iz.com.ua

Запорожье
«Отравлю маму и сама удавлюсь!»
Поделиться

Кто поможет выжить Елене Шапошниковой?
ЗАПОРОЖЬЕ

«Отравлю маму и сама удавлюсь!»В Афганистане Елена Шапошникова работала машинисткой в секретной части. После возвращения в За- порожье трудилась в областной научной библиотеке имени Горького, откуда Елене Федоровне пришлось уйти по семейным причинам, не доработав нужный для назначения пенсии стаж — парализованная после инсульта мама требовала постоянного ухода. Так они и живут вдвоем в частном доме  на Космосе.

…Первый раз за помощью к председателю правления Союза ветеранов Афганистана Запорожья Виктору Головченко Елена Шапошникова обратилась летом, и с тех пор у Виктора Николаевича появилась еще одна подопечная.

— Елена Федоровна  почти полчаса рыдала — от бессилия и несправедливости, которые ее встречают на каждом шагу, — рассказывает «Индустриалке» Виктор Головченко. — Как оказалось, сосед,  бывший юрист, пообещав оказывать  помощь в мелком ремонте и по дому, втерся в доверие, уговорил ее взять кредитную карточку в «Приватбанке» на свое имя в качестве оплаты за ремонт. Карточку забрал, деньги, по ее словам, снял, ремонт не сделал, еще и пригрозил, что если будет доставать, то отправит в дурдом.

Проценты выросли, банк начал требовать возврата денег. Отдавать кредит ей не из чего, небольшая пенсия почти вся уходит на лекарства маме. Я помог Елене Федоровне написать заявление в милицию и прокуратуру, чтобы постараться принудить соседа вернуть долг. Привлечь его за мошенничество представляется маловероятным — знакомые милиционеры, юристы, адвокаты, которым рассказал эту историю, отметили, что «дело глухое — добровольно взяла кредит, его навряд ли привлекут». Вроде поручили разбираться участковому, но — пока глухо. Неоднократно звонил в Коммунарский совет афганцев с просьбой помочь, реакции никакой.

Следующая невеселая история — с дровами и углем. По объявлениюна последние деньги месяц назад заказала дрова. Привезли такие, что и бензопила не берет. А вместо угля — мусор с камнями. В хате холодно, замерзают с мамой.

Позвонила мне 4 декабря в истерике. Кричала: «Отравлю маму и сама удавлюсь! Денег нет, дров нет, топить нечем, вода замерзла, собираю щепки на улицах. Оторвала в сарае двери и спалила в печке, чтобы маме ночью не обледенеть. Банк каждый день достает». Со слов Елены Федоровны, у нее пенсия–1500 грн., у мамы ориентировочно — 1300, львиная доля уходит на оплату процентов банка.

Я за два часа обзвонил человек 30 знакомых афганцев, депутатов, звонил в управление соцзащиты населения. Договорились, что афганец Саша Онищенко на следующий день даст тентованную «Газель», я беру человек пять своих верных помощников, за свои деньги покупаю три куба дров и отвезем Елене Федоровне. Ее же попросил до утра не вешаться.

На следующий день на красивой «Мазде-6» Андрея Яремчука поехали с Олегом Каревым, Александром Смирным, Геннадием Тарасовым, Игорем Лысенко на лесосклад в районе ЗАлКа. Закидали полную «Газель» обрезками от досок и отправили Олега и Гену разгружать. Мы остались, чтобы закидать машину и на вторую ходку. Уже разгоряченные от работы и желания помочь человеку, решили взять большую машину — МАЗ и загрузить 8 кубов дров, чтобы наверняка хватило до весны.

Когда через час звонят — выгрузили, больше некуда складывать, приезжайте. Приехали. Маленький дворик завален мокрыми деревянными колодами и отходами от мебели, которые неизвестно чем пилить. Все свободное место занято сухими щепками дров, которые привезли и сложили наши ребята.

Елена Федоровна, конечно, была  в шоке. Но еще больший шок испытали мы: в доме вместе с Еленой Федоровной и ее мамой живут около десятка собак — четверо огромных и пятеро их щенков. Когда хозяйка открыла дверь, они выбежали из хаты с дружным лаем.

По словам Елены Федоровны, на улице отстреливали собак, и она их спрятала у себя. Когда я посоветовал их выгнать, сдать в питомник, ведь дом — это не будка, Елена Федоровна сказала, что не может, они для нее — дети. В комнате вонь несусветная, здесь водятся еще и пять-шесть кошек.

И посреди этой небольшой времянки на двух креслахлежит и стонет ее мама — живой скелет в ночной рубашке, весу в ней килограммов 35. Стонет, холодина жуткая, она под тонким пледом.  Елена Федоровна сама делает ей уколы, врачи «скорой» из-за собак не могут в дом зайти.

Игорь Лысенко, отбиваясь от прыгавших на него грязных собак, поинтересовался у хозяйки — а где печка, где котел? Ответ был: котел забился, печка засорилась. Такое впечатление, что топит прямо на полу, как чукча в чуме.

Это же нужно настолько пасть духом интеллигентному человеку, чтобы загнать себя в жуткую нищету и грязь! Но, с другой стороны, в областном центре  два человека замерзают в нетопленом доме и никому до этого нет дела. Куда же смотрят социальные инспекторы, которые должны были появиться в рамках реализации социальных инициатив Президента?