Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Запорожье
Анастасия Мельникова: Мечтаю умереть на сцене, но торопиться не буду!
Поделиться

Анастасия Мельникова: Мечтаю умереть на сцене,  но торопиться не буду!Еще в первом классе Анастасия Мельникова написала в тетрадке у школьной подружки: «19 сентября 1969 года родилась актриса Анастасия Мельникова». Чтобы детская мечта стала реальностью, Насте пришлось изрядно постараться. Сегодня она много снимается в кино, играет в театре, ведет программы на ТВ.

– Настя, вы любите повторять в интервью, что успех начинается с мечты…

– Несколько лет назад, снимаясь в фильме «Бес», я увидела эту фразу, выбитую на фасаде одного из домов, и она мне очень понравилась. Думаю, что подсознательно я всегда руководствовалась этим принципом. Скажем, в детстве мечтала о трех вещах: о белой лошадке, о белом рояле и о белом «Мерседесе». Причем «Мерседес» в моих детских мечтах был непременно с номером «777». Я тогда еще не знала, что это счастливое число, просто оно мне очень нравилось.

Когда спустя много лет я смогла купить себе первый «Мерседес», правда, он был черный, я два месяца ждала номер из детской мечты. С тех пор поменяла уже три автомобиля, теперь у меня наконец–то белый «Мерседес», а три семерки кочуют с машины на машину. С их появлением жизнь пошла вверх.

– А как насчет белой лошадки и белого рояля?

– Белую лошадку и белый рояль я купила уже дочке. Но прошу заметить, все это не упало мне с неба. Чтобы исполнились детские мечты, пришлось много и тяжело трудиться.

– Вы стали звездой, сыграв в «мужском» сериале роль жен–щины–«мента». Сегодня снимаетесь у самых неординарных режиссеров: Бортко, Грымов, Хван. Успешно играете на театральной сцене… Какие жизненные принципы помогли этого добиться?

– Во–первых, стараюсь избегать общения с мужчинами, которые не обращают на меня внимания, – как минимум, такие мужчины мне не нравятся. Далее, не люблю слово «депрессия». Никогда себе не позволяю сидеть дома и ничего не делать: закрыться в комнате и лежать в кровати. Мне нравится философия в книгах Паоло Коэльо: если что–то хотеть, это обязательно будет.

– В «Литейном» продолжаете сниматься?

–Разумеется, но при полном обожании этого сериала хочется попробовать что–то еще. В ближайшее время должны запуститься несколько кинопроектов, но пока не начались съемки, рассказывать о них, думаю, преждевременно.

– А в какой сериал вы мечтали бы попасть?

– «Улицы разбитых фонарей». С этим проектом у меня связано очень много хороших воспоминаний. Хотелось бы хоть на минутку вернуться туда (смеется).

– Существует мнение, что искусство требует жертв. Вам приходилось в этом убедиться лично?

– В кино постоянно происходят какие–то истории. К примеру, на съемках «Литейного» в Карелии я с Лешей Ниловым и Андреем Федорцовым плавала в озере, температура воды в котором была плюс семь градусов. На нас, конечно, были гидрокостюмы, но все равно – приятного мало! С другой стороны, нам было безумно интересно сниматься в этой сцене.

Поэтому основная жертва, которую пришлось принести искусству, это общение с Маней, ведь из–за плотного графика я провожу очень мало времени с дочкой. Раньше старалась брать Маню с собой, когда уезжала из Петербурга, но теперь у нее школа, которую нельзя пропускать. Хотя мы умудрились съездить вместе в Хосту, где снимались новые серии «Литейного»! Взяли с собой школьные учебники, честно делали уроки, правда, выяснилось, что с программой третьего класса я справляюсь не всегда (смеется).

– Маша уже в третьем классе?!

– Сама в шоке. Давно ли я вышивала ее конвертик на выписку из роддома? Еще немного – и свадебное платье понадобится!

– Несколько лет назад в одном из интервью вы говорили, что вы очень влюбчивый человек, чему очень рады. С годами это качество вас не покинуло?

– К счастью, нет! В этом я неизменна (смеётся). Влюбляюсь, как 20–летняя девчонка! Я не говорю, что это происходит каждые три дня – конечно, гораздо реже. Но факт остаётся фактом!

Я вообще внутренне с годами не очень–то меняюсь. Вот, например, как была доверчивой и открытой, так и остаюсь такой, хотя сто раз получала за это. Мне говорят: «Настя, ну что ж жизнь–то тебя ничему не учит?! Нельзя же быть такой открытой!» Головой я понимаю, что, наверное, люди правы. Но, с другой стороны, ломать себя, переделывать не хочу. Пусть я буду получать от жизни, но останусь сама собой.

Может быть, когда–нибудь мне захочется выстроить вокруг себя высокий забор, закрыться от людей, но сейчас я от этого далека. В душе остаюсь девчонкой, которая во всём слушается свою маму.

Мне очень нравится ходить с косичкой. Но если в 30 лет косичка ещё смотрится уместно, то в 42 несколько нелепо. Мне, в общем–то, плевать на такие условности, но вот на работу мне мама запретила ходить с косой. Я слушаюсь – делаю причёски посерьёзнее. Ну зачем мне лишний раз маму расстраивать из–за такой ерунды? Мама – очень разумный, мудрый человек и хороший врач. Ей не нравится мой бешеный ритм жизни, но в то же время она знает, что я, если откажусь от этого ритма, зачахну сразу. Остановить меня может только дочка Маша. Если ей понадобится, чтобы я неотрывно была рядом, – брошу всё не задумываясь.

– Вернемся к тезису о том, что успех начинается с мечты. О чем вы сейчас мечтаете?

– Мечтаю привести в порядок мансарду над своей квартирой, которую я недавно официально перевела в собственность. Часть пространства хочу отдать Маше, чтобы у нее была своя комната. А остальное просто отремонтировать, что называется, на черный день. Вдруг я останусь без работы, тогда эту часть мансарды можно будет сдавать и спокойно жить на эти деньги. А еще хочу построить рядом с родительской дачей в Мельничьих Ручьях небольшой домик. С апреля по ноябрь мы живем за городом, вот и хочется иметь свой дом, чтобы не слишком стеснять маму.

– Вы, помнится, мечтали еще родить Маше братика или сестричку…

– Я бы с удовольствием это сделала, но, согласитесь, ребенку нужен отец. Честно скажу, не могу пожаловаться на отсутствие женихов, но хотелось бы, выходя замуж, если не верить, то хотя бы надеяться, что это навсегда! А глядя на современных мужчин, у меня на этот счет возникают некоторые сомнения. С ответственностью у них напряженно, к сожалению. Не у всех, я знаю массу достойных примеров, но мне пока не повезло… Однако, если Бог даст, обязательно выйду замуж и рожу еще ребенка. А может быть, Маня быстрее нарожает мне кучу внуков, и я буду их «душить» своей любовью.

– Настя, у вас такая замечательная семья, вы успешны в профессии…

– Знаете, я хотела бы и умереть на сцене. Доиграть какую–нибудь классическую английскую пьесу, сказать последнюю реплику и упасть. А потом, когда закрылся бы занавес, к зрителям вышел бы худрук театра и сказал: «Только что умерла актриса Анастасия Мельникова!». Зал бы встал и разразился аплодисментами.

Кстати, этой своей мечты я однажды едва не лишилась. Мы снимали программу «Лихие 90–е», спускались в шахту вместе со съемочной группой, и у лифта вдруг оборвались все тросы (кроме одного), кабина повисла на последнем, чудом уцелевшем. Стою и думаю: «Обидно, хотела умереть красиво, а вон как прозаично все вышло!». К счастью, лифт тогда не упал вниз, так что мечта умереть на сцене остается в силе! Хотя торопиться, думаю, с этим не стоит! (Смеётся).