Индустриалка - новости Запорожья

Запорожье
Точку в деле о катастрофе Ил-76 из Мелитополя ставить рано
Поделиться

Впервые за все время АТО украинский генерал понес наказание за смерть бойцов – бывший начальник штаба антитеррористической операции Виктор Назаров признан виновным в служебной халатности, приведшей к катастрофе Ил-76МД и гибели 49 военнослужащих.

Точку в деле о катастрофе Ил-76 из Мелитополя ставить рано

Правда, точку в этой истории ставить рано, генерал-майор намерен оспорить решение, а его сотоварищи рьяно кинулись на защиту чести мундира.

Предупреждения были – меры отсутствовали

Трагедия 14 июня 2014 года стала на тот момент крупнейшей по количеству потерь в истории Вооруженных Сил Украины. Самолет 25-й бригады транспортной авиации из Мелитополя был сбит боевиками ЛНР.

С декабря 2015 года в Павлограде начались судебные заседания, в ходе которых Фемида пыталась разобраться в причинах этой катастрофы. Позиция прокуратуры, занимавшейся расследованием наряду с Минобороны и парламентской комиссией Верховной Рады, была однозначной: беду можно было предотвратить, вовремя отреагируй в штабе АТО на данные о намерениях лнровцев уничтожать воздушные суда, направляющиеся к луганскому аэродрому.

— Некоторые свидетели сообщили суду, что они подавали сведения о небезопасности полетов, – отмечал начальник отдела Главной военной прокуратуры Максим Крым. – Начальник Луганского УВД говорил, что отправлял информацию о террористической угрозе в оперативный штаб АТО. Сотрудник СБУ утверждал, что передавал предупреждение лично в руки Назарову (тогда начальнику штаба — первому заместителю руководителя АТО. – Авт.), а представитель военной разведки сообщил, что аналогичное разведдонесение за 8 часов до катастрофы вручил подсудимому генерал-майору. На каждое из свидетельских показаний Назаров отвечал, что никаких документов не получал.

Представитель потерпевших – семей погибших летчиков и десантников – Виталий Погосян настаивал, что, имея подобные сведения, генерал-майор «единолично должен был принять решение об отмене полетов или каких-то других действиях, способных предотвратить катастрофу». Коллеги же Виктора Назарова пытались представить ситуацию в выгодном для него свете. Командующий Военно-морскими силами Украины вице-адмирал Игорь Воронченко, который летом 2014 года был заместителем руководителя АТО по Луганской области, помнил, что ПЗРК могли быть в руках террористов, так как они были среди оружейных запасов захваченного весной Луганского СБУ, но о конкретных донесениях ничего сказать не смог.

— Разведке невозможно было выявить боевиков с этой системой, так как ничего не стоит спрятать такую трубу в машину, переехать в нужное место и осуществить выстрел – это считанные минуты, — подчеркивал Игорь Воронченко. И уверял: на тот момент только по воздуху можно было доставить технику и людей на аэродром, подступы к которому по суше были оккупированы противоборствующей стороной.

Начальник штаба – первый заместитель командующего Воздушными силами ВСУ генерал-майор Артур Артеменко отмечал: для полетов в опасной зоне были выработаны мероприятия, в том числе и предусматривающие их проведение в ночное время, при этом сопровождение транспортных гигантов не имело смысла.

— Истребители обычно используются для отражения атак с воздуха, но у нас не было информации, что противник имеет такую авиацию, — отметил Артур Артеменко. – Штурмовую авиацию или бомбардировщики мы также не могли применить, поскольку в шести километрах от глиссадного курса находился дачный поселок, в котором были люди, а это уже Гаага! У нас не было и точных координат наземных целей. Куда бить? Да еще и ночью! Все равно, что из пушки по воробьям.

«Мне приснилось, что я в черном платье»

В отличие от логичных, хотя и противоречивых доводов, которыми обменивались свидетели гособвинения и защиты, показания родных погибших десантников и экипажа кипели от боли и эмоций. Неудивительно: не разбираясь в военном деле, да и не зная толком, где и какие задачи выполняют их мужья и сыновья, люди не понимали, почему для их защиты высшее армейское руководство не сделало ничего реального.

— Я лишилась мужа, а дети – отца, мы остались без опоры, – сокрушалась в свободном рассказе Наталья Грабова – жена погибшего старшего лейтенанта Валерия Грабова из Павлограда. – Это все равно, что половину меня отняли – полруки, полноги, полсердца. Муж был сильным, волевым, честным, добропорядочным, был патриотом. Но хорошо быть генералом, который принимает решения и не несет ответственности за них.

— С мужем я последний раз связывалась 12 июня, знала, что его планируют куда-то перебрасывать, но куда и когда, он не рассказывал, – вспоминает Екатерина Манулова из пгт Гвардейское, которая после гибели супруга Сергея пошла служить в 25-ю бригаду по контракту. – Ночью мне приснился сон, что я стою в черном платье, а утром 14 июня мне позвонила подруга и сказала, что разбился самолет, но я подумала: может, мужа в нем не было. А через два часа меня набрал друг Сергея и сказал, что муж находился на сбитом борту. Мне говорили, что его уговаривали пересесть на другой Ил, но он отказался — вез свою технику, хотел ее сопровождать.

— В сбитом Ил-76 находился мой сын Павел, ему 24 года было, доброволец, – говорит Сергей Никонов. – Его слова: «Я присягу давал, дома сидеть не буду». Павел гордился, что он десантник. Накануне я с ним разговаривал, он сказал, что в аэропорту ждут посадки, вроде на Луганск отправят, больше ничего. В то время Коваль был и. о. министра обороны, Афганистан прошел, Назаров – мой ровесник, могли с ним в армии служить. Как они могли ребят под ракеты послать? Не могу понять, то ли потому что дети не их, то ли «бабы еще нарожают», то ли для генералов солдаты, как фишки?

На возможность утечки данных о полетах (в том числе из-за приватных разговоров) как одном из факторов катастрофы указывал Михаил Турик – адвокат Виктора Назарова. Правда, эту версию отмели в СБУ, ответив суду, что «не было установлено фактов передачи им (лнровцам. — ред.) информации».

Сам генерал-майор Назаров попытался переложить ответственность за трагедию на авиаторов, указав в последнем слове, что курс захода самолета на посадку в последний момент был изменен — на известный лнровцам, Ил-76МД включил посадочные огни, которые его подсветили. Военачальник при этом как-то забыл о важном моменте – аэропорт был обесточен, и дизель-генератор, который питал прожекторы взлетно-посадочной полосы, то и дело давал сбои.

Позиция власти довела матерей до больничной койки

ПЕРЕМОГА?

Итогом громкого дела стало признание Виктора Назарова виновным в «халатном отношении к военной службе, совершенном в условиях боевой обстановки», ему присудили 7 лет лишения свободы и сохранили воинское звание, снимать которое не в компетенции судебного органа.

До вступления приговора в силу мерой пресечения для генерал-майора остается залог. Он заявил, что подаст апелляцию и даже обратится в Европейский суд по правам человека. И, как показали последующие события, Апелляционный суд может сильно смягчить или вообще отменить беспрецедентное решение суда первой инстанции.

— В приговор включена откровенная ложь, – отметил Виктор Назаров, который весь процесс настаивал на своей невиновности, отмечая, что доказательства его вины собирались искусственно и основаны на предположениях. – На слух я насчитал около 15 таких моментов, судья осознанно пошла на заведомо неправосудное решение.

ЗРАДА?

Вступились за осужденного генерала представители армейской верхушки, опубликовав тематические посты в соцсетях.

По мнению главы Генштаба Виктора Муженко, «создан опасный прецедент, который может иметь фатальные последствия для государства. Перед командирами всех звеньев военного управления стал вопрос: надо ли защищать свою страну, судебная система которой создана так, что все твои решения и действия будут трактоваться как преступления?». А министр обороны Степан Полторак, на ведомство которого суд возложил обязанность возместить моральный вред родным погибших, выразил мнение, что вердикт «не пойдет на пользу мотивации военнослужащих, поднятию боевого духа и уверенности в том, что они поступают верно».

Свою позицию высказал и Президент Петр Порошенко, он же Верховный Главнокомандующий, вознамерившийся возродить военные суды.

— Понимаю горе семей, — написал в соцсети глава государства. – Но по-настоящему виноват в гибели наших героев враг, который вероломно вторгся на нашу землю… За последние три года мы воспитали новое поколение инициативных, смелых, а иногда и отважных командиров, которые обеспечивают защиту нашей Украины. Стреножить их судебными решениями неразумно с точки зрения гарантии обороноспособности и безопасности.

Подобные заявления возмутили родных погибших в катастрофе Ил-76, а Иляна Вискалина и вовсе решила вернуть главе государства орден «За мужество», врученный посмертно ее брату-десантнику Илье Гайдуку. После обнародования позиции Президента мама Иляны и Ильи оказалась с нервным срывом в больнице, еще у двух матерей бойцов случился инсульт.

— Наш Президент сказал, что надо наказывать террористов за сбитый самолет, — написала Татьяна Чимиркова – вдова командира экипажа Александра Белого. — Да, согласна! Но террористами являются и те, кто сидит в кабинетах и отдает приказы, которые приводят к гибели настоящих защитников Украины! Разворовывают военное имущество и делают все для того, чтобы наша армия не была боеспособной! Когда журналисты спросили маму одного из десантников: «А что было бы, если бы ваш сын погиб в бою?», она ответила: «У него была бы, по крайней мере, возможность защищаться». В этом ответе суть вины генерала Назарова!

ЗРАДА?

«Нельзя во время войны судить генералов. Отстраняйте от должности, переводите на низшие должности…, но ни в коем случае нельзя дискредитировать высший офицерский состав».

Юрий Карин, координатор группы «Информационное сопротивление»

ПЕРЕМОГА?

«Думаю, в Генштабе сейчас начнется отток офицеров, которые принимали неправомерные решения, понимая, что не всех могут защитить представители власти и справедливость все-таки может восторжествовать. Это огромная победа для украинского общества».

Олег Жданов, полковник запаса, работник оперативного управления Генштаба в 2003-2006 гг.

* * *

Виктор Назаров родился в 1957 году. Окончил Киевское высшее общевойсковое командное училище (1983). В 2008 году помощнику министра обороны Украины Виктору Назарову присвоено звание генерал-майора. 21 мая 2014 года назначен начальником оперативного штаба АТО. Спланировал около 40 операций, среди которых действия по деблокированию группировки ВСУ, защищавшей луганский аэродром.

Баллотировался в Одесский облсовет на выборах 2015 года. На время выборов проживал в Одессе.

Награды: орден Богдана Хмельницкого III ст., медаль «Защитнику Отчизны», отличия Министерства обороны «Доблесть и честь», «Ветеран военной службы», медали «10 лет Вооруженным Силам Украины», «15 лет Вооруженным Силам Украины»

27 марта 2017 года признан судом виновным в гибели военнослужащих и осужден на 7 лет лишения свободы.


Комментарии читателей