Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Запорожье
Презумпция согласия? Да!
Поделиться

Есть темы, публичное обсуждение которых изначально считается как бы не вполне этичным, и предназначены они якобы исключительно для дискуссий в сугубо профессиональной, корпоративной среде. Однако от того, что мы стыдливо пытаемся уйти от обстоятельного разговора, проблема не исчезает, тем более когда она касается общественного согласия. В данном случае речь идет о трансплантации органов человека.

Народный депутат Украины Евгений Карташов внес на рассмотрение Верховной Рады законопроект о внесении изменений к Закону Украины «О трансплантации органов и иных анатомических материалов человека» (об установлении правовых отношений, условий и порядка применения трансплантации). Инициатива депутата мгновенно вызвала широкий общественный резонанс, стала предметом горячего обсуждения во время одного из выпусков популярного ток–шоу «Шустер Live», неоднозначно была встречена в комитетах Верховной Рады.

Презумпция согласия? Да!

– Евгений Григорьевич, согласитесь, оперировать такими терминами, как «органы», «анатомические материалы» в применении к Человеку,  по меньшей мере, чересчур брутально, материалистично, слова режут слух…

– Возможно. Но ведь в правовом поле такие возвышенные понятия, как, скажем, «душа», «совесть», «нравственный долг», как правило, не применяются. Законодательство обязано обходиться без эмоциональных определений, быть максимально четким, выверенным, конкретным, называть вещи своими именами.  

Я уже давно и весьма основательно погружен в различные аспекты этой проблематики. Во многом благодаря своему близкому товарищу, главному трансплантологу Минздрава, профессору, ректору Запорожской медицинской академии последипломного образования Александру Семеновичу Никоненко.   

Кстати, в этом году исполнилось 80 лет первой в мировой практике операции по пересадке почки, которую 4 апреля 1933 года провел в Харькове замечательный хирург Юрий Вороной. Первый опыт, правда, оказался не слишком удачен: прооперированная пациентка прожила чуть более двух суток.  Но начало поискам было положено.

И сегодня уже никто не откажется от достижений медицины, дающих невероятные возможности для спасения человека. Трансплантация ныне уже повседневная практика. Но при этом следует помнить, что пересадка органов философски отличается от прочей хирургии; это нечто большее, так как в этом участвуют не двое, как обычно в операционной, а трое – врач, больной и донор.        

Как юридически решается подобная ситуация и имеет ли право «третий участник» в ней право голоса? Полагаю, конечно, имеет!

Закон о трансплантации в Украине был принят еще на излете ХХ века, в 1999 году. За это время произошли существенные организационные изменения в сфере здравоохранения, выявились существенные пробелы и упущения в его законодательных положениях, что подтверждается выводами  лучших специалистов–практиков, занятых в данной высокотехнологичной отрасли медицины, а также экспертов–правоведов.

В частности, недостаточное государственное регулирование медицинских учреждений, научных институтов, связанных с трансплантацией органов,  нередко приводит к возникновению ситуаций, при которых становится невозможным сохранение жизни человека, нуждающегося именно в неотложной пересадке почек, печени, сердца, в конце концов. Весьма спорными являются положения прежнего закона по установлению презумпции несогласия того или иного человека стать донором анатомических материалов в случае своей смерти. Они не соответствуют мировой практике в трансплантологии. А как преодолеть недоверие людей к государству по порядку изъятия и использования органов умерших доноров? Тормозом является также несовершенство единой государственной информационной системы в сфере трансплантации.

– Вы уверены, что с принятием новой редакции закона повысится качество предоставления медицинских услуг?

– Безусловно! Я предлагаю пересмотреть положения закона по установлению условий и порядка применения трансплантации, правовых отношений, возникающих при изъятии гомотрансплантов у живых доноров, в связи с диагностикой смерти человека. Существующая сеть государственных и коммунальных учреждений здравоохранения, связанных с трансплантацией, мягко говоря, недостаточна, предлагается ее расширение.

Сегодня в Украине действует семь центров трансплантологии – в Запорожье, Донецке, Киеве, Львове, Днепропетровске, Харькове и Одессе, где ежегодно проводят сотню пересадок почек, одну – сердца, 12–14 – печени. Недопустимо мало! Ведь в трансплантации почки нуждается более двух тысяч человек, печени – около тысячи, сердца – 500–700 человек в год. Приходится отправлять наших больных оперироваться в Белоруссию. 

Кроме того, сегодня трансплантологи не имеют права принимать участия в диагностике смерти человека. Нонсенс! 15–я  статья действуюшего ныне закона непременно должна быть исключена. 

Особые проблемы возникают у медиков при трансплантации клеток и тканей у умершего человека. Пока анатомические материалы могут изыматься исключительно при наличии прижизненного согласия или же соответствующего согласия семьи или родных такого лица, которые проживали с ним до его смерти. 

Представьте себе ситуацию. В трагический момент потери родного человека к его близким обращается врач и говорит о том, что имеется возможность спасти, скажем, некоего молодого человека N, если пересадить ему почку усопшего, необходимо только подписать соответствующие документы. Вопрос нужно решить быстро, счет порой идет на минуты. Большинство органов живет менее суток, сердце – всего четыре–шесть часов. И чем меньше проходит времени с момента остановки сердца донора до подключения органа к кровотоку реципиента, тем лучше.

Но как встретят и что ответят родственники покойного врачу, который уверяет, что их близкому помочь уже невозможно, а вот этого постороннего смертельно больного еще можно спасти?.. Думаю, реакция вполне предсказуема, и винить или осуждать этих людей ни в коем случае не допустимо. Считанные люди способны адекватно реагировать и принести свое горе в жертву другому. В большинстве случаев, как правило, следует отказ.

– Итак, в медицинском праве существует как презумпция согласия, так и презумпция несогласия…

– Да, имеется два варианта решения. Первый – презумпция согласия. Если человек  при жизни не определился с тем, что он против пересадки своих органов в случае смерти, то следует считать, что он был как бы на это согласен. В данном случае речь идет об изъятии органов (конечно, при необходимости использования их в трансплантации) у погибшего по тем или иным причинам человека без уведомления об этом его родственников. Так было  до 1999 года.   

По закону, человек считается умершим с момента, когда установлена смерть его мозга. Работа сердца в это время может еще искусственно поддерживаться реаниматологами. Остаются живы и пригодны для пересадки почки, печень, легкие, поджелудочная железа, другие органы и части тела. В условиях презумпции согласия врачи имели право на самостоятельное принятие решения. Считаю, это было правильно. Конечно, никто не делал из этого тайны, да и невозможно было бы что–то утаить. Как свидетельствуют профессионалы, в том числе Александр Никоненко, в операции по забору органов принимают участие как минимум десять специалистов, к тому же в клинике работает и другой персонал.

Бывало, родственники задавали естественные вопросы: кому пересажен орган, на каком основании? С ними беседовали, все разъясняли, показывали документы. Обычно родные относились с пониманием к попытке спасти человека, погибающего из–за отказа какого–либо органа. Это обычная практика в развитых странах мира. 

Но с июля 1999 года в Украине вступила в силу также презумпция несогласия. В статье 16 действующего закона, в частности, сказано: если при жизни умерший не заявлял о том, что он хочет отдавать свои органы для пересадки, то тогда об этом следует спросить позволения у его родственников или опекунов. Что происходит в реальности, мы уже говорили.

Специалисты считают, что введение презумпции несогласия практически приостановило развитие в нашей стране трансплантологии, отбросило Украину по количеству проводимых операций и спасенных жизней далеко назад.

В действующем ныне законе нет четкого определения принципа  согласия или несогласия стать донором в случае своей смерти. Существует запрет на изъятие донорского материала при наличии заявления о несогласии стать донором (презумпция согласия). Одновременно предусматривается невозможность получения донорских материалов без прижизненного согласия донора или его близких родственников (презумпция несогласия). Двойная трактовка, которая открывает путь к злоупотреблениям в данной сфере!

Изменение условий и порядка изъятия органов и других анатомических материалов у донора–трупа позволит значительно увеличить количество органных и тканевых трансплантаций, снизит социальное напряжение в обществе и повысит международный имидж Украины как страны, в которой активно внедряются высокие технологии лечения и стандарты предоставления медицинской помощи, обеспечивается надежный контроль в сфере трансплантации.

– Принятие и реализация положений вашего законопроекта предусматривает значительные финансовые вливания?

– Отнюдь. Предложенные поправки к закону совершенно не отразятся на расходной части Государственного и местных бюджетов. Немаловажно и то, что принятие поправок не потребует также внесения изменений в другие законы Украины.

По моему глубокому убеждению, основные усилия следует сосредоточить на переменах общественного сознания. Если с людьми говорить, объяснять им, сколько жизней они могут спасти своим добровольным донорством, они поймут  и пойдут навстречу. Следует подумать также о предоставлении льгот, государственной помощи, заинтересовать потенциальных доноров. Знаю многих, кто активно занимается пропагандой донорства, не возводя его в обязанность. Потому мы и должны сказать презумпции согласия – да! Каждый из нас потенциально может и должен стать донором. В этом сознательном, гражданском поступке я вижу высшую степень гуманизма, душевной щедрости. Помочь спасти смертельно больного человека – наш нравственный долг.  

КСТАТИ

Презумпция – предположение  о существовании факта, которое считается истинным до тех пор, пока ложность такого предположения не будет бесспорно доказана. Презумпция согласия на изъятие органов и (или) тканей у умершего человека для их пересадки, применяемая в медицинском праве.

Заказать эвакуатор москва вы можете перейдя по ссылке. Наш сервис предоставляет выбор эвакуатора на базе шасси Hyundai и Merсedes 817


Комментарии читателей