОБЛЕМЫ НУЖНО РЕШИТЬ ТРЕЗВО»

– Как ты познакомилась со своим мужем?
– С биологическим отцом своего сына я познакомилась в 15 лет и мы прожили вместе почти 10 лет, вместе употребляли наркотики. Когда начала лечение, решила, что не буду спать с мужчинами, пока не выйду замуж.
В этом году 26 апреля я вышла замуж. С мужем познакомилась давно, мы оба родом из Киева, он тоже прошел тут реабилитацию от наркозависимости. Сначала долго просто дружили. ВИЧ–статуса у него нет. Когда наши отношения стали серьезными, я сказала ему, что у меня ВИЧ и гепатит, да и умереть я могу раньше него. Он ответил, что любит меня и это не важно.
– А как сын отреагировал на то, что у него будет папа?
– Когда я сказала, что выхожу замуж, он был против. Спрашивал, зачем нам еще мужчина, говорил, что он мой лучший друг, и я знаю его 10 лет, а жениха — четыре года.
За месяц до свадьбы мы стояли с ним на кухне и я сказала: «Позови папу кушать». И он первый раз сказал на него «папа».
– Ты бы хотела снова стать мамой? Ведь сейчас ВИЧ–позитивным женщинам реально родить здорового малыша.
– Я очень хочу еще детей. Мы с мужем предохраняемся во время секса, не хочу его заразить. Мы были у гинеколога, он объяснил, что я могу родить здорового ребенка, потому что принимаю АРТ, слежу за собой, правильно питаюсь… Сперму мне вливают искусственно. Сейчас прошло немного времени, так что результаты я пока сказать не могу.
– ВИЧ–инфекция как–то сказывается на твоей жизни?
– В семье проблем из–за моего ВИЧ–статуса нет. Пить и курить не рекомендуется, переедать, употреблять много жареного и жирного, нельзя переохлаждаться и перенагреваться. Получается, что мы больше внимания уделяем своему здоровью.
Жизнь можно начать с нового листа и дожить до 80 лет! Я поступила в вуз, что раньше вообще было для меня на грани фантастики. Учусь на социального педагога и планирую работать с подростками и молодежью.
– Не было желания снова вернуться к наркотикам?
– Нет. Очень люблю выражение: «Мысли, как птицы, и они всегда будут кружить над головой, но нельзя позволять, чтобы они свили гнездо на голове». Как бывшая зависимая я знаю, что эти пять лет, когда не употребляю наркотики, нормально живу и это помогло сформировать мою новую личность. Я поняла, что уже не бывшая зависимая, а и женщина, мама, жена…
Изменился мой характер, принципы, убеждения. И размениваться на какую–то «похлебку» я не собираюсь. Наркоманы в кризисной ситуации хотят уколоться или покурить, потому что от этого легче. Но проблема на самом деле никуда не исчезает, просто ты забылся. Редко, но, бывает, я иногда думаю, что уколоться было бы легче, но понимаю, что вопросы нужно решать трезво.

ПОЛЕЗНО ЗНАТЬ

Анализы на ВИЧ–инфекцию можно сдать в кабинете инфекционных заболеваний любого лечебного учреждения и в Центрах СПИДа, которые есть в Запорожье и Мелитополе. Обследования на ВИЧ в Украине бесплатны и исключительно добровольны. Сведения о результатах конфиденциальны, обследоваться можно анонимно. Единственная организация в Украине, которая имеет право доступа к информации о факте обследования и его результатах, — суд.
Адрес Центра СПИДа: ул. Сталеваров, 28. Тел.: 34–47–56.

В ТЕМУ

Сегодня на диспансерном учете в Запорожской области стоят 3516 ВИЧ–инфицированных, в том числе 231 ребенок. 57% ВИЧ–позитивных людей инфицировались половым путем, через кровь заразились 24%, а от матери к ребенку — 19%. Несмотря на то, что ВИЧ–инфекция считается «болезнью домохозяек», в Запорожской области 55% больных составляют мужчины и 45% – женщины.
Наиболее высокая заболеваемость ВИЧ/СПИДом — в городах: Мелитополе, Бердянске, Энергодаре и в районах — Великобелозерском, Акимовском, Мелитопольском и Токмакском.