Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Запорожье
Запорожский ветеран готов рисоваь таблички, чтоб воспользоваться своими правами
Поделиться

Леонид Борисович Гриша, участник войны,

Запорожье, ул. Дзержинского, 100:

 – Я часто пользуюсь автобусами маршрутов 206 и 207, они идут с Запорожья–1 в Осетровку и Малокатериновку. Езжу в Осетровку — там у меня дача. Как участник войны имею право заходить в маршрутку без очереди. Но обычно заходят трое пенсионеров, а четвертого водитель не пускает: «Больше нет льготных мест!» Но ведь те пенсионеры, которые зашли раньше, значительно моложе меня. И если бы я мог воспользоваться своим правом, то зашел бы первым.

Запорожский ветеран готов рисоваь таблички, чтоб воспользоваться своими правамиГоворил водителям этих маршруток, что они должны объявлять пассажирам — мол, участники войны заходят первыми. Но водители только смеются, а о том, что они должны повесить таблички «Участники войны обслуживаются вне очереди»,
и слушать не хотят.

Теперь у меня появилась такая идея. Я сам готов написать такие таблички, и в таком количестве, чтобы хватило на каждый автобус. Надо только найти человека, который разрешит в автобусах эти таблички разместить — под стеклом возле двери, чтобы люди в очереди их видели и не спорили между собой. Наверное, этот человек — владелец, хозяин, не знаю, как его еще назвать, тех маршрутов.

Нас, льготников всевозможных категорий, государство и чиновники как будто специально сталкивают между собой. Платили бы мне нормальную пенсию, а не 1400 гривен, не считал бы я копейки и не шел бы на маршрутку вообще без денег. Пенсионеры, которые помоложе и которые меня без очереди не пропускают, тоже по–своему правы — я участник войны, а они её дети. Но у меня по части льгот все–таки перед ними преимущество — я должен первым садиться в автобус.

Не виноват же я в том, что родился в 1928 году и что в 13 лет валил деревья и мостил ими раскисшую дорогу, чтобы по ней машины могли подвезти горючее к остановившимся советским танкам. И в том тоже не виноват, что в 14 лет с другими пацанами убирал хлебное поле, нашпигованное минами.

В городском управлении транспорта «Индустриалке» сразу сказали, что маршруты эти областные и, значит, ведает ими обладминистрация. Но попутно пояснили, что насчет очередности посадки льготников – «по старшинству» и по категориям — в законе ничего не написано. Но, очевидно, в том же законе ничего не написано насчет того, сколько льготников могут сесть в автобус. Тогда почему три,
а не два или четыре?

– Скажите, а не может ли сам водитель автобуса выйти к пассажирам, успокоить их и предложить пропустить без очереди 85–летних стариков, таких, как Леонид Борисович? – я разговаривал с секретарем приемной транспортного управления.

– О, это у нас уже получаются дебаты! – ответила она.

Жаль, что у нас в стране не любят «дебатировать», когда дело касается «чужого горя». Зачем еще голову ломать! Пусть тот парнишка с военного хлебно–минного поля жарится на солнцепеке в ожидании следующей маршрутки, которая придет через полчаса. А то, что ему 85 сейчас, — это у нас никого не волнует. К сожалению.


Комментарии читателей