Индустриалка - новости Запорожья

Запорожье
Трудовые будни «Запорожстали»: про закон Ома, кувалду и знание механики
Поделиться

Все это применяют в своей работе «Кулибины» из цеха ремонта электрооборудования металлургических цехов
Сегодня у цеха ремонта электрооборудования металлургических цехов комбината «Запорожсталь» юбилей — 80 лет. Получается, он на несколько месяцев старше самого завода. Потому что до того, как 16 ноября 1933 года доменная печь «Запорожстали» выдала первый чугун, ее электрооборудование нужно было не только эксплуатировать, но еще и ремонтировать. Занимался этим созданный на заводе небольшой электроучасток, в составе которого было три десятка человек.

Трудовые будни «Запорожстали»: про закон Ома, кувалду и знание механикиСейчас цех — одно из важных структурных подразделений, занимается ремонтом практически всего электрооборудования на комбинате. А оно не только сложное, но и крупногабаритное — есть электромоторы, которые по своей величине сравнятся со средних размеров рабочим кабинетом. 

Идя на интервью к начальнику цеха Валерию Левченко, я вспомнил закон Ома — про силу тока, которая зависит от напряжения и сопротивления — и думал, что основательно «подковался». Оказалось, электромеханикам в ЦРЕМЦ надо знать гораздо больше и при этом иметь еще не только светлые головы, но и «золотые руки» настоящих умельцев. Кроме того, мы решили поговорить чисто о деле — «без фанфар».   

— Валерий Евгеньевич, чем занимается ваш цех?

— Ремонтом электрооборудования всего комбината. Как на месте установки этого оборудования — в цехах, так и непосредственно у нас в цехе. Также мы изготавливаем запчасти, необходимые для ремонта при эксплуатации аппаратуры в цехах — это контакты, катушки. Ремонтируем панели электрооборудования на месте их установки.

— Какие, в основном, цеха вы обслуживаете?

— Агломерационный, доменный, мартеновский, прокатные. А также цеха главного механика и участок по ремонту панелей электрооборудования.

— Что такое панели?

— Это своего рода выключатели — включают, выключают и регулируют работу электродвигателей.

Я хотел дальше спросить: «А что электродвигатели делают?» — но это было бы уж слишком наивно. Особенно для человека, «знающего закон Ома». В общем, обходными вопросами я все-таки выяснил, что электродвигатели, например, в прокатном цехе — вращают прокатные станы. Это там, где с огромной скоростью мчится раскаленная полоса металла, а валки раскатывают ее, как тесто, до нужной толщины.
На такой ленте электродвигателей стоит «до пары сотен». Мощность их 3 киловатта, сравнительно небольшая — но их же много! А есть на заводе еще и такие двигатели, которые по габаритам — ну, полкабинета начальника цеха займут. Их мощность в тысячу раз больше — 3 тысячи киловатт!

— Валерий Евгеньевич, а электродвигатели часто ломаются?

— Лето они не любят. Когда тепло, подшипники скольжения нагреваются и… «плавятся». В этом месяце мы много времени потратили на устранение таких поломок в ЦХП-1 — цехе холодной прокатки. Жаркая там была работа — хоть и цех «холодный».

— Люди каких специальностей работают у вас в цехе?

— В основном, электромонтеры и электрослесари.

— Что, кроме закона Ома, они должны знать?

— И закон Ома, и законы механики. Потому как они ремонтируют и электрическую, и механическую часть электродвигателей. Поэтому наша основная специальность — электромеханик. Без знания механики не отремонтировать электродвигатель. 

У нас детали бывают такие большие, что приходится и кувалдой орудовать. Но один, здоровяк, может стучать ею — и бесполезно. А подойдет другой, маленький человек, но знающий механику — то есть знающий, куда надо стукнуть, и… лёгким ударом кувалды, а то даже и молотка, деталь легко станет на положенное ей место.

— Вы успеваете ремонтировать все электрооборудование, которое подлежит ремонту? Или, бывает, просите у кого-то помощи?

— Раньше были всякие подрядные организации — сейчас все возложено на наши плечи. Но должен сказать, мы пока справляемся собственными силами. Может, не совсем так, как хотелось бы. Но это нормально — нельзя, как говорится, успокаиваться на достигнутом. По этому поводу могу даже похвастаться — наш труд был высоко оценен. Ко Дню металлурга коллектив цеха награжден Почетной грамотой Группы «Метинвест»   — «За весомый вклад в повышение объемов и эффективности производства». Кроме нас, такую грамоту от «Метинвеста» на заводе получил еще только один цех — мартеновский. Так что, я считаю, это очень показательная оценка нашей работы и наших заслуг.

— Валерий Евгеньевич, новое руководство «Запорожстали» с приходом в августе прошлого года сразу же заговорило о повышении эффективности производства, энергосбережении, экономии средств, сил и ресурсов. Роль вашего цеха в выполнении поставленных задач какая?

— Наше производство связано с потреблением большого количества электроэнергии — и тут особенно важно эффективно ее использовать. Приведу пример. Обжиговая печь, для просушки двигателей, раньше включалась за две смены до ее непосредственной работы. Это было вызвано организационными вопросами. После того, как нас, будем говорить, организовали в этом плане, мы изменили электрическую схему — и печь теперь можно включать буквально за четыре часа до начала обжига — как раз на то необходимое время, за которое она успеет нагреться.

— Что-то я ничего не понял — «за две смены» это, наверное, за 14 часов до работы, а тут вдруг на десять часов меньше! А что за «организационные вопросы» были?

— Инженеры наши подумали и… придумали. Раньше дежурной, чтобы включить печь на разогрев, нужно было выходить на улицу, но в два часа ночи кто на улицу пойдет! Так вот инженеры поставили пульт управления — «кнопочку» — в комнате у дежурной. И стала она включать печь, когда это требуется.

— Как говорят шахматисты — «очень сильный ход»! По-моему, в этом случае не надо даже быть инженером, чтобы сообразить — выключатель с улицы, чтобы зря «фонарь» не горел, нужно перенести в дом. А для этого три метра кабеля проложить.

— Ну, так оно, понимаете, всю жизнь было! И причем, все это в комплексе. Та же самая загрузка печи сушильной. Поставили в нее один двигатель — пусть греет и сушит! Мы же всегда так жили? На широкую ногу. Но ведь в эту сушильную печь вместо одного двигателя можно их поставить на сушку десять — при том же расходе электроэнергии. Если подумать и организовать. Но зачем думать, зачем создавать себе проблемы? — проще ведь кинуть один двигатель и сушить его. Но так было раньше.

А теперь, когда начали с нас жёстко в этих вопросах требовать, мы уже двигатели по графику загружаем — набираем необходимое количество, чтобы всю печь загрузить. Чтобы КПД ее приблизить к 90-95 процентам.
Я вот рассказываю, а вы все спрашиваете — «А почему раньше так не делали?» Да потому, что раньше так было заведено — особо не считать и не мелочиться, на это просто не обращали внимание. Вообще, в этом вопросе — экономии — много можно найти всяких резервов. И мы их уже нашли. Например, потребление пара для разогрева ванн, куда помещаются электродвигатели, мы сделали минимальным. С потреблением сжатого воздуха для продувки-очистки двигателей — то же самое.

— А вот в случае если тот самый большой двигатель, «на полкабинета», поломается — в печку сушильную он влезет?

— Нет, ремонтировать мы его будем на месте установки, да и то по частям — он же разбирается на более мелкие части. Якорь, станина, две полустанины — и это все на месте установки сушится.

— Валерий Евгеньевич! Есть у вас люди, которых можно назвать… не знаю кем — может, Кулибиными?

— Да, есть такие. Даже прозвище есть у нас такое — Кулибин.

— А расскажите, кто это — настоящие их фамилии можно назвать?

— Например, электромонтер Николай Толкачев. Что такое электрооборудование — думаете, запчасть взял и поставил? Так запчастей же на сегодняшний день нет — есть такое оборудование, что запчасти к нему уже нигде и не купишь. Их надо — восстанавливать. И тут уже опыт и смекалка таких людей позволяет, так сказать, отремонтировать эти запчасти.

Второй Кулибин у нас — Владимир Кислый. Он с коллегами занимается ремонтом обмоток крупных электрических машин. Там то же самое — возникают такие нештатные ситуации, когда не все идет, как говорится, по-писаному. Не получается так, как в учебниках сказано — надо и оснасточку какую-то нестандартную сделать, чтобы изготовить нужную секцию. 

На заводе электрооборудования — там поток, конвейер, все отлажено. А нам нужно одну секцию сделать. Для этого мы же не можем позволить себе развить бурную инженерно-конструкторскую деятельность целого КБ. Тут нужна «штучная работа» — это большой объем расходования и мозгов, и физических усилий. Наши Кулибины этим и занимаются — себя не жалеют. В этом плане у них, можно сказать, золотые руки и золотые головы!

— Вы назвали двоих, а их на самом деле в цехе гораздо больше?

— Да, конечно! Есть у нас еще и токарь Эльдар Мамедов — на сегодняшний день, не побоюсь сказать, равных ему нет даже на комбинате. Он всю жизнь проработал здесь.
Но самое главное — он не просто токарь, который точит. Он — токарь, который думает. Даже наши технологи у него подучиваются — он видит и знает, что и как надо делать.


Комментарии читателей