iz.com.ua

Запорожье, Культура
Запорожский артист Владимир Комаров: «Хохлом я стал в Японии»
Поделиться

Актёр из «Масок–шоу» снялся в фильме «Иван Сила»
Владимир Комаров из легендарного юмористического телесериала «Маски–шоу» побывал в нашем городе на предпремьерном показе фильма «Иван

Запорожский артист Владимир Комаров:  «Хохлом я стал в Японии»

Владимир Комаров демонстрирует, как он «делал Икара»

Сила» в Киноконцертном зале имени Довженко. В киноленте о легендарном украинском силаче Иване Фирцаке актер сыграл клоуна в паре с коллегой по «Маскам» Борисом Барским. А перед показом Владимир Комаров пообщался с «Индустриалкой».
– Особенно мне запомнился эпизод, когда Дмитрий Халаджи держал на весу телегу, а мы все на ней стояли, – поделился с «Индустриалкой» Владимир Комаров. – Страшновато было.
– Зрители знают и любят вас, прежде всего, по «Маскам–шоу». Случались на съемках экстремальные ситуации?
– Да. Когда пришлось падать с открытыми руками с дерева с высоты третьего–четвертого этажа (демонстрирует, как держал руки в стороны. – С. О.). Я делал Икара, у меня крылья были. Когда падаешь, то руки хочется выставить вперед, а нужно грудью на камеру, которая снизу снимает. Было очень страшно. По–моему, это были «Маски на острове». Съемки проходили в Крыму.
– Была страховка?
– Да я вообще не падал, а делал вид. Был привязан, но все равно очень страшно.
– А как родился ваш образ хохла?
– Хохлом стал в Японии, я побрился там. Мне Делиев сказал, я сделал. А первую роль хохла играл не я, а Альберт Каспарянц.
– Этот образ вас потом преследовал?
– До сих пор меня спрашивают, где храню оседелец и усы, которые я приклеивал.
– И где же?
– Конечно, в холодильнике (смеется).
– В каких еще странах за границей снимали «Маски»?
– В Колумбии, Германии, Израиле.
– Сталкивались в «Масках–шоу» с цензурой?
– Жорик Делиев сталкивался, когда сдавал «Маски–шоу», там были такие пикантные ситуации. Но сейчас так и не скажу.
– Вы начали заниматься пантомимой с седьмого класса. Как родилось такое увлечение?
– Я ходил во Дворец пионеров играть на баяне, смотрю — а там студия пантомимы. Я и пошел заниматься, мне понравилось, необычно было тогда. По телевизору — танцы, песни, проза. А здесь такой тихий жанр, все интересно и понятно.
– На баяне до сих пор играете?
– Да, что–то играю. Но очень для себя, иногда.
– А почему решили поступать в Одесский институт пищевой промышленности?
– Очень хотел заниматься пантомимой, и мне надо было как–то минуть армию. Но после первого курса меня выгнали из института, потому что я туда вообще не ходил. Ну какой я инженер–технолог пищевого производства? И я попал в армию на три года – такое мое еврейское счастье.
– И как служилось на Северном флоте?
– Думал, замерзну, а там тепло и даже жарко. Все нормально. И я люблю море. Был матросом, дослужился до старшины.
– В армии творчеством занимались?
– Там не до творчества.
– После флота поступали в другой вуз?
– Нет, попал в Одесскую филармонию (работал актёром ансамбля пантомимы и клоунады «Маски». – С. О.). Но там был сложный процесс, потому что без образования я не мог сразу стать артистом, сначала пришлось потрудиться рабочим сцены.
– Кроме баяна, на чем–то еще играете или только поете?
– Доделываем с музыкантами моей группы «Д–р БррМенталь» авторскую программу. Там больше песен, чувствую, одесским духом пропитаны. Одна вообще об Одессе и мне нравится.
– Чем сейчас еще занимаетесь, где работаете?
– Я сейчас ничего не хочу, только в кино сниматься. Мне так интересно!
С Борей Барским и Юрой Кузнецовым у нас спектакль «Моцарт и Сальери», думаем, как его сейчас везти по Украине. Скорее всего, повезем в ближайшие города, в том числе и в Запорожье.
– Вас приглашают в сериалы?
– Да. Но я пару раз обжегся и очень осторожно к ним отношусь. Лучше у Виктора Андриенко сняться, я его знаю лет 25 или 30.
– Вам ваша роль клоуна в фильме «Иван Сила», режиссером которого стал Виктор Андриенко, понравилась или вы другую сыграть хотели?
– Я хотел работать в драматическом жанре. А здесь получилось и в клоунском образе, и в драматическом. И мне очень понравилось.
– А что у вас сейчас в личной жизни?
– У меня все очень хорошо. Моя семья – это жена и ребенок. Сын вырос, поступил в институт. А дочь от первого брака (сейчас – третий) заканчивает академию в Италии.
– В одном из интервью вы говорили, что являетесь пессимистом. Но, общаясь с вами, этого не скажешь.
– Но я же сейчас даю интервью, надо держать марку. А в жизни я пессимист, спокойный человек.
Фото Александра Прилепы