Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Запорожье, Культура
Артисты Киевского цирка–шапито «Круиз» выступили в Бердянске
Поделиться

«Улыбающиеся крокодилы» обожают азовского бычка

Артисты Киевского цирка–шапито «Круиз» Андрей и Лариса Чугай, побывавшие недавно в Бердянске, своим номером «Улыбающиеся крокодилы» основательно поколебали давно укоренившийся стереотип о том, что эти рептилии – не только опасны, но и крайне неприятны

Артисты Киевского цирка–шапито  «Круиз» выступили в Бердянске

Лариса Чугай: «Крокодилы очень любят общение»

Крокодилы исправно выполняли свои трюки, действительно «улыбались» и только в одном случае проявили некоторое своенравие: не сразу выполнили команду «Домой!». Оказалось, что они, как любые знающие себе цену артисты, выпрашивали аплодисменты.
Сорвав овации, крокодилы спокойно ушли в транспортировочную клетку. Но надо признать, что значительная часть аплодисментов предназначалась укротительнице, потому что Лариса за 32 года работы в цирке и гастролей по городам и странам впервые выступала в родном городе.

КРОКОДИЛА ГЕНУ ЛЮБЯТ ВСЕ

Андрей Чугай работает с крокодилами уже 20 лет. До этого выступал с дрессированными медведями и королевскими пуделями, питоном, удавом.
– Это было интересно, ярко, но хотелось чего–то необычного, – говорит Андрей. – Номеров с крокодилами в истории цирка не было, и я решил попробовать. Два года готовился, изучал литературу.
– Вас не остановила всеобщая неприязнь к вашим «артистам»?
– Давайте вспомним знаменитого крокодила Гену из мульт–фильма, очень доброго и очень милого. Крокодила Гену любят все. Вот такие же крокодилы и у нас. Да, это самый опасный хищник на земле. Но к каждому животному, каждому человеку можно найти подход. Ведь мы–то – люди. У нас–то разум более развит, чем у крокодила. И подход здесь один.

Лариса: – Только добро, любовь, ласка. Они очень умные, у них очень хорошая фотопамять. Они хорошо знают своих хозяев. У нас четыре крокодила и игуана. Каждый знает свою работу. Крокодилы поддаются не дрессуре, а укрощению.

Артисты Киевского цирка–шапито  «Круиз» выступили в Бердянске

Лариса и Андрей Чугай в номере «Улыбающиеся крокодилы»

Андрей: – Каждый номер разделяется на трюки. У каждого крокодила два, три, четыре трюка. Мы соединяем их, и получается номер.
Мнение о том, что крокодилы мало приспособлены к дрессуре, – миф. У них вырабатываются определенные условные рефлексы. Они привыкают и не боятся громкой музыки, яркого света, аплодисментов. Мало того, ждут их. Вот слышат команду: «Домой!» и увиливают от ее выполнения. Когда публика начинает бурно аплодировать, спокойно заходят в клетку.

Правда, иной раз выпрашивают еще и мой поцелуй. Они очень хорошо чувствуют отношение к себе. Принято думать, что рептилии – тупые, ничего не соображают. Они соображают на уровне домашних животных, тех же котов и собак. Мозг крокодила имеет свойство увеличиваться от общения с людьми.
Л.: – Меня научил обращаться с крокодилами Андрей. Не просто любить их, но и чувствовать их настроение. Крокодилы очень любят общение. Когда мы идем кормить их, говорим: «Доброе утро», и они высовывают мордочки из ванночек, в которых лежат.
– Волнуетесь перед выходом на манеж? Или многолетний опыт позволяет быть спокойными?
А.: – Всегда переживаем, потому что если ты выходишь на манеж, то должен показать качественную работу, красивую, выложиться полностью.
Л.: – Целиком согласна с Андрюшей, но в Бердянске я особенно волновалась. Я уехала отсюда в 1981 году по приглашению первого мужа, он приезжал в составе труппы венгерского цирка на воде. А я давно увлекалась художественной гимнастикой, занималась в спортшколе. Цирк меня просто очаровал, и я уехала поступать в Московское цирковое училище. Стала воздушной гимнасткой.
С тех пор вся жизнь связана с цирком. В 1982 году родился сын. С первым мужем мы расстались, с Андреем у нас растет 5–летняя Анжелика. Имя выбирал папа.
– Лариса, мы видели вас на арене в качестве укротительницы. «Воздух», как вы говорите, остался в прошлом?
Л.: – Нет, я поднимаюсь в воздушном кольце со Стингом, одним из крокодилов.
– Не сочтите за бестактность, возраст не мешает?
Л.: – Нет, я знаю упражнения, которые позволяют сохранить гибкость. Кроме того, я, когда сын учился в Киевском эстрадно–цирковом колледже, окончила курсы и пять лет работала тренером по шейпингу.

ЖИЗНЬ НА КОЛЕСАХ

– Вашу жизнь принято называть кочевой. Сегодня это соответствует действительности?
А.: – Это еще один отживший стереотип. Мы живем в своем частном доме на колесах. Мы абсолютно ни в чем не ущемлены. Спутниковая антенна, телевизор, интернет, душ, джакузи, туалет, стиральная машина, кухонная плита – все у нас есть. Правда, меньших, чем обычно, габаритов.
Мы живем в 21–м веке. Отдыхать есть где, воспитывать ребенка есть где. И плюс ко всему – у нас большой общий двор.
Л.: – Мы все живем своими семьями и в то же время одной большой семьей. У нас стабильный и очень дружный коллектив. Наш цирк работает при главном управлении по делам семьи и молодежи Киевской госадминистрации. У нас хороший директор, кстати, многие могли видеть его в шоу «Х–Фактор», там Родион Титов пел.
В межсезонье живем в своих квартирах. У нас квартира в Бердянске и в Киеве, Андрей – киевлянин. В отпуск ходим по очереди – уезжаем на неделю, иначе кто будет ухаживать за животными и кормить их?
– Сколько у вас крокодилов? Как их зовут?
Л.: – Самая большая девочка, метра два с половиной, – Гелечка, кубинский крокодил. Потом – братик и сестричка: Стинг, мой партнер по воздуху, и Мари. Мы ее называем девочка–адреналин, очень живая, держит зрителей в напряжении. Самый младший мальчик – нильский крокодил Сэм. И есть еще игуана Земфира.
– Они ездят в отдельном вагончике?
Л.: – В КамАЗе. Андрюша специально его утеплил, сделал вольерчики для рептилий. У них ванны, такие, как в доме, большие. Во время переездов крокодилы находятся в специальных ящиках, чтобы из–за тряски не травмировались. У них все условия для нормальной жизни.
– Чем вы их кормите?
А.: – Мясо – говядина, печень говяжья, рыба. Бычки они просто обожают. Причем бычки азовские.
Л.: – Мы работали по черноморскому побережью и не раз убеждались, что черноморского бычка наши крокодилы едят не так охотно. Видимо, у них разный вкус.
– Дети растут рядом с вами?
Л.: – Да, конечно. Сын родился в Бердянске, он оставался с моей мамой, когда мы работали за границей. В советское время, когда был «Союзгосцирк», мы, в основном, работали в стационарных цирках. Детей сдавали в садик, отдавали в школу на месяц–полтора–два. Берешь справку у директора цирка и идешь с ней к директору школы. Закончилась программа – переводимся в новую школу.
Мой сын Григорий Ловыгин окончил Киевский эстрадно–цирковой колледж. Он входит в десятку лучших жонглеров мира. На Всемирном фестивале жонглеров в США получил золотую медаль. Сын много гастролирует, в основном, за границей.
Анжелика родилась во время гастролей в Новой Каховке в 2008 году. Через пять дней после выписки из роддома я уже работала на гастролях в Мелитополе. Наша доченька с трех лет вместе с нами работает в манеже – выходит с игуаной.
А.: – Цирк – вся наша жизнь. Знаете, в цирке не думают о пенсионном возрасте. То есть 20 лет работы в цирке дают право на пенсию. Но люди не уходят. Я даже не оформлял пенсию. Надо, наверное, заняться, но пока не хочется об этом думать. Цирк – не просто работа. Это – образ жизни. И мы не хотим другой.


Комментарии читателей