Индустриалка - новости Запорожья

Запорожье
Мама погибшего под Иловайском запорожца: Верю, что душа сына в раю, потому что ад он увидел, когда их расстреливали
Поделиться

Мама погибшего под Иловайском запорожца: Верю, что душа  сына в раю, потому что ад он увидел, когда их расстреливалиПоследний раз с Артемом Ревуцким его мама Галина Владимировна разговаривала 28 августа 2014 года, в 16 часов. Сын успел сказать, что у них все, мягко говоря, труба, а затем связь прервалась и Артем пропал. Спустя несколько дней его доставили в Запорожье вместе с десятками погибших при выходе из «Иловайского котла». Сегодня ему бы исполнилось 37…

С Галиной Ревуцкой мы беседовали после траурного митинга на Кушугумском кладбище, который был посвящен второй годовщине самой трагической страницы новейшей истории нашего государства — Иловайской трагедии.
— У меня есть могила, возле которой я могу поплакать, а здесь лежат неизвестные ребята, к которым их родители пока не могут прийти, — говорит Галина Ревуцкая. — И мы не можем не вспомнить о них — они стояли рядом с нашими детьми. Боль, конечно, не утихает и, наверное, никогда не пройдет. Они герои, они свои жизни отдали за то, чтобы здесь не стреляли, чтобы было спокойно. Мы и дальше будем приходить сюда. И дай Бог, чтобы опознали всех. Не должно быть безымянных!

Галина Владимировна, как ваш сын оказался на войне?
— Повестку принесли из ЖЭКа в 8 вечера, а на следующий день, 2 апреля, в семь утра Артем уже должен был быть в военкомате. Естественно, собрали, он пошел. Я почему-то думала, что будет медкомиссия, как обычно при призыве бывает. Мы ждали, что он пройдет комиссию и вернется домой. В 10 утра он позвонил — мы были на работе, и сказал, что их уже посадили в автобусы и везут в Черкасское Днепропетровской области, в расположение 93-й бригады. Ну что же? Пришлось собирать его вещи и везти через день в часть, ведь Артем как стоял — так и поехал.

Сначала они проходили учения, готовили технику. Я помню, когда в июле он приехал домой, сказал: «Мам, ребята, которые придут после нас, не будут на нас в обиде — мы отремонтировали всю технику — ржавую, брошенную.

А кем он служил в бригаде?
— Он пошел служить связистом — в свое время в 95-й бригаде ВДВ в Житомире служил связистом, 2 августа для него был святой день, он всегда праздновал День ВДВ. Я говорила: «Сынок, может, не надо, есть же помоложе». Артему было 34 года, семья, ребенок. Но он сказал: «Мам, нет, я пойду, кто-то должен защищать, чтобы вы здесь жили мирно, спокойно».

В апреле пошел служить, в мае заболел воспалением легких, попал в госпиталь, пробыл там 15 дней.
Естественно, как мама я понимала, что после воспаления легких нужно пройти курс лечения. Поехала в Черкасское, забрать его домой, где бы он продолжил лечение. Но он категорически отказался, сказал, что нет, я не уйду отсюда. Так и остался в части.

Как я сейчас понимаю, Артем старался меня беречь, мало говорил о том, что там происходит, он больше папе, брату рассказывал. В ответ на свои расспросы слышала: все спокойно, все хорошо, не волнуйся. Спрошу, как кормят, отвечал: как в армии, все нормально, всего хватает.

Мама погибшего под Иловайском запорожца: Верю, что душа  сына в раю, потому что ад он увидел, когда их расстреливали

Когда Артем отправился в зону боевых действий?
— В июле их начали вывозить на передовую. Может, и раньше вывозили, но мы этого не знали и были спокойны. Я узнала, что Артем вместе с другими ребятами в июле был, по-моему, в Андреевке. Насколько я потом поняла из рассказов мужа, они налаживали связь с аэродромом, с Савур-могилой.
Мысли вообще не было, что с Артемом что-то случится. Я считала, что на самой передовой связистов нет, их задача — наладить связь.

Артем домой когда последний раз приезжал?
— 15 августа, он тогда был в Черкасском. Это была пятница, он позвонил в четвертом часу, что едет, приехал в Запорожье часов в пять. Я пришла с работы, говорю: «Сынок, тебе в понедельник (18 августа. — Авт.) будет 35 лет. Почему ты не останешься?» «Мам, в 10 утра завтра я должен уехать. Вот потому что у меня день рождения меня и отпустили» — был ответ.

На следующий день, 16 августа, в 10 утра он собрался и уехал. 17-го они были в части, в понедельник был день его рождения и в этот день, я так поняла, их повезли на передовую.

Он был записан в штурмовую роту. Конечно, мне об этом Артем не сказал, я не знала, что он добровольно записался в штурмовую роту и что он едет на передовую. Потом ребята сказали, что они нужны были для численности, связисты там были абсолютно не нужны. Ну что ж — так сложилось…

18-го на мобильный прислал последнее фото. Ребята подарили ему тельняшку десантника — с голубыми полосками. Он был счастливый, но глаза на фотографии были грустные. Артем всегда был улыбчивый, добрый, ласковый, а здесь были грустные-грустные глаза.

С передовой звонил. Не каждый день, но звонил. Сказал: «Мама, не звони, телефон будет отключен, я сам буду связываться». Позванивал периодически утром и вечером. Я просила — чтобы была спокойной.

Последний звонок был 28 числа, в 16.00. Сказал: «Мы тут, мама, в полной жопе». Я начала расспрашивать, что да как, а он — все, все, все, все нормально. Это были его последние слова — связи больше не было.

А как вы узнали о том, что Артема больше нет?
— 29 августа вечером позвонила Саша Шевчук из 93-й бригады, ее муж-капитан был с моим сыном, как я поняла, был командиром у Артема. Она говорит: «С ними нет связи, никакой — ни военной, ни обычной». Я удивилась: «Да я же вчера говорила с сыном». От нее узнала, что их разбили, они разбежались и дальнейший их путь неизвестен. Саша дала телефоны ребят, которые были с Артемом — чтобы я их обзванивала.

Когда стала связываться с родными ребят, пришлось им сообщать очень горестную весть. Диму Польского, которого до сих пор не нашли, знала лично — один раз встречались, передавала посылку Артему. Остальных не знала лично, но слышала о них. Так познакомилась с родными Ромы Кравцова. В октябре родился его ребенок, Галочка назвала Ростиславом, потому что так хотел Рома. Общаемся со всеми.
Когда с Артемом пропала связь, я сразу начала искать — обращалась к Владимиру Рубану, 2 сентября написала заявление в СБУ на его розыск. А вечером приехал сын и сказал, что все, он опознал Артема… Андрей тоже искал брата по своим каналам и о гибели Артема первому сообщили, конечно, ему. Нам вернули военный билет Артема, он в крови, часы, крестик, кольцо с надписью «спаси и сохрани».

Что хочу сказать? Я хоть и похоронила своего сына, но до сих пор не верю, что его нет. Его лица мне не открыли, только грудь. На руке была наколка — сделал птицу, когда служил в 95-й бригаде ВДВ. Тело было целое, неповрежденное. Говорили, что снаряд попал в машину, когда они ехали, но тело не было обожжено. Знаете, я склонна верить, что, как читала, их добивали выстрелами в голову — она была замотана.
.

Мама погибшего под Иловайском запорожца: Верю, что душа  сына в раю, потому что ад он увидел, когда их расстреливали

..Похоронили Артема Ревуцкого 4 сентября. Сержант 93-й бригады посмертно награжден орденом «За мужество» третьей степени. Орден в областном военкомате получали его сын Ян и родители — Михаил Федорович и Галина Владимировна.

— Верю, что сын погиб не просто так. Я много слышу сейчас, что смерти напрасны — это неправда! Мой сын погиб за своего сына и за нас. За то, чтобы мы жили спокойно и мирно, чтобы не бегали под снарядами и бомбами, как происходит сейчас на Донбассе. Верю, что душа моего сына в раю, потому что ад он увидел, когда их расстреливали под Иловайском, — сказала Галина Владимировна после получения награды.

В мае этого года на школе №97 в Южном микрорайоне появилась памятная доска в честь выпускника Артема Ревуцкого, который погиб, защищая нашу мирную жизнь.

Мама погибшего под Иловайском запорожца: Верю, что душа  сына в раю, потому что ад он увидел, когда их расстреливали
Мама погибшего под Иловайском запорожца: Верю, что душа  сына в раю, потому что ад он увидел, когда их расстреливали

В тему
Сегодня на передовой в составе подразделения 55-й артиллерийской бригады находится внук Галины Ревуцкой — внук ее родной сестры. «Он служил в армии, затем подписал контракт, а потом все началось», — рассказывает Галина Владимировна. — Когда контракт закончился, стали Олежку уговаривать, чтобы возвращался домой. Он категорически отказался, сказал: «Я военный и пока все это не закончится, я должен быть там»
Факт
31 августа и 1 августа 2014 года в Запорожье было доставлено 87 тел военнослужащих, которые погибли при выходе из «Иловайского котла» в т. н. «коридоре смерти». 54 погибших были 1 октября торжественно похоронены как неизвестные участники АТО на Кушугумском кладбище.


Комментарии читателей