Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Запорожье
Не предавайте первую любовь
Поделиться

Ему было 16 лет, а ей – 14, когда они вдруг поняли, что любят друг друга

 

Непростая и не самая счастливая история двух любящих сердец началась в далеком 1932–м, а оборвалась в январе 1990–го. Но осталась она в памяти родных, а еще – в пожелтевшей от времени тетради с наивно–трогательной надписью: «Тима – Гале. Пройдут дни, пройдут годы. И мы вместе прочитаем тогда эти строки. И странно будет читать это нам, уже старикам. Нашей любви 5 лет. 1932–1937». Вместе прочитать не пришлось…

 

Не предавайте  первую любовьИсторию взаимоотношений Тимофея Терентьевича Терещенко и Галины Максимовны Терещенко (девичья фамилия – Савченко) рассказала их внучка Ольга Петровна Терещенко–Остах, живущая в Малокатериновке, том самом поселке, где были так счастливы в молодые годы ее дедушка и бабушка.

– Сейчас из жизни молодых уходит романтика, то особенное настроение, когда, кажется, вырастают крылья, поэтому так хочется, чтобы у них первая любовь осталась на всю жизнь единственной. Может, история Тимофея и Галины поможет понять парням и девушкам, что человек, не сумевший сохранить эту любовь, уже никогда не будет так счастлив, как в далекие годы юности, – говорит Ольга Петровна.

«Никому я здесь не нужна»

Родители умерли, когда Галя была совсем маленькой. Сиротами остались четыре дочки – Лиза, Настя, Катя и Галя. Благо, позаботились о них дальние родственники – дед Кондрат и баба Настя. Своих детей у них не было, вот они и забрали девочек к себе. Старшая, Лиза, в 19 лет вышла замуж и забрала сестер к себе. Настя и Катя через некоторое время тоже повыходили замуж, а вот 12–летняя Галя осталась у сестры.

У Лизы к тому времени было уже двое своих детей. Поэтому решила, что нечего сестре в школу ходить, пусть лучше ей помогает. А, надо сказать, характер у Лизы был далеко не сахар. Вот и стала «малявка» нянчить племянников да домашнюю работу делать. Правда, не всегда и не все получалось. Тогда от сестры получала очередной нагоняй.

Бабушка рассказывала Ольге Петровне:

Не предавайте  первую любовь– В такие минуты я пробиралась в погреб во дворе. Там стояла пустая широкая деревянная бочка. А еще в погребе из–за сырости были лягушки, которых я совсем не боялась. Возьму одну маленькую лягушку, залезу в бочку, поглаживаю ее, а сама плачу и приговариваю: «Мамочка и папочка, мои вы дорогие, никому я здесь не нужна…»

А еще она убегала от сестры в школу. Однажды осенью в сырую погоду отправилась туда босиком, потому что Лиза спрятала обувь. Но сестра каждый раз возвращала ее домой. Так вот пятью классами ее образование и закончилось.

Признание в любви

Однако на улицу Галя все же хоть иногда погулять выходила. Среди других девочек ее почему–то выделил Тима, который и старше на два года был, и в школе учился.

Не предавайте  первую любовьОн казался ей таким умным и рассудительным. Вечерами они часами, сидя на скамейке, могли говорить ни о чем, но так приятно держаться за руки или, когда стемнеет, неумело обниматься.

А потом Тима прочитал Гале свое стихотворение, фактически, признание в любви. Пять лет они встречались, и все это время Тимофей вел тетрадь, в которую записывал стихотворения, посвященные Гале. Он подарил тетрадь любимой в день такого вот маленького юбилея. Тимофей уже работал на заводе в Запорожье, а Галина устроилась воспитателем в колхозный детский сад в Малокатериновке. Это было в 1938 году, незадолго до того, как они поженились.

Дела семейные

Ей было 20 лет, а ему – 22. Именно тогда они стали мужем и женой. Так началась их недолгая семейная жизнь. Тимофей, понимая, что у Гали школьного образования всего ничего, постоянно наставлял: «Учись, читай». А она придет с работы домой и, пока муж не приехал с работы электричкой, стряпает и убирает. Увидела, что подошло время его возвращения, берет какую–нибудь книгу и садится с ней возле двора на скамейке, будто читает. Тимофей видит и улыбается, приговаривая: «Вот жена умница!»

Только однажды этот невинный обман раскрылся: взял он из рук Гали книгу, а она вверх ногами перевернута. Ей было так стыдно, что даже слезы на глазах появились. В целом же это была счастливая молодая семья, в которой строились планы на многие годы вперед…

Через год, в 1939 году, Тимофея призвали в армию. Тяжело было расставаться, тем более, что жена вот–вот должна была родить, но кто в военкомате будет обращать на это внимание?! Так и случилось: новобранцем Терещенко стал 13–го, а 15 октября Галя родила дочь Томочку.

«Останемся друзьями…»

Во время службы Тимофей регулярно посылал жене письма, и практически в каждом расспрашивал о дочке, которую еще не видел. А когда  началась Великая Отечественная войня, Тимофей Терентьевич стал следователем НКВД в Свердловске. Его письма становились все суше и короче, да и приходили реже.

И вдруг в 1944 году – письмо с ошеломляющей новостью: встретил женщину, которую любит. А еще просит Галю, чтобы она «правильно поняла» и простила. Там были и такие строки: «Давай останемся друзьями ради нашей Томочки».

Каково пережить такое, после стольких лет ожидания?! Не хотела женщина верить этому, надеялась, что ее, и только ее Тима вернется в семью. Но он оформил развод, а она стала получать алименты на дочь.

Не предавайте  первую любовьОднако не в деньгах дело. На душе было муторно. И тогда она, отказывая себе, но не дочери, выкраивала из своего скромного бюджета копейки, покупала книги.

Удивитесь, но после нее осталась библиотека, в которой вполне органично соседствует «Кобзарь» Шевченко, «Домби и сын» Диккенса и «Донские рассказы» Шолохова. И эти, и многие другие книги она читала! Слова Тимофея «Учись, читай» сыграли в этом не последнюю роль. Наверное, в душе Галины еще теплился огонек надежды…

В 1946 году, будучи в отпуске, Тимофей Терентьевич вместе со своей новой женой Анной Ефимовной приехал в Малокатериновку и остановился у своей сестры Моти. Впервыевстретился с дочерью, которой уже было без малого 7 лет. А попытка пообщаться с Галиной Максимовной закончилась тем, что супруга закатила сцену ревности, пообещав, что ноги их здесь больше не будет. Они уехали…

Жизнь продолжается

Но мужчина все же общался с бывшей женой с помощью писем, правда, называл ее уже официально «уважаемая Анна Максимовна» (в паспорте было записано это имя, хотя никто ее так никогда не величал). Спрашивал постоянно о Томе, просил, чтобы и она ему написала хоть несколько строчек.

Во втором браке у Тимофея Терентьевича была дочь, но ведь и Томочка не чужая, скучал он по родной кровинке вдвойне.

Что уж говорить о дочери – ей так не хватало папочки. После окончания школы она впервые побывала у отца в Новгороде (к тому времени он переехал сюда из Свердловска). Позже вместе с дочерью Ольгой ездила в гости к Тимофею Терентьевичу. А потом и Ольга, сама став мамой, приезжала сюда с сыном Андреем.

Галина Максимовна была только за то, чтобы родственные связи не прерывались.

Не предавайте  первую любовь«Наши детине в цепях!»

Сама же женщина продолжала работать в детском садике. Там и работников–то было всего два человека: повар да она в двух лицах – и воспитатель, и заведующая. Как говорится, за все в ответе. Очень любила детей. Со смехом рассказывала внучке Оле, как в начале 60–х годов сообщили, что в детсад приедет комиссия из района. Решили они с поварихой хоть как–то скрасить убогость помещения садика и срочно из разноцветных тетрадных обложек развесили гирлянды.

Увидев это «украшение», какой–то начальник в шляпе тут же вычитал Галину Максимовну: «Что это за цепи?! Наши дети не в цепях,  они дети свободной социалистической страны!» Такие были времена…

Но это на работе. А в личной жизни… Пыталась женщина устроить ее, да только ничего из этого не вышло. Самой себе не хотела признаться, что не смогла забыть Тиму из далекой юности, те вечера, когда он читал стихи, посвященные только ей. Поэтому до последнего дня тетрадь со стихами хранила у себя. И даже как–будто смирилась с тем, что все останется так, как есть.

Интересный факт: Галина Максимовна сама(!) посылала бывшему мужу посылки с фасолью и сушкой, потому что помнила, что он любил борщ с фасолью и компот из яблок и абрикос. Кто–то может ухмыльнуться: «Ну надо же!» Она не держала зла, такой уж была по натуре.

В 1964 году, когда родилась внучка Ольга, захотелось стать Галине Максимовне просто бабушкой, вот и ушла на пенсию. Помогала дочери нянчить внучку, а еще прирабатывала к мизерной пенсии: нянчила и чужих детей, сушила фрукты, а потом продавала.

Не предавайте  первую любовьКогда Ольга училась в 7–м классе, впервые рассказала о себе и деде Тимофее. Уже учась в старших классах, внучка прочитала и записи в тетради. Бабушка нашла в ней внимательного слушателя. Она не ругала деда и ни в чем его не упрекала, потому что ей была присуща житейская мудрость.

«Умерла моя первая любовь, и мне недолго осталось..»

А Тимофей Терентьевич писал, изредка приезжал в Малокатериновку, чтобы увидеть дочь, но с бывшей женой не общался. Может, это и к лучшему: зачем было ворошить то, что быльем поросло?!

Ольга Петровна рассказывает:

– Бабушка умерла как–то быстро. Была на ногах – и вдруг ее парализовало. Через неделю ее не стало. Я решила, что деду сообщать не будем, напишу ему потом письмо. Хоронили бабушку в зимний солнечный день. За несколько часов до этого я вышла во двор и вдруг мне показалось, что по улице идет дед, присмотрелась: точно он!

 Зашел во двор, а его обступили женщины и плачут: «Нет больше Гали!» Он и сам заплакал и сказал: «Ну все, умерла моя первая любовь, теперь и мне недолго осталось». У меня аж мурашки по телу пробежали… Слова деда запомнили многие, позже вспоминали их. Не знаю, чем объяснить тот факт, что он оказался здесь именно в тот день – совпадением или чем–то другим,не поддающимся никакому объяснению.

…Галина Максимовна умерла в начале 1990–го, а Тимофей Терентьевич Терещенко – менее, чем через два года. Ее не стало на 72–м году жизни, а его – на 76–м…