Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Украина
Сказ о дегуманизации, или 101 причина против блокады зоны конфликта
Поделиться

Сказ о дегуманизации, или 101 причина против блокады зоны конфликтаПсихолог Гуманитарного Штаба Рината Ахметова Алена Лукьянчук в своем блоге привела 101 причину против блокады зоны конфликта:

«Лучшее или худшее из нас

Я никогда не думала, что буду серьезно писать о том, почему нельзя нарушать право человека ездить домой или убегать от обстрелов, или помогать родным. Но вот наступило время, когда я об этом пишу.

Сложно сказать, чем руководствовались люди, принимавшие решение о блокаде зоны конфликта. Еще сложнее понять реакцию простых людей, жителей других регионов, которые дружно восклицают «да!» на сознательное построение стены между одной частью страны и другой. И это в XХI веке, в центре Европы, стремящейся к глобализации и мирному диалогу со всеми.

Почему у нас так?

Я, признаться, долго оправдывала руководство своей страны и многих ее жителей, объясняя себе их действия то бессилием, то усталостью, то незнанием, то страхом. Понимая, как работает психика, я все могу объяснить. Но всему есть предел, крайняя точка. Этой крайней точкой стала новость о блокаде.

В экстремальных ситуациях проявляется все самое скрытое в человеке. Обычно это или очень хорошие качества или очень плохие. К примеру, можно долго размышлять, как же поступить, будь у вас выбор погибнуть самому или лишить жизни кого-то другого. Все эти размышления будут бессмысленными до тех, пор пока вы не окажитесь в такой ситуации в реальности. Либо победят инстинкты, либо это будет сознательный выбор.

Племена, которые практиковали каннибализм, ели друг друга, вовсе не потому, что такие злые, а потому, что был голод, и этот способ показался самым простым. И никто не сказал им, что это плохо.
Все наши «плохо» и «хорошо», безусловно, относительны, и всегда всему можно найти оправдание, но до какой-то крайней черты.

Дегуманизация

Сейчас кто-то говорит о том, что можно пожертвовать несколькими миллионами человек ради остальных людей на большой земле. Удобно и хорошо для тех, кто сегодня молчит, сделав вид, что так и надо, так безопасно, и пусть так и будет. Раз так решили наверху.

Решили и ничего официально не сказали ни мне, ни таким же сотням тысяч людей как я. А это значит… Это значит, что в нашей стране так можно поступить не только с переселенцами и людьми, оставшимися в зоне АТО, а с каждым гражданином Украины. Потому что кто-то принимает решение, забыв о правах человека. Я не говорю о Конституции: у нас о ней забыли давно, возможно, даже и не помнили. Но парадокс в том, что остальные молча соглашаются, мол, ему виднее, он выше сидит. Это признаки тоталитаризма, если у кого-то есть сомнения.

Нет, конечно, у меня не было иллюзий, что в зоне АТО будут соблюдаться права человека, и наше руководство возьмет на себя ответственность за сотни тысяч людей, которые еще год назад разворачивали самый большой флаг Украины в Донецке на площади Ленина. Но у меня также не было предположения, что меня, как гражданина этой страны и часть этой страны, поставят перед фактом, примут решение за меня, даже ничего не объяснив.

Я не юрист, и писать о правах человека не буду, о них и до меня написано много статей и книг. Я смотрю на проблему с точки зрения своей профессии, социальных веяний, которые вполне предсказуемо приводят к тем или иным результатам и всегда влияют на психологию и развитие человека.

Теория поля

Последние годы мои друзья говорили, что страшно жить в стране, где нет ощущения стабильности и безопасности. Так вот парадокс в том, что ощущение стабильности и безопасности создает не только руководство страны, а мы все.

Есть такое понятие как «теория поля» Курта Левина. Ее главные черты можно представить следующим образом: поведение — это функция поля, существующего во время поведения; анализ начинается с целостной картины, из которой дифференцируются компоненты. Простым языком это означает, что на каждого из нас влияет совокупность поведения, мыслей и веяний других людей или группы людей, в которой каждый из нас находится. Мы бессознательно ориентируемся друг на друга при выборе того или иного решения, и таким образом сами влияем на другого человека, который находится рядом с нами. Это замкнутый круг.

Так вот наше сегодняшнее поле полно страха, злости и ненависти, как никогда. И, безусловно, безопасности в нем нет. Не только из-за войны. Скорее из-за реакции общества на происходящее. Язык ненависти, мысли ненависти приводят к поведению, которого не было ранее, к хладнокровию при страданиях, к равнодушию при смерти.

В каждой группе людей безопасность определяется тем, как вся группа относится к слабым. К примеру, если у детей в классе принято защищать тех, кто отличается чем-то от других, их не отвергают и не унижают, то вся группа детей чувствует себя более безопасно. В обществе, где за слабость не убивают, будет безопасно.

В обществе, где за слабость бьют, топчут и убивают, будет небезопасно всем его членам, причем вне зависимости от того, какие лозунги они произносят. Потому что слабым может стать кто угодно. И это создает напряжение. В группах, где есть агрессивная риторика по отношению к другим представителям групп, со временем будет агрессивная риторика и внутри самой группы, потому как совершенно однородных групп не бывает. Будут появляться отвергаемые подгруппы внутри ранее однородной группы. Потому что человек здесь не есть ценность.

Есть хорошая история о еврее, который рассказывал, что сначала пришли и забрали одного — он молчал, потом пришли за другими — он молчал, а когда пришли за ним, он был последним, и говорить было уже не с кем. Всех не стало.

Так вот это говорит о том, что отвергаемым в нашем сегодняшнем обществе может быть каждый. Каждый, кто завтра будет объявлен не таким…

Человек — ценность?

Недавно вышел прекрасный и ужасающий по своей иронии и правде сериал «Карточный домик». В нем есть сцена, где президент США оправдывается перед пострадавшим от точечных ракетных обстрелов арабом, который потерял семью. А перед этим лично присутствует на похоронах троих военных, погибших в Ираке.

Эта сцена, где президент вынужден оправдываться за свои действия перед одним человеком, показывает систему, которая построена на ценности жизни каждого. Потому что каждый американец имеет право на то, чтобы его жизнь защищалась государством, в котором он живет, и если уж оно делает ошибки, то должно это признать. Потому что тогда каждый чувствует себя защищенным. Тоже самое и с Европой. За это же по сути вышли люди на майдан в Киеве полтора года назад. И сегодня многие из этих же людей сами растаптывают свои же желания, ратуя за отмену транспортного сообщения и отсечение миллионов людей, как слабого звена.

Ни в одной истории конфликтов подобное отсечение не давало результата, а лишь замораживало проблему, делая ее все более взрывоопасной.

Я не устану писать, что каждый человек — это часть нашего общества, и каждый человек в ответе за каждое свое слово ненависти или за молчаливое согласие на дегуманизацию других людей.

101 причина…

Я могу не задумываясь привести около 100 причин не отменять транспортное сообщение с зоной конфликта. Я всего лишь схожу на автовокзал Мариуполя и спрошу людей, мечущихся от таксиста к таксисту, их имена. Посмотрю в глаза перепуганных детей. А затем доеду до блокпостов в Волновахе, Артемовске, Курахово, где сотни машин ночуют, ожидая своей очереди, а люди тонкой цепочкой семенят километры, чтобы дойти до близлежащего жилого пункта с автобусом, который довезет их домой. Или наоборот — ко временному дому в другой части нашей страны. Там будут истории конкретных людей. Те, которые так не хочется слушать всем, кто сегодня выступает за отсечение. Мы так устроены, что узнав что-то очень личное о человеке, навсегда проникаемся и входим в жизнь других. Но именно личные истории: маленькой Маши, сжимающей медвежонка на выезде из Курахово, или матери, которая отрезана от своего ребенка, живущего в Одессе… Таких историй сотни.

Сто первой причиной буду я, потому что в этой блокадной ситуации я такая же, как и остальные люди. Мое имя Алена, и я очень хочу иметь возможность помогать оставшимся в зоне АТО людям, у каждого из которых есть своя личная история, и причина быть там и приезжать туда. А еще я очень скучаю за своими книгами, и за яблоней, которую посадил у дома мой дед. И хотя бы иногда я хочу их навещать».


Комментарии читателей