Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Запорожье
Быть ли в Мелитополе детскому дому семейного типа Клары и Николая Демьяненко, решит суд
Поделиться

Существование детского дома семейного типа Клары и Николая Демьяненко из Мелитополя оказалось под вопросом – в горрайонном суде находится иск прокуратуры о разрыве договора о его создании между супругами-воспитателями и местной властью. Основание – ненадлежащее исполнение обязанностей со стороны многодетных родителей. Они сами с такой постановкой вопроса не согласны и уверены, что у них просто хотят отобрать «государственную» квартиру

В прокуратуре отмечают, что их «не интересуют ни квартиры, ни что-то другое, а только права детей». Отстаивать их намерены, только уже со своей позиции, и Клара Петровна вместе с Николаем Николаевичем, тем более, что воспитанники на их стороне

Проблемы с родительскими обязанностями выявила проверка

Быть ли в Мелитополе  детскому дому семейного типа  Клары и Николая Демьяненко, решит судСемья Демьяненко очень хорошо знакома мелитопольцам, ведь только они да еще супруги Каленюки рискнули и 23 года назад создали детдом семейного типа. И это имея шестерых собственных детей!

За это время Клара Петровна и Николай Николаевич поставили на ноги более 30 «чужих» ребятишек и всем старались дать то же, что и родным – тепло, ласку и заботу и, конечно, помогали определиться с профессией, найти работу, нянчились с внуками.

Логично, что такой пример был на слуху, о Демьяненко охотно рассказывали журналисты, а власти не забывали отмечать родителе-йвоспитателей по различным поводам. К примеру, Клара Петровна  обладательница титула «Украинская Мадонна» и звания «Матьгероиня», ей был вручен нагрудный знак «За добросовестное родительство» и орден княгини Ольги III степени.

И вдруг как гром среди ясного неба  информация о том, что в «учреждении» выявлен целый ряд нарушений и для защиты интересов ребят необходимо его ликвидировать!

 Перед предъявлением иска проводилась проверка по каждому из воспитанников детского дома семейного типа №1, в том числе и выбывшим (в детдоме Демьяненко сейчас числится 5 человек, еще 5 «выпускников» продолжают жить с супругами, как и 4 ребенка, которые находятся у них под опекой. – Е.Д.), – рассказала «Индустриалке» заместитель Мелитопольского межрайонного прокурора Анна Камлык. – Установлено, что родителивоспитатели надлежащим образом не исполняют свои обязанности. Речь идет о несвоевременной постановке детей на жилищный учет, оформлении и получении ими паспортов, также они систематически пропускали занятия в школе, не проходили ежегодные медосмотры. Последний факт – отказ от путевок на оздоровление, хотя все ребята относятся к льготной категории и имеют право отдыхать за государственный счет.

Как следствие не совсем нормального исполнения родительских обязанностей, трое ребят из данного детдома уже имеют условные судимости за совершение умышленных преступлений (краж), – продолжила Анна Григорьевна. – А сама матьвоспитательница неоднократно привлекалась к административной ответственности: «за допущение проживания без паспорта» (ст. 199 КУоАП) она понесла наказание в виде штрафа, а за «невыполнение родителями, или лицами, которые их заменяют, обязанностей по воспитанию детей» (ст. 184 КУоАП) – предупреждения.

Быть ли в Мелитополе  детскому дому семейного типа  Клары и Николая Демьяненко, решит суд

 

 

 

 

 

Представительница надзорного органа добавила, что теперь слово за судом,  от решения которого будет зависеть дальнейшая судьба пятерых несовершеннолетних воспитанников детдома Демьяненко (пока о ребятах под опекой вопрос не стоит). По законодательству до установления статуса они могут до 90 суток находиться в приюте, а затем быть переданы либо в другую подобную структуру, либо под опеку.

 Естественно, детей никто не бросит, они однозначно не останутся без внимания,  подчеркнула Анна Камлык.

 

Дело не в нарушениях, а в квартире  уверены в детдоме

 Подобные выводы прокуратуры, как утверждает Клара Демьяненко, стали известны, когда на домашний адрес пришла повестка в суд. По ее словам, ни о какой проверке семья вообще не знала и настаивает, что если она и проводилась, то поверхностно, однобоко и с нарушением законодательства. По каждой из претензий, которая легла в основу иска о разрыве договора о создании детдома семейного типа, у Клары Петровны есть свои контраргументы. 

 Дети действительно не по
ехали на море в Кирилловку, просто побоялись оставить нас, когда узнали, что будет суд, – подчеркивает матьвоспитательница. – Они вспомнили 1995 год, тогда нам открыто было сказано: заберите воспитанников на свою жилплощадь, а квартиры, которые вам выделило государство, верните. И на этот раз дело тоже в них!

Ведь детей, которые у нас под опекой и записаны на моей квартире, вообще не трогают, указывают только тех, что числятся в детском доме семейного типа (Демьяненко принадлежит пятикомнатная квартира, а четырех и однокомнатная являются коммунальной собственностью и были выделены семье в 1991 году. – Е.Д.)

Быть ли в Мелитополе  детскому дому семейного типа  Клары и Николая Демьяненко, решит судЧто касается паспортного вопроса, то и здесь обвинения со стороны прокуратуры голословны, поясняет юрист семьи Демьяненко Анатолий Хомутский. И добавляет, что по сроку давности об административных нарушениях и вовсе вспоминать не стоило.

 В статье 39 КУоАП четко сказано: «Если лицо, подвергнутое административному взысканию, на протяжении года с момента окончания взыскания не совершило нового административного правонарушения, то это лицо считается таким, которое не подвергалось админвзысканию», – цитирует кодекс Анатолий Александрович и добавляет: – Без паспорта какоето время Филипп жил в 2007м, а София и Елизавета Демьяненко  в 2011 году! В первом случае не было бланков, так что к ответственности надо было не Клару Петровну привлекать, а работников паспортного стола! А во втором – на момент получения документов девочки три месяца находились на лечении в санатории в Молочанске! Как видите, прокуратура просто высасывает доказательства из пальца и подтасовывает факты!

Такая же картина и с пропусками занятий в школе, добавляет Клара Демьяненко. Если дети и не были на какомто уроке, то по уважительной причине: проходили медкомиссию, посещали военкомат либо вызывались на беседу к психологу учебного заведения, и об этом не могла не знать его администрация.

Есть на руках у матери-воспитательницы детдома семейного типа №1 и справки, подтверждающие, что дети ежегодно обследовались у врачей. А если кто-то из них не успел побывать у дерматолога, то это не основание поднимать шум. Как и небольшое опоздание  в месяц-другой  при постановке воспитанников на квартирный учет.

 

По щекотливым темам правда у каждого своя 

 Не согласна Клара Петровна и с еще одним достаточно серьезным «прегрешением», на которое указывает прокуратура, – условные судимости своих воспитанников. Наличие таковой она признает только у одной подопечной – Алены Демьяненко, да и то заработала ее девушка незаслуженно, настаивает Клара Петровна.

 Перед Новым годом на уроке дочке стало плохо, с ней приступы случаются, типа эпилепсии, она и выбежала на улицу, чтобы дети над ней не смеялись, –  объясняет матьвоспитательница. – При этом она якобы взяла телефон учительницы. Но зачем он Алене, если у нее есть свой дорогой мобильник?! Тем не менее, ребенка обвинили в краже, хотя ни отпечатки пальцев, ничего не проверили, потом был суд, дали год условно. Изза этого дочка уже не сможет пойти работать в милицию, хотя об этом мечтала. Откуда данные по еще двум воспитанникам  я не знаю!

 Быть ли в Мелитополе  детскому дому семейного типа  Клары и Николая Демьяненко, решит судНасколько известно, в отношении Евгения Белоусова и Елены Демьяненко – выпускников детдома семейного типа –  открывались уголовные производства также по поводу краж, – дополнил Анатолий Хомутский. – Но в суде они не рассматривались. И еще такой момент: совершены эти правонарушения, как и в случае с Аленой, во время учебного процесса, но уже не в школе, а ПТУ. А контроль над учащимися, согласно закону, возложен на администрацию учебного заведения, значит, есть и ее доля вины в случившемся.

Не скрывают недоумения Демьяненко и по поводу еще одной достаточно щекотливой ситуации – заявления одной из воспитанниц о домогательствах со стороны главы семейства. Клара Петровна уверяет, что ее супруг Николай Николаевич не мог обидеть девушку, что, скорей всего, на нее ктото надавил, получив еще один козырь в борьбе против детского дома семейного типа.

 Еще в апреле мне позвонила Александра Мисяк из центра социальных служб для детей, семьи и молодежи и попросила обратить внимание на Лизу, дескать, она гробы рисует (видимо, при прохождении какихто психологических тестов. – Е.Д.), – вспоминает Клара Демьяненко. – Я начала дочку расспрашивать, а она говорит, что не хочет больше учиться в ПТУ, стала какойто замкнутой. А потом однажды, в конце мая, не пришла домой и вроде бы как руководству училища пожаловалась, что к ней мой муж приставал. Лизе выделили место в общежитии, а нам с ней встретиться и поговорить не дают. Даже когда я ей относила паспорт, представители учебного заведения не позволили этого сделать. Одна из них даже ударила меня по руке и голове, оттесняя от Лизы. Мне стало плохо, пришлось «скорую» вызывать.

Кто прав в этой истории, разберутся правоохранительные органы, но факт остается фактом: после жалобы воспитанницы детдома семейного типа №1 открыто уголовное производство по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 156 УК Украины («растление малолетних, совершенное отцом, или лицом, которое его заменяет»).

 

Чью сторону примет суд, пока неизвестно

 Безусловно, история с детским домом семейного типа №1 – неоднозначная. Всетаки просуществовал он 23 года, был всегда на виду, и вряд ли в одночасье из образцово-показательного перешел в разряд отстающего. В мэрии на этот счет говорят, если и возникали с учреждением проблемные вопросы, то их всегда оперативно решали, подключая соответствующие службы. При этом отмечают, что, как бы этого не хотелось самим супругам Демьяненко, детдому под их началом по закону осталось существовать ровно полгода.

 Родители-воспитатели могут пребывать в такой роли только до достижения пенсионного возраста, в исключительных случаях договор с ними может быть продлен на пять лет, – пояснила заместитель городского головы Ирина Донец. – Что и было сделано в случае с Кларой Демьяненко, но 12 января 2014 года ей исполняется 60 лет (муж Николай старше супруги. – Е.Д.), и мы ее готовили к тому, что семейный детский дом прекратит функционирование, а она больше не сможет быть в нем матерью-воспитательницей. Кроме того, не может одновременно существовать две формы содержания детей: на одном из родителей и детдом, и опека. Этот момент тоже нужно урегулировать.

Ирина Федоровна также добавляет, что в 2011 году Демьяненко оформили опеку над полуторагодовалым малышом, который на тот момент жил в семье по договоренности с его родными. Но когда спустя время им предложили попечительство над 15летним подростком, учитывая желание продолжать воспитывать чужих детей, получили отказ. Мотивировала его Клара Петровна возрастом и полом ребенка.

Но это уже, как говорится, частности, а пока главное, чью сторону примет суд при рассмотрении иска прокуратуры о разрыве договора между местной властью и четой Демьяненко о создании детского дома семейного типа. К слову, в надзорном органе отмечают, что в данной ситуации их «не интересуют ни квартиры, ни чтото другое, а только права детей». Отстаивать их намерены, только уже со своей позиции, и Клара Петровна вместе с Николаем Николаевичем, тем более, что воспитанники на их стороне.

К слову, на предварительном заседании суда, которое состоялось 2 июля, юрист семьи Демьяненко Анатолий Хомутский обратился с возражениями, разложив по полочкам, по его мнению, несостоятельность претензий прокуратуры к его клиентам. Будут ли они приняты во внимание и решат ли исход дела показания свидетелей, на вызове которых также настаивают родители-воспитатели, станет известно не раньше августа.

 

 

 


Комментарии читателей