Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Запорожье
Город Запорожье дал мне возможность реализовать себя
Поделиться

2 сентября 2013 года исполнилось бы 75 лет Юрию Георгиевичу Бочкареву – человеку, отдавшему полстолетия своей жизни становлению, развитию города Запорожья и Запорожского края

Есть категория людей, с именами которых неразрывно связана история целых территорий и городов. Эта связь настолько прочная, что  даже быстротекущее время не сглаживает фамилии ушедших людей.  Вспоминает, к примеру, человек Запорожье и в его памяти всплывают не столько архитектурные очертания города, сколько  яркие личности, жизнь которых неразрывно связана с этими местами. И нет здесь никаких цветов и политического антуража! Есть – конкретные дела, есть – жизнь человеческая, отданная этому городу! Среди плеяды имен, с которыми неразрывно связан город Запорожье, безусловно в ряду первых стоит  Бочкарев Юрий Георгиевич!

Город Запорожье  дал мне  возможность  реализовать себяВ Запорожье Юрий Георгиевич приехал по зову любви! И это не громкие слова, а чистая правда. Ведь его любимая женщина, его жена Маргарита, отсюда родом. По окончании вуза она возвратилась домой, позвав вслед за собой молодого, красивого выпускника Львовской политехники Юру Бочкарева. Было это в далеком 1962 году… С тех пор семья Бочкаревых  обрела  запорожскую прописку.

…Мне посчастливилось писать книгу о Юрие Бочкареве – «Живи добром», которая к его 70–летию вышла в запорожском издательстве  «Дике поле»  в 2009 году. Честно признаюсь, не беря во внимание художественные произведения – это моя первая документальная повесть о человеке и его судьбе. Сейчас осознаю, насколько мне повезло с ЭТИМ героем! Ведь почувствовал живые струны его души. Передо мной встал Человек, который прожил яркую, интересную, а главное – полезную жизнь!

Юрий Георгиевич во время нашего общения уже был серьезно болен, но ни единым мускулом на лице этого не показывал. Мы с ним беседовали в киевском военном госпитале. Уже с первых встреч было видно – этому человеку нечего хитрить и нечего скрывать. И если были в его жизни неудачи, ошибки, разочарования, то они придавали ему не уныние, не зло, затаенное на обидчиков, а лишь  новые силы. Это и характеризует людей сильных, целе–устремленных, одержимых. Таким был Юрий Бочкарев. А еще я бы добавил к этим чертам – совестливость и скромность.

Кем бы ни был Юрий Бочкарев – ответственным за коммунальное хозяйство города Запорожья, председателем Запорожского горсовета,  Представителем Президента в Запорожской области, министром энергетики Украины, председателем правления ОАО «Днепроэнерго», – всегда и везде он не изменял своим принципам: работать ответственно, честно, жить со всеми, как говорится, по–людски. Поэтому нет за ним шлейфа – «использование служебного положения», карьеризма любой ценой, чванства, взяточничества, наживы. Эти все черты он не принимал. Он не любил их и в других людях. Поэтому окружал себя командой единомышленников, которые ценили и понимали правдивые качества своего руководителя. Отсюда – незыблемый авторитет Юрия Бочкарева (друзья называли его просто – ЮГ), отсюда – чистая, бескорыстная память об этом человеке.

Знакомясь с биографией Юрия Георгиевича, общаясь с десятками людей, которые знали его, я все чаще приходил к выводу: будь таких личностей критическое большинство у руководства самых разных уровней – Украина уже была бы в числе первых стран Европы! Это правда! Ведь именно категория руководителей «бочкаревского типа» не допустила бы растранжиривания всенародного богатства, масштабного воровства бюджетных средств, а главное – уже много лет тому назад сделала бы реальным  европейский  вектор развития нашего государства.

Ведь те европейские ценности, к которым мы сегодня стремимся, много лет тому назад исповедовал Юрий Георгиевич. Именно он инициировал еще в начале 90–х годов серьезный и перспективный эксперимент по созданию на базе Днепропетровской, Запорожской, Донецкой и Луганской областей своего рода «экономического локомотива», который должен был «вытянуть» всю Украину из состояния разрухи и безнадежности.

Он хотел сохранить мощный потенциал промышленного региона, приумножить его за счет зарубежных инвестиций и – самое главное – не дать растащить по «мелким лакомым кусочкам» в виде создания частных предприятий…  «В то время, – вспоминал Юрий Георгиевич, – мы вышли на прямые связи с Европейским экономическим сообществом, правительством Германии и других стран, решили вопросы предоставления кредитов и оказания  помощи по выходу Украины из кризиса…»

К сожалению, против бочкаревского дон–кихотства тогда выступили единым фронтом и «новые», и «бывшие», кто хотел в мутной воде наловить себе «рыбы». Теперь, через годы, мы видим, какой огромный урон понесло народное хозяйство Украины, ставшее заложником у тех, кому идеи собственного обогащения стали ближе решения общегосударственных задач. А тогда именно бизнес–план развития региона ударил по его создателю «рикошетом». Бочкарева испугались! И всеми правдами–неправдами отстранили от власти.

Три месяца Юрий Георгиевич находился под следствием в прокуратуре, а в это время коммунисты и «красные директора» открыто выступили в поддержку конкурента Бочкарева на выборах в Верховную Раду Украины.

После встреч с Бочкаревым я не единожды ловил себя на мысли, что критериями оценки украинского патриотизма является отнюдь не национальность. Юрий Георгиевич – стопроцентный россиянин, но, приняв всей душой землю, на которой он состоялся, стал истинным патриотом Украины. Он один из первых (и это я слышал отнюдь не из уст Бочкарева) задумался о неправомерности вытеснения украинских школ, украинского языка с территории Запорожского края. При нем в новых микрорайонах Запорожья, вопреки общей «русскоязычной тенденции», открывались украинские школы, садики… Бочкарев не боялся в открытую вести диалог с оппозиционными силами, убеждая языком аргументов. Вообще, язык аргументов и был, по сути, его главным  языком!

Говоря о Бочкареве, один из его соратников довольно удачно заметил: «Есть кадры «ажурные», которые представляют собой отличный антураж. Но на них опереться невозможно.  А есть кадры, которые можно назвать «опорными». Они не умеют создавать видимости, порой неудобны… Но именно на них можно опереться в самый ответственный момент.

Как известно, опереться можно на то, что сопротивляется. Бочкарев – из «опорной» категории кадров!» Точнее не скажешь!

Функционирующее до сих пор коммунальное хозяйство Запорожья  многим обязано заместителю председателя горисполкома Юрию Бочкареву.   «Мы за короткое время, – вспоминал  Юрий Георгиевич, – в начале 80–х построили мощные централизованные теплокотельные, были созданы уникальные системы предварительной очистки на Днепровских водоочистных станциях, обновлены сети водоканала. В этот период широко развернулась телефонизация города, ускоренными темпами велось жилищное строительство. Соответственно, и ордера на квартиры выдавались сотнями. Сижу как–то дома. Ночь – все спят. А я ордера на получение квартир подписываю. На работе не успевал, а знаю, для людей ведь каждый день дорог! Звонит Яланский (бывший председатель Запорожского горисполкома): «Чем занимаешься?» – спрашивает. А я ему с гордостью отвечаю: «Счастье людское оформляю!»

Бочкарев принадлежал к редкостному типу руководителей, которые воспитывали подчиненных собственными поступками, на примере собственной жизни, в которой главными ценностями выступали честность, открытость и порядочность.

… Единственный раз Ю.Г. Бочкарев на недолгий период отлучился из Запорожья, когда был назначен министром энергетики Украины.  Вспомните удручающую «электрокартину» середины 90–х – темные улицы городов, повсеместное отключение электроэнергии, полная неразбериха в энергоотрасли. Вот такое  «хозяйство» и поручил Президент Леонид Кучма  Бочкареву как кризисному менеджеру, говоря современным языком. 

«Нам удалось прожить очень трудную зиму 1996–1997 гг. Полный развал электроэнергетики. Отсутствие топлива на электростанциях, отсутствие нормальных расчетов, – вспоминал Юрий Георгиевич. – Как временное действие мы ввели систему вексельных расчетов, таким образом рассчитались с шахтерами. Зиму пережили. В марте эмиссию закрыли. Дальше работали с «живыми» деньгами. Мы нашли тогда единственно правильное решение, которое помогло удержать от развала не только энергетику, но и всю экономику страны. Именно наша команда заложила основу для отмены так называемых «веерных» отключений электро–энергии. Если бы меня не отстранили тогда от должности, поверьте,  это безобразие  закончилось бы намного раньше».

Еще тогда, при написании книги, я, кажется, нашел ответ на вопрос: почему Ю.Г. Бочкарев не был обременен орденами, званиями, привилегиями?  Во–первых, он за ними никогда не гонялся, тем более не выпрашивал, а во–вторых, так уж у нас издавна повелось, что награды часто выдают за заслуги в личной преданности, а не за служение  Родине.

Вспоминая сегодня добрыми словами истинного сына своей земли Юрия Георгиевича Бочкарева, который служил ей верой и правдой, искренне верится, что он оставил после себя плеяду руководителей, которые в большей или меньшей степени осознают свою ответственность перед страной и перед всеми запорожцами.


Комментарии читателей