iz.com.ua

Запорожье, Культура
Самая старшая за всю историю проекта «Танцюють всі» участница из Запорожья, сдаваться не собирается
Поделиться

51– летняя запорожанка Ольга Трегуб буквально взорвала телепроект «Танцю–ють всі–6», пройдя в двадцатку лучших танцоров страны наряду с молодыми ребятами. Ольга рассказала «Индустриалке», как «купила» себе место в шоу и почему ей не нужен психотерапевт.

«СОТКУ Я НАЗЫВАЮ МЯСОРУБКОЙ!»

Самая старшая за всю историю  проекта «Танцюють всі»  участница из Запорожья, сдаваться не собирается

Возраст Ольги Трегуб смущает только ее завистников

– Ольга, решусь сначала на наиболее часто задаваемый вам вопрос. Каково это быть самой старшей участницей проекта «Танцюють всі»?
– При мне я не слышала, чтобы обо мне плохо говорили участники. Но, знаю, разговоры ходили, что это шоу только для молодых. Но ведь возраст нигде не прописан. Шоу называется «Танцуют все!». Все — значит, все!
Я не скрываю, что физически слабее молодых, не делаю каких–то сальто и кульбитов. Но это – шоу, а не конкурс сложных элементов. Многие считали, что я случайный участник. Постановки не были для меня сложными. Но я уже давно не училась, привыкла быть в роли преподавателя и постановщика. Быть в роли ученицы было для меня ново. Но меня ничего не пугает, я – смелая!
– Вы ожидали, что пройдете в двадцатку лучших танцоров страны?
– То, что было в сотке, пронеслось на одном дыхании. Я никого не видела и не слышала, была только я, партнер и хореография. Я перла, как танк! Внутренне была уверена, что пройду в двадцатку. Вообще, я сильнее всего проявилась именно в двадцатке — это мой звездный час.
– В Интернете многие негативно высказываются в ваш адрес как финалистки. Некоторые даже пишут, что вам нужно было отказаться от своего места в пользу кого–то из молодых танцоров. Как вы к этому относитесь?
– Отказаться от своего места у меня даже в мыслях не было! Я его честно заслужила – боролась, и меня оценивали наравне со всеми, никогда не кичилась возрастом, не сделала себе поблажек.
Молодым нужно сделать вывод, что не только техника играет роль, а и умение удивлять, идти вперед, харизма. Константин Томильченко сказал, что молодежь не может сыграть, как я, потому что у меня есть жизненный опыт и я чувствую то, что играю.
Каждый раз, когда иду на сцену, переживаю, но это придает азарта. Я всегда умела собираться перед выходом на сцену, раскрываться там. У молодежи, бывает, не хватает внутренней мобилизации — многие ребята отлично занимались на репетициях, а на сцене начинали сбиваться, будто сцена сковывает.
– Как на ваше прохождение в двадцатку реагировали другие участники?
– Они все были в шоке! Меня поздравил даже мой первый партнер, с которым я ссорилась. Он сказал, что никогда меня не забудет. Я научила его понимать, что партнер — это партнер. Со мной не нужно обниматься, целоваться и вообще чувствовать что–то.
На экранах и сцене многие женатые люди играют любовь и даже интимные сцены. Это должно быть профессионально, все предрассудки нужно отбросить.
– Что вам больше всего запомнилось из тренировочного лагеря?
– Запомнились партнеры. В телевизионную версию очень многое не вошло. Одна девушка подошла ко мне и спросила: «Вы, наверное, танец живота танцевали, раз прошли дальше?» Я ответила: «Боже упаси!». Она подумала, что я такая тетенька, которая прошла дальше из–за танца живота.
На шоу есть сценарий, частью которого ты являешься. По сути дела, ты там никому не нужен. Мы — материал, маленькие винтики шоу, которое живет своей жизнью. Иногда рамки становятся тесными, например, выбор музыки ограничивают всего до трех композиций, а бывает, что ни одна из них не нравится, но приходится выбирать.
Сотку называю мясорубкой! Я физически очень выносливый человек, но даже мне тяжело было выдержать. Каждую свободную минутку там выкраивала на сон. Мне даже некогда было достать мобильный телефон. Нас сразу предупредили, что нужно научиться отдыхать в любое время и в любом месте, иначе этот жесткий режим нереально будет выдержать. Я сказала, что не могу спать на лавках, но ничего, на третий же день уснула. После ночной хореографии мы вообще не спали. Я перед выходом на сцену успела вздремнуть буквально 20 минут.
– Кстати, ночная хореография вашей тройки запомнилась зрителям постановкой в стиле хип–хоп. Для вас тяжело было танцевать в этом стиле?
– Я не боялась хип–хопа, мне было даже интересно попробовать себя в этом жанре. Мне нравятся современные танцы, они, по сравнению с классикой, не требуют выправки, там более дилетантский подход.
Но я действительно всплакнула во время тренировки. Мы очень долго делали танец, не спали. В эту постановку каждый добавил свое — я придумала показать воспоминания молодости и первой любви, Алиса — нашу смену на лавочке, а Саша — амулет. У меня была не очень действенная роль в техническом плане, но я забрала на себя все внимание своей игрой.
– Кто, по–вашему, может победить в шоу?
– Володя Раков. В сотке я обратила внимание, что он – застенчивый и не эмоциональный, еще обозвала «отмороженным каким–то», потому что он стоял, как статуя, ни с кем не общался. Но на проекте он стал раскрываться. Думаю, у него есть все шансы на победу.
Сильным считаю еще Олега Клевакина, но ему нужно больше раскрываться и расти в артистическом плане. Вообще, все, кто прошел в двадцатку, — хорошие танцоры, я тоже в молодости была вот такая безбашенная. Случайно туда никто не попал, каждый заслужил свое место.

«РОЛИ ВТОРОГО ПЛАНА НЕ ДЛЯ МЕНЯ»

– Помните, как решили участвовать в кастинге проекта?
– Танец — моя жизнь. Мне не нужен психотерапевт. Когда мне плохо — я танцую, когда весело — тоже включаю музыку и танцую. В танце можно проявить себя и все тайные уголочки, которые нельзя показать в жизни.
Я увидела афишу шоу и решила попробовать. Сделала это для себя, даже никому не сказала – и ждала, когда мне позвонят. Они позвонили, наверное, в надежде, что я очередная женщина, которых они берут, чтобы разбавить шоу. А я удивила их хореографией, желанием участвовать и напором.
– Долго готовились к кастингу?
– Буквально месяц. Танцы сочиняла сама дома, в условиях 2х3 метра, возле дивана – и носками задевала шторы. Мне никто ничего не мог подсказать. На шоу впервые увидела себя на сцене за много лет. Во время танца я видела, что нравлюсь жюри, и это добавляло уверенности. Все члены жюри хорошо ко мне относились.
– Как семья отнеслась к вашему решению участвовать в шоу?
– Очень спокойно. Я особо никому не рассказывала. Мой 31–летний сын сказал, что я интересно живу, что молодым только снится. С сыном мы друзья — много общаемся, говорим на все темы.
– Читала, что после родов вы не смогли вернуться на большую сцену. Не жалеете?
– Да, я потеряла форму за время декрета, немного поправилась, технически тоже стала слабее. В танцах постоянно приходит сильная смена. Я поняла, что либо буду на задворках в театре, либо уйду и буду делать свои шоу–программы. В театре пасла бы задних, но я привыкла быть на передовой и роли второго плана не подходят для моего характера.
Не жалею, что все так сложилось. Я делала то, что хотела, и это понравилось людям, была солисткой всех своих номеров, набирала и обучала других девочек.
– В своей анкете одним из ожиданий от проекта вы написали: «Хочется найти в хореографических кругах свою любовь». Как с этим обстоят дела?
– Год назад я развелась с мужем. И мне хочется найти своего человека. Считаю, что женщина должна иметь половину женской, а половину – мужской энергетики.
Я сейчас одна и не чувствую себя целостной. Я люблю мужское общество, и хотелось бы иметь семью. У меня оба брака были счастливыми, оба мужа носили меня на руках, приветствовали мое творчество. Сейчас хочется творческого дуэта или человека, который будет помогать и дополнять в жизни.
На шоу никто не привлек моего внимания, потому что там все дети. Но один молодой человек на проекте высказался со сцены нехорошо в мою сторону, правда, потом извинился, и мы стали больше общаться. Я ему сказала, что у него не было хороших женщин, они просто позволяли ему так себя вести, как он вел. А со мной так нельзя. Он увидел, что не все женщины одинаковые.
– Чем, кроме танцев, увлекаетесь?
– Сейчас идет набор в группы в мою школу танца. Кроме этого, каждый день бегаю, после этого чувствую легкость. Если не побегаю, сразу ощущение, что на мне нарастает килограмм жира. Еще качаю пресс, занимаюсь гимнастикой, чтобы поддерживать мышцы в тонусе.
Люблю шумные компании, общаться с друзьями, но иногда хочется побыть наедине.