Индустриалка - новости Запорожья

Украина
Жизнь в "ДНР" и "ЛНР": Трудно, но еще потерпим
Поделиться

В целом социологи заключают, что проблема физического выживания в «ДНР-ЛНР» уже не стоит так остро, как зимой или весной.

Жизнь в

Киевский международный институт социологии (КМИС) в сентябре провел очередное исследование ситуации на Донбассе с акцентом на неподконтрольные территории. Было опрошено 2100 респондентов в 30 наиболее нуждающихся городах. Результаты исследования легли в основу обновленной интерактивной гуманитарной карты потребностей Донецкой и Луганской областей, которую ведет Гуманитарный штаб Рината Ахметова. КМИС по заявке штаба проводит такой анализ с сентября 2014 года, что позволяет проследить годовую динамику. Общий вывод обнадеживающий – социальная ситуация в «ДНР» и «ЛНР» к сентябрю в целом улучшилась, при этом появились новые нюансы. Рассмотрим результаты исследования с дополнениями «взгляда изнутри» — написала в своем блоге журналист Лариса Лисняк.

Порог терпения

Наблюдая за происходящим в течение года, специалистов поражает степень терпения людей, насколько они могут выдержать лишения и выжить в условиях войны. Судя по динамике результатов, в социально-экономическом плане жителям «республик» труднее всего приходилось в декабре 2014 года. И люди уже сравнивают сегодняшнее положение не с довоенным периодом, а отталкиваясь от самых тяжелых месяцев. Это как сжали кулак до невыносимой боли и немного ослабили хватку. В этом плане действительно можно говорить о положительных моментах.

По разным причинам, но все-таки переселенцы постепенно возвращаются домой. Так, в сентябре из 2,3 миллионов жителей анализируемых городов за пределами малой родины остаются примерно 520 тысяч (23%) взрослого населения. Наибольший отток пришелся на первую летнюю волну миграции, поэтому в сентябре прошлого года доля выехавших составляла в целом 34%.

Жизнь в

Как отмечают социологи КМИС, сейчас все меньше жителей планируют отъезд из Донбасса. Если в декабре 82% опрошенных высказывали четкое намерение оставаться в своих городах, то в сентябре это уже 93%. Опять-таки в декабре доля тех, кто хотел бы выехать, но не может, была 15%, а в сентябре – всего 6%.

Судя по внешним наблюдениям, в большинстве своем возвращаются семьи с детьми младше школьного возраста. Так как есть нюансы. «Республики» перешли на российскую программу обучения, с новыми учебниками, в первый класс дети идут в 7 лет (а не в 6, как в Украине) и пр. Родители школьников уже определились, где и в каком формате их дети будут продолжать получать знания. Поэтому в сентябре-2015 количество детей в школах «республик» по сравнению с предыдущими годами остается меньше на 20-40% в зависимости от города.

Что касается в целом нынешней ситуации, то ее 69% опрошенных охарактеризовали, как «жить трудно, но можно терпеть». Позиция «терпеть наше бедственное положение уже невозможно» за год снизилась с 38% до 12% (пик бедственного положения людей пришелся на декабрь 2014 года – 43%).

Жизнь в

В сентябре улучшение ситуации в своих городах отметили 44% респондентов («немного улучшилась» – 37%, «значительно улучшилась» – 7%), а ухудшение – только 2%. Социологи это связывают, в первую очередь, с прекращением с конца августа масштабных боевых действий. Во-вторых, по сравнению с первым полугодием 2015 года налажено снабжение продуктов питания и бытовых товаров. Но «лучше» – не значит «идеально». 32% опрошенных ощущают нехватку продуктов, 26% – базовых непродовольственных товаров. Стабильно тяжелой остается ситуация с медикаментами: за год она практически не изменилась, и нехватку лекарств отметили 50% респондентов (в декабре 2014 – 58%).

Жизнь в

Все есть, купить не за что

Как показало исследование КМИС, острую нехватку продуктов отмечают, прежде всего, жители «ЛНР»: в Ровеньках указали потребность в продовольствии 49% опрошенных, в Луганске – 42%, в Алчевске – 40%, в Стаханове – 34%. В «ДНР» о наиболее тяжелом положении с продуктами заявили жители пгт Кировское (39%), городов Горловка и Зуевка (по 38%), Докучаевск и Зугрес (по 30%), Донецк (28%), Ясиноватая (27%), Макеевка, Дебальцево, Иловайск и Снежное (по 26%).

Тем не менее в городах «ДНР» и «ЛНР» работают магазины, рынки, самые необходимые товары в продаже есть. Но из-за высоких цен, низких и нестабильных доходов у людей элементарно нет средств на их приобретение. В этой связи они вынуждены максимально экономить, в том числе и на продовольствии. Так, в сентябре 16% опрошенных отметили трудности в приобретении свежего мяса, 10% – молочных продуктов, 10% – круп, а 9% – растительного масла. Всего же была проанализирована потребность в более 15 видах продуктов вплоть до овощей и фруктов. Если смотреть в разрезе городов, то уже по первым позициям «рейтинга» понятно, что «непозволительными» являются элементарные товары:

Жизнь в

Чтобы понимать, во что это выливается в денежном эквиваленте, обратимся к мониторингу цен «министерства экономразвития ДНР». Средние цены по состоянию на начало октября были следующими (для удобства приводим в гривне):

Жизнь в

Торговля в городах «ДНР» идет в рублях. Учитывая же, что «украинский» объем зарплат и пенсий выплачивают по курсу 1 гривна – 2 рубля, то такое же соотношение мы использовали и при пересчете стоимости продуктов. В целом уровень цен сейчас примерно в 1,5–2 раза выше, чем в Украине. И это уже снижение, потому что до лета разница доходила до 2,5-3 раз.

Болеть – роскошь

Как подчеркивают социологи КМИС, ситуация с медикаментами остается стабильно тяжелой. В крупных городах аптечные сети более-менее наполнены, и здесь основной вопрос – высокая цена, а вот в небольших городках и поселках снабжение очень слабое, поэтому трудность в элементарном наличии лекарств. Если сравнивать именно «республики», то, как и с продуктами питания, наибольшие проблемы с медпрепаратами испытывают жители «ЛНР»: в Ровеньках такую потребность отметили 76% опрошенных, в Алчевске – 67%, в Свердловске – 66%, в Луганске – 57%, в Стаханове – 51%.

В «ДНР» труднее всего с лекарствами приходится жителям Зуевки и Шахтерска (по 62%), Горловки (52%), пгт Кировское (51%), остальные города показали меньший процент потребностей: Зугрес, Дебальцево и Макеевка – по 48%, Докучаевск – 47%, Донецк и Иловайск – по 45%, Снежное – 43%, Ясиноватая – 41%.

Среди медикаментов основная нехватка сердечных лекарств (30%), препаратов от давления (24%) и успокоительных средств (12%). Это, с одной стороны, говорит о том, что у людей обострились именно сердечнососудистые заболевания и состояние нервной системы, с другой – подобные препараты недоступны по цене. Проблемными остаются лекарственные линейки при сложных заболеваниях (противосудорожные и противоастматические препараты, инсулин и др.), которые раньше больные получали за счет государственных программ и местных бюджетов. Эти лекарства не просто сами по себе довольно дорогие, но они зачастую просто отсутствуют в продаже. Здесь надежда у больных в основном на волонтеров и гуманитарные миссии.

Женщины работают, мужчины – кашеварят

Но чтобы выжить даже при наполненных полках в магазинах, необходимо иметь хоть какой-то доход. Как показало исследование КМИС, основными нынешними сферами занятости в «ДНР» и «ЛНР» являются торговля, частные перевозки, «госслужба», бюджетная сфера и коммунальное хозяйство. Респонденты отмечали частичную работу промышленных предприятий, при этом с более низкой оплатой труда в сравнении с довоенным временем. Но многие предприятия и шахты все еще не восстановили работу, из-за чего жители остаются без постоянного источника доходов (это особенно актуально для Горловки).

Жизнь в

В целом уровень безработицы остается очень высокий, особенно в небольших городах. Причем рынок трудоустройства приобрел свои особенности. Например, в начале исследования социологи КМИС выдвинули гипотезу, что люди будут стараться искать работу в других городах. Однако она не подтвердилась. В качестве основных причин, почему безработные не пытаются реализовать себя «на выезде», респонденты указывали: 1) отсутствие родственников или других связей, которые помогли бы закрепиться на новом месте, 2) нежелание бросать собственное жилье, 3) нехватка средств на аренду жилья, 4) наличие зависимых близких (например, пожилых родителей) в городе проживания.

Также среди особенностей специалисты отмечают, что сейчас главным требованием соискателя в «ДНР» и «ЛНР» является не столько уровень зарплаты (этот вопрос не стоит на первом месте), а именно регулярность и наличие выплат. Потому что часто предлагают вакансии с отсрочкой в оплате или с заменой денежной формы на материальный эквивалент (продукты, услуги, товары и пр.). Еще одна новая тенденция – место работы должно быть максимально близко к месту проживания, что обусловлено рядом причин: экономия на проезде; проблемы с транспортным сообщением; действие комендантского часа, до которого человек должен вернуться домой; близость к дому на случай возобновления боевых действий и др.

Временные подработки уже не пользуются таким спросом, как раньше, после полуторалетнего военного конфликта люди стараются искать более-менее стабильный доход. В «безработный» период живут за счет остатков сбережений, социальных пособий и пенсий родственников, а также за счет гуманитарной помощи, которую получают родители-пенсионеры.

Согласно исследованию, в среднем на поиск работы уходит от 3 до 7 месяцев в зависимости от ситуации в населенном пункте. Преимущественно вакансии ищут через знакомых, используют и иные методы, но, как отметили участники опроса, они менее эффективны. Например, в центрах занятости предлагают временные виды работ по строительным специальностям, которые не всем подходят. Также респонденты отмечали, что через центры занятости сложно трудоустраиваться из-за бюрократических процедур.

Участники опроса, которые недавно нашли работу, преимущественно трудоустроились не по специальности, некоторые – на менее квалифицированной работе. Это, конечно, проблема, но у них нет иного выбора. Поэтому специалисты с высшим образованием соглашаются и на место вахтера.

Социологи КМИС констатируют, что уровень заработной платы, которую получают респонденты, в среднем в два раза ниже, чем до военного конфликта, и сейчас составляет 1,5–2 тысячи гривен в рублевом эквиваленте. Соответственно, существует неудовлетворенность уровнем зарплаты, так как покупательная способность резко упала из-за роста цен.

Раньше основная часть мужского населения Донбасса была занята в промышленных отраслях, где был достойный уровень оплаты труда в среднем до 7-10 тысяч гривен. Поэтому мужчина выступал «добытчиком», а женщина была больше сосредоточена на ведении домашнего хозяйства и воспитании детей. Сегодня же распределение ролей в семье больше зависит от того, кто смог найти работу. И часто мужчины теперь ведут домашнее хозяйство, а женщины обеспечивают доход, так как им проще найти работу, например в бюджетной или торговой сферах. При этом женщины менее требовательны и легче соглашаются на менее квалифицированные вакансии.

В целом социологи заключают, что проблема физического выживания уже не стоит так остро, как зимой или весной. Частично это связано с тем, что люди в какой-то степени уже «приспособились» к ситуации, ищут способы выживания, а также наиболее нуждающиеся слои населения получают социальные выплаты и гуманитарную помощь. А еще с тем, что за последние полтора года их «порог терпения» стал еще выше.


Комментарии читателей