Индустриалка - новости Запорожья

Запорожье, Культура
Новый роман Павлу Вольвачу помогли написать китайцы и кошка
Поделиться

книгаНовый роман «Сни неофіта” Павла Вольвача о лихих 90-х начинается с украденных денег, которые еще не раз появятся в книге.

Действие новинки, как и его знаменитой «Клясы», происходит в Запорожье, ведь Павел Вольвач — запорожец, живущий в Киеве.

— Я родился и вырос в Шевченковском районе — жилмассив, бараки (сейчас там музыкальная школа), затем — Чаривной поселок, — вспоминает Павел Вольвач. — И все действие «Кляси» — один день главного героя — ограничено Шевченковским районом. «Кляса» — это околица индустриального города, братва с татуированными спинами, пролетарии с перегаром.

А в «Снах неофіту» — панорамный взгляд на Запорожье. Это взгляд бывшего уличного парня, который когда-то был в «Клясе», вырастает сам из себя и становится другим.

«Сни неофіта” — роман о жизни, о лихих 90-х. Запорожье — это только зацепка, действие могло происходить в любом другом городе, но — в 90-е. И автобиографичность, которая есть в трех моих романах — это тоже только зацепка, потому что это не портрет главного героя, подозрительно похожего на автора, а коллективный портрет эпохи, показанный через какие-то детали, яркие персонажи.

Новый роман Павлу Вольвачу помогли написать китайцы и кошка

Кто-то узнает в романе знакомых. Например, открою тайну, прототип Валентина Лепского — запорожский журналист Валентин Терлецкий. Есть абсолютно реальный авторитет, рэкетир Медведь — был такой, я даже не менял кличку. Есть намеки на бойцов «Спаса» и на других известных людей из политического и культурного бомонда, из криминальной среды.

Новый роман Павлу Вольвачу помогли написать китайцы и кошка


— Какие запорожские места встречаются в романе?

— Там большое полотно Запорожья — и известные места, начиная от парка «Дубовий гай», и, возможно, не слишком, как, например, уголки на Хортице.

Есть центр запорожского градостроительства — проспект, который пронизывает город, скрепляет его, вся жизнь в Запорожье вращается вокруг проспекта.

Встречается мой любимый 6-й поселок. Очень знаковое место и, возможно, единственное, где есть стиль — социалистический, стиль конструктивизма, но это великий стиль.

— Сколько вы писали книгу?
— Около года. Формальным толчком к написанию романа стал звонок из Шевченковского комитета 8 февраля 2015 года, где меня снова номинировали на премию. Поэт Василий Герасимюк выдохнул в трубку: «Ну, не вышло… Такого цирка я еще не видел. Три бюллетеня, которые почему-то признали недействительными, были за Вольвача».

В тот день я сел писать роман. Не скажу, что был рад — деньги писателю никогда не помещают. Но ничего страшного. Разбирайтесь с премией, а я буду писать книгу, которая давно у меня созрела, но все оттягивал.

Сел работать, помня разговор с модным продвинутым критиком Михайлом Брыныхом, который обронил, что профессиональному писателю было бы неплохо написать роман за год.

И я написал книгу за год. Купил две тубы китайских черных шариковых ручек. Писал от руки, потому что на компьютере что-то теряется, исчезает тепло. Исписал одну тубу, вторая мне не понадобилась. И уже потом, когда я дорвался до второй тубы, оказалось, что все ручки бракованные.

Вместо стола использовал стул. Иногда туда ложилась моя британская кошка Рикки. Я ее даже не гонял, потому что чувствовал — в этом тоже что-то есть.

Цена книги Павла Вольвача «Сни неофіта” в книжном супермаркете «Папирус» — 107 грн.

Фото автора


Комментарии читателей