Индустриалка - новости Запорожья

Запорожье, Культура
Когда–то в Запорожье на фестивале «Байда» Александра Кужель оставила на джинсах барда след губной помады
Поделиться

«А кто за 50 рублей приедет и будет здесь петь?»

ПЕСНИ ПОД ПРИЦЕЛОМ КГБ

Когда–то в Запорожье на фестивале «Байда» Александра Кужель оставила на джинсах барда след губной помады – В то время я был председателем художественного совета КСП (клуба самодеятельной песни), отвечал за творческую часть, – рассказывает «Индустриалке» Александр Паталах. – Председателем КСП была Александра Кужель.
Движение авторской песни было довольно вольнодумное, что ощущалось и в песнях, и, возможно, в поведении некоторых бардов. И на протяжении существования им плотно занимались сотрудники КГБ. И со мной разговаривали, обращались с разными просьбами. Например, расспрашивали, не проповедуют ли мои знакомые авторы ничего антисоветского.
В 1981 году состоялся 25–й Московский фестиваль самодеятельной песни, второй по масштабу после Грушинского, после чего его закрыли, не знаю, возродился ли он сейчас. Тогда же на какое–то время запретили и Грушинский фестиваль.
Во время 25–го Московского фестиваля, куда ездили и наши барды, Александра Кужель вместе с руководителями других клубов КСП ходила в ЦК ВЛКСМ, пытаясь решить проблемные вопросы с авторской песней. В основном, это был вопрос цензуры. Но поход в ЦК мало помог, фестивали все равно запрещали.
К слову, на 25–м Московском фестивале я стал лауреатом среди авторов (исполнял песни «Слушая 40–ю симфонию Моцарта» и «Господину президенту»). А лауреатом в конкурсе исполнителей стал еще один запорожец – Виктор Давыденко.
…Все время существования КСП нас курировали обком и горком комсомола. Там были очень хорошие, лояльные ребята, к сожалению, многих уже нет в живых. Тем не менее, в 1983 году нам то ли не разрешили, то ли запретили проводить в Запорожье фестиваль в той форме, в которой он существовал раньше.
А фестивальное движение авторской песни в нашем городе началось в 1977 году. Тогда Виктор Грохольский из турклуба «Эльфы» завода «Искра» провел конкурс туристской песни. Нам понравилось, и мы организовали клуб самодеятельной песни, а с 1978 года начали проводить городской фестиваль КСП. Впервые он прошел во Дворце культуры «Орбита», затем — во Дворце культуры «Днепроспецсталь». В жюри мы приглашали известных бардов — были у нас и Александр Городницкий, и Вадим Егоров, и Вероника Долина, много раз – наш земляк Виктор Берковский.
А в 1983 году с фестивалем не получилось. Тогда Александре Кужель исполнилось 30 лет, и мы решили разослать приглашения клубам на ее юбилей. Александр Бережной, тогда он работал на «Запорожстали», помог нам разместиться на базе отдыха комбината на острове Байда. Мы жили в палатках, переплывали на лодках.
– А юбилей Александры Кужель отметили?
– Ну, как отметили? Поздравляли, чествовали, посвящали песни. Мы провели встречу в формате фестиваля — попели, посоревновались. Всем понравилось. Так родилась «Байда».
Гордимся, что «Байда», в принципе, не прекращался. С 1983 года фестиваль проходил в разной форме. Форматы и масштабы были разные. Сначала проходил под руководством Александры Кужель. Потом, когда она сложила полномочия, не помню, как это было, «Байда» перешла в клуб песенной поэзии «Парус».
И все–таки наиболее активная работа в клубе была при Александре Кужель, потому что тогда у нас перебывали с концертами почти все самые известные барды. Это было непросто. Официально их можно было пригласить только через общество «Знание», которое платило выступающему 50 рублей как лектору.
А кто за 50 рублей приедет и будет здесь петь? Поэтому деньги выбивались всеми правдами и неправдами. У нас много раз были Никитины, были Городницкий, Дольский, Кукин. Единственное, что не приезжали Булат Окуджава и Владимир Высоцкий.
Фестиваль принимала зональная комсомольская школа. Потом, когда «Байдой» занимались Сергей Кучма и Александр Белан, перешли в детский лагерь «Огонек». Но я в «Парус» уже не ходил…

– Наверняка на «Байде» случались интересные истории?
– В один из приездов Городницкого Александра Кужель во–
зила его на Хортицу, в район Музея истории казачества. Они там где–то лазили, через забор перелезали. Короче, порвал он свои джинсы. А тогда Городницкий останавливался у Александры. У нее была двухкомнатная квартира на проспекте Маяковского, и барды иногда у Александры жили, если не было возможности оплатить гостиницу.
Перед концертом Александра зашила Городницкому джинсы, перекусила нитку и оставила на джинсах след губной помады. Он так испугался: «Моя жена увидит!». А потом на концерте об этом рассказал, все посмеялись.
Берковский — так это совсем наш. Он нас везде курировал. Мы встречались с ним на многих фестивалях в разных городах как земляки. Слушал наших молодых авторов. Однажды он спросил Александру: «Почему это Паталах до сих пор в Запорожье? Уже должен быть в Москве, песни уже хорошие». Я этим горжусь!
– И почему вы не в Москве?
– Сразу поставил для себя такую планку: песня — это для души, а главное — работа, профессия, семья.

ПОЮЩИЙ «ЭКИПАЖ»


– Вы пели не только один, но и в ансамбле «Экипаж». Расскажите, пожалуйста, об этом.

– В 1981 году в Болгарии проходил европейский фестиваль «Евроцентр». В его рамках проводили конкурс политической песни и для участия в нем нужен был коллектив. В то время в авторской песне были популярны патриотические и политические песни. Специально для конкурса мы собрали ансамбль из семи исполнителей, тогда он еще не назывался «Экипаж».
Я написал песню «Господину президенту» – обращение к президенту США. Это было в тему, и мы выиграли конкурс политической песни, привезли из Болгарии золотую медаль лауреатов.
Со временем состав ансамбля по разным причинам менялся – люди уходили, приходили. И сложился ансамбль «Экипаж» из пяти человек. Это Александра Кужель, Татьяна Швацкая, Мария Новиченко, Анатолий Омельянович и я. В 1985 году «Экипаж» ездил на 12–й Всемирный фестиваль молодежи и студентов в Москве, мы были награждены почетным знаком ЦК ВЛКСМ.
– А чем сейчас занимаетесь?
– Работаю начальником на производстве, занимаюсь электротехникой. Но авторская песня никогда не уходила из моей жизни. Иногда выступаю, но не так активно, как раньше. У меня каждое утро начинается с песни! Беру гитару и минут десять, тихонько, чтобы никого не разбудить, что–нибудь наигрываю или пою.

Спелись с Кучмой
Когда–то в Запорожье на фестивале «Байда» Александра Кужель оставила на джинсах барда след губной помады– Леонид Кучма – тоже любитель авторской песни, немного играет на гитаре, поет. Когда он впервые приезжал в Запорожье, не помню в каком году, то в программе его пребывания была встреча «без галстуков», – рассказывает Александр Паталах.
На базе МВД на Хортице собрались заместитель губернатора Анатолий Казачук, директора крупных предприятий. Анатолий Казачук попросил нас спеть для Президента.

Омельянович был в командировке, и поехал я один. На мой вопрос, какие песни исполнить, Леонид Кучма ответил: «Которые вы поете, когда собираетесь в мужской компании расслабиться, «без галстуков».
У бардов даже есть такая категория, как «мужские песни». И я исполнил «Разговор с другом», потом все вместе пели какую–то военную песню. Потом мы с Президентом по рюмочке потянули. Не на брудершафт, но меня представили.
А когда, через год или два, Леонид Кучма снова приехал в Запорожье, о нас опять вспомнили, мы пришли с Анатолием Омельяновичем. Встреча проходила на базе «Мотор Сичи». Мне очень польстило, когда, увидев нас, Леонид Данилович сказал: «О, хлопцы знакомые! Здорово, как дела?».
– Какая песня в вашем исполнении понравилась Президенту больше всего?
– Из веселых – «Морская трава» Берковского. А вообще, у него любимая, и мы всегда ее исполняли, – это песня Визбора «Серега Санин».

Когда–то в Запорожье на фестивале «Байда» Александра Кужель оставила на джинсах барда след губной помадыФестиваль авторской песни «Байда» проходит в нашем городе уже тридцать лет. Подобным долгожительством могут похвастаться не многие фестивали. А все началось с того, что в 80–е годы власти начали активно «прижимать» бардовское движение. Чтобы устроить в Запорожье очередной фестиваль, мастеров авторской песни из разных городов пригласили на юбилей небезызвестной сегодня Александры Кужель. Как всё начиналось, для читателей «Индустриалки» вспоминает один из тех, кто стоял у истоков «Байды», автор–исполнитель Александр Паталах

ВСЕ НАПИЛИСЬ
– После того как Александру Кужель избрали депутатом и она уехала в Киев, фестиваль «Байда» не умер, он продолжался, – рассказывает «Индустриалке» автор–исполнитель Сергей Кучма. – Году в 1992–м фестивалем занялись я, Александр Белан и Игорь Холодов. Финансирование от комсомола, которое раньше было хоть и минимальным, но все–таки было, прекратилось. И пришлось находить какие–то деньги, спонсоров. Спонсорами выступали наши ребята: Игорь Холодов, Александр Белан. В 1998 году Холодов уехал в Санкт–Петербург. А с Сашей занимаемся «Байдой» до сих пор. Я был частным предпринимателем, а сейчас — пенсионер.
Из знаковых для нас фигур на «Байде» в нашу бытность бывали Юрий Кукин, Виктор Луферов, Александр Мирзоян, Юрий Лорес, ансамбль «Свояси», Александр Сафронов, Сергей Каплан — это российские барды. Из украинских – Владимир Васильев, Владимир Каденко, Владимир Завгородний.
У нас есть традиция — после первого фестивального дня, в пятницу вечером, проводим концерт гостей, которые успели приехать к этому времени, и дискотеку. Сначала проводили ретро–дискотеку под музыку 80–х. А в последние годы проводим бард–дискотеку, под живую авторскую музыку. Выходят люди, играют и исполняют авторские песни, а также старые советские, из репертуара разных ВИА. Например, Сергей Каплан любил играть на ударных инструментах, набирал всяких тазиков–кастрюль и стучал по ним. Он был очень хорошим ударником.
Особенно народ любил танцевать под песни старых ВИА, а из бардовских — под «Все будет обалденно» Тимура Шаова. Она такая заводная и длинная, под нее долго можно танцевать. Все танцуют и подпевают.
Был еще такой случай. Игорь Холодов поставил за фестивальной сценой цистерну с пивом — доступ свободный, без денег! Ну и что? Все напились. Тот фестиваль назвали «пьяной «Байдой». С тех пор все говорят: «Когда это было — до «пьяной» «Байды» или после?»
На вопрос, будет ли 31–я «Байда», Сергей Кучма ответил:
– Мы надеемся, что будет. Много лет просим помощи у города. Нам не отказывают. Но все время говорят, что мы не успели подать заявку, чтобы нас «забили» в бюджет на следующий год. Собираемся это сделать.

РОМАНТИКА ПРОШЛОГО ВЕКА

Когда–то в Запорожье на фестивале «Байда» Александра Кужель оставила на джинсах барда след губной помады

Творческую мастерскую ведет Борис Бурда (1986 год)

Когда–то в Запорожье на фестивале «Байда» Александра Кужель оставила на джинсах барда след губной помады

Дуэт Елена Алексеева – Дмитрий Долгов на «Байде» (1988 год)

Когда–то в Запорожье на фестивале «Байда» Александра Кужель оставила на джинсах барда след губной помады

Замечательный барабанщик Сергей Каплан

Когда–то в Запорожье на фестивале «Байда» Александра Кужель оставила на джинсах барда след губной помады

«Байда» поет уже 30 лет

Когда–то в Запорожье на фестивале «Байда» Александра Кужель оставила на джинсах барда след губной помады

Ансамбль «Экипаж» на Всемирном фестивале молодежи и студентов в Москве (1985 год)

Когда–то в Запорожье на фестивале «Байда» Александра Кужель оставила на джинсах барда след губной помады

Муж известной писательницы Ирэн Роздобудько Игорь Жук

Комментарии читателей