iz.com.ua

Полезности, Украина
Крым в конце туннеля
Поделиться

Так случилось, что аннексия Крыма и война в Донбассе по живому разрезали мою семью.

Крым в конце туннеля

И теперь для того, чтобы увидеть дорогих моему сердцу родных, надо преодолевать настоящие границы. Каждый раз – по-новому. И каждый раз снова и снова задумываться о жизни на полуострове, который, по сути, превратился в остров. Об этом – заметки. Сначала – путевые.

Теперь переходим границу по длинной клетке

Абсолютно не претендую на какую бы то ни было аналитику. Просто приглашаю вместе со мной побывать в Крыму летом этого года.
Вторая половина июня. Увы, с начала мая, когда я в предыдущий раз ездила к родным, ничего не изменилось в технологии пересечения границы. На автобусе доезжаешь лишь до Чонгара, где проходит административная граница Украины с временно оккупированной территорией Крыма.
В который раз бросается в глаза практически пустынная трасса. И попутных, и встречных автомобилей почти нет. До марта прошлого года, особенно летом, дорога на этом направлении была очень загруженной, и транспорт часто шел, как в колонне. Конечно, водителей мощных джипов и других дорогих и солидных авто такое движение не устраивало, и они, в свою очередь, устраивали гонку с «обгонами», презирая сплошную полосу и прочие мелочи вроде дорожных знаков.
Сейчас редкие автоджигиты, простите, шпарят от всей души и без помех.

Крым в конце туннеля

А вот совершенное отсутствие всякой автомобильной очереди на самой границе поразило. Вместо многокилометровой очереди из фур и легковых автомобилей – пустота и простор. Перестали ездить? Действуют какие-то новые запреты? По возвращении домой через знакомых выяснила, что количество автомобилей, пересекающих границу в направлении Крыма, остается на уровне предыдущих месяцев – более 170 фур и 1050 легковых автомобилей в те сутки, когда переходила границу я. Украинские пограничники говорят, что перестала подолгу задерживать автомобили российская сторона. Нам, пассажирам автобусов, это в любом случае на руку: в этот раз весь переход занял всего два часа, а не четыре с половиной.

Необходимое отступление

Но буквально на днях – 25-26 июня — на границе снова скопилось до 250 грузовых автомобилей. Российские СМИ сообщили о блокаде Крыма со стороны Украины.
Цитирую симферопольский источник БЕЗФОРМАТА.RU от 26 июня 2015 года: «Как заявили в Пограничном управлении ФСБ России по республике Крым, «цель такой блокады – дестабилизировать экономическую и продовольственную обстановку в Республике и заставить Россию тратить как можно больше ресурсов на обеспечение Крыма».
Это даже не смешно. Если Крым с точки зрения РФ – территория России, то обеспечение жизнедеятельности полуострова – проблема и забота именно России.
27 июня образовавшиеся на административной границе в Чонгаре скопление грузовиков в эфире «5 канала» прокомментировал руководитель пресс-службы Госпогранслужбы Украины Олег Слободян. Он сказал, что, во-первых, российская сторона изменила порядок оформления грузовых автомобилей, и получается намного дольше, чем раньше, а во-вторых, наблюдается сезонный наплыв транспорта. Никаких изменений в порядке пропуска грузов не было.
Появилась также информация о том, что два дня проводила свои проверки СБУ. Теперь пробка в Чонгаре рассосалась.

Однако двигаемся через границу дальше

Крым в конце туннеля

Форпосты обеих сторон приблизились к мостику, который, собственно, и разделяет Херсонскую область и Крым. На одной стороне – украинский желто-блакитный флаг, на другой – российский триколор. До мостика надо пешком пройти полтора километра по украинской буферной зоне, а после мостика преодолеть два с половиной километра по российской.

Крым в конце туннеля

Иногда россияне пропускают автобусы до самого мостика. Кроме того, там постоянно ходит маршрутка, на которой за 20 рублей можно проехать эти самые два с половиной километра до паспортного контроля на российской стороне. Там поджидает автобус уже крымской части маршрута. На нем та же табличка, например, «Мариуполь-Ялта», как и на том автобусе, который довез вас до Чонгара. Такой выход из сложившейся после декабря прошлого года ситуации, когда было прекращено автобусное и железнодорожное сообщение между Украиной и оккупированным Крымом, нашли перевозчики обеих сторон. Народная дипломатия вкупе с коммерческими интересами на прагматичной платформе здравого смысла.
А вот и новшество для пешеходов. Российская сторона, которая постоянно благоустраивает свою пограничную территорию, соорудила участок пешего перехода в виде сетчатого туннеля длиной, как мне кажется, около сотни метров. Встречные потоки пешеходов разделены той же сеткой. Полное ощущение, что ты находишься в цирковой клетке, по которой на арену загоняют хищников, и сейчас раздастся щелканье бича укротителя.
С другой стороны, эта новая конструкция сильно напоминает простреливаемый коридор между локальными участками в колонии самого строгого режима. Как-то пришлось пройти по такому в составе небольшой делегации общественности, допущенной в колонию в период разгула демократии лет 20, наверное, назад. Правда, в этом туннеле над головой нет спирали Бруно из колючей проволоки, она тянется вдоль этой клетки снаружи, как и вдоль всей пограничной зоны с обеих, кстати, сторон.

Крым в конце туннеля

В начале и в конце этого туннеля сооружены небольшие, тоже сетчатые павильоны на манер накопителей в аэропортах. Там пешая публика собирается и под крышей ждет очереди на проход. Впускают в клетку по 15 человек, которые проходят по ней до модульного домика паспортного контроля. В него впускают уже по 5 человек. Остальные томятся под солнцем в ожидании своей очереди в тесном пространстве сетчатого туннеля.
За несколько пересечений границы с Крымом пешим порядком, с марта по июнь этого года, и за предыдущие поездки, когда паспортный и таможенный контроль проводили прямо в автобусах, я не помню случая, чтобы люди предъявляли российские или крымские паспорта. Последние для Украины вне закона, не более, чем фантик, поскольку, с точки зрения украинского законодательства, Крым – оккупированная территория Украины. Думаю, граждане России тоже пересекают эту границу (с июня этого года – по спецразрешениям иммиграционной службы), но в гораздо меньшем количестве. Обычно россияне попадают в Крым либо через паромную переправу в Керчи, либо воздушным путем. То есть, все эти новшества в виде звериной клетки – для граждан Украины, которые живут по обе стороны границы и продолжают поддерживать различные отношения Украины с Крымом на семейном и бытовом уровне. В то время как цивилизованный мир упрощает пересечение границ между странами, на границе вчерашних не просто соседей по планете, а дружественных народов, судьбы которых тесно переплелись много веков назад, страна, которая почему-то назначила себя старшим братом Украины, сооружает туннели…

Не так сложилось, как мечталось…

Знакомые, зная о моих поездках, спрашивают, как там, в Крыму, как настроения людей? Чаще всего отвечаю коротко: по-разному.
И это – правда. Напомню, пишу всего лишь заметки, я не политический обозреватель. Итак – мои наблюдения и выводы.
Лучше всего в Крыму живут силовики и военные, в том числе, пенсионеры могущественных ведомств. Их денежного довольствия хватает на благополучную жизнь даже с учетом огромного скачка цен. В переходный период – с марта 2014-го по 1 января 2015-го – очень хорошо получали медики и учителя. Сейчас их зарплаты существенно снизились за счет отмены целого ряда надбавок.
Намного выше, чем в Украине, пенсии. Но здесь уместным будет сказать, что именно среди пенсионеров есть настроения, которые я бы назвала синдромом обманутых ожиданий. Многие из тех, кто с восторгом голосовал за вхождение Крыма в состав России и танцевал от радости на площадях после референдума, ожидали возврата в Советский Союз. В силу возраста и в результате умелой пропаганды. При СССР далеко не все было гладко. Но тогда эти люди были молоды, здоровы и верили, что только в СССР они могут быть счастливыми. Загнивающего Запада, сытого и комфортного для жизни, они в глаза не видели, мерилом счастья была колбаса по 2,20. Подавляющему большинству не приходит в голову мысль о стратегическом значении Крыма как непотопляемого авианосца России. Его, большинство, греет мысль об освобождении от украинского ига. Оно верит в самые невероятные россказни о стране, в которой еще год с небольшим жили и горячо обсуждает рассказанные телеведущими российских ток-шоу страшилках. Только один пример. Одна образованная женщина верит в то, что в Украине извели снегирей, поскольку их красно-черное оперение напоминает цвета «Правого сектора». Это одна из телевизионных уток. Хотя, по логике российской пропаганды, «Правый сектор» у нас практически не господствует.
Однако Советского Союза не получилось. Сегодняшняя Россия – далеко не СССР с его бесплатным образование и здравоохранением. И в Крыму не все легко в этих сферах, с ценами на лекарства, продукты и так далее. Очень дороги коммунальные услуги. Зато очень сильны иждивенческие настроения крымчан. Многие считают, что осчастливили Россию своим в ней присутствием, и уже по этому праву могут рассчитывать на обильные блага. Кстати, не раз слышала термин «революция старух» в применении к референдуму. Неприятно, поскольку у самой предпенсионный возраст. И Крым — не такая уж легкая ноша для России, если судить даже по последней ситуации в Чонгаре, которую россияне назвали блокадой, о чем мы говорили чуть выше.
Но пенсионеры сидят на месте, их мало волнует невозможность выезда за границу или трудности предпринимателей. Люди среднего возраста озабочены этим больше. Тут и проблемы малого и среднего бизнеса, который должен быть перерегистрирован в соответствии с российским законодательством, а чиновничья машина там намного более громоздкая, чем в Украине. И проблемы доставки товаров с больших оптовых украинских рынков через границу. Многие предприниматели свернули и распродали бизнес, кто-то перевел его в Украину, кто-то в Россию или дальнее зарубежье.

Крым в конце туннеля

Меня поразила почти полное отсутствие яхт у набережной Ялты. Причина все в тех же лицензиях и прочих документах, включая международные требования. Далеко ли уйдут яхты от берегов полуострова, который мировое сообщество считает оккупированным, и где действуют международные санкции?
Намного меньше, чем раньше, отдыхающих. Я никогда не видела в июне полупустой ялтинской набережной. Большую часть отдыхающих раньше составляли жители Украины. Разного достатка, в том числе и те, о которых избалованные ялтинцы говорили пренебрежительно: приехали со своим салом. Теперь их нет вообще.

Крым в конце туннеля

Несколько слов об образовании. По сложившейся многолетней традиции многие выпускники крымских школ поступали в вузы Киева, Харькова, Днепропетровска, Донецка, который сегодня перестал быть вузовским центром, и так далее. Можно учиться и в Крыму, но его возможности в этом смысле несколько скромнее. Сегодня аттестаты крымских школ в Украине не имеют законной силы. Я знаю нескольких родителей выпускников, которые в складчину решили нанять квартиры в Днепропетровске и Харькове, чтобы их дети сдали ВНО (Украина дает это право крымским выпускникам) и могли поступить в украинские вузы.
Я знаю молодых родителей, у которых родилась дочка, и они не могут выехать из Крыма, поскольку свидетельство о рождении ребенка для украинской стороны – не документ.
Целая проблема с вывозом детей вообще, потому что с июня для этого надо оформить проездной документ на ребенка в миграционной службе, как это и раньше делалось при выезде с ребенком за границу, но не на полуостров.
В Крыму практически все имеют и крымские, и украинские паспорта. Их, слава Богу, не забрали. Иначе, счастливые крымчане оказались бы в полной блокаде.
Тем не менее, сказать, что жизнь на полуострове остановилась, будет неправдой. Внешне Симферополь, Ялта, Севастополь живут как обычно. Правда, опустел Симферопольский железнодорожный вокзал, бурливший раньше днем и ночью. Правда, в Ялте от причала отходят лишь два теплохода, тогда как раньше их было, во всяком случае, больше пяти.
Правда, хиреет курортный и развлекательный бизнес в Судаке, Феодосии, Коктебеле и других городах и поселках, привыкших к летнему нашествию отдыхающих и поклонников молодежной культуры.

Я далека от того, чтобы идеализировать ситуацию в Украине. И наши цены, и разгул коррупции, и – главное – война в Донбассе сильно снижают уровень оптимизма. Но! Сегодня Украина ежедневно тратит миллионы гривен на войну в Донбассе. Без, прежде всего, военной поддержки России никакие ополченцы не смогли развязать такую войну. Не было бы сотен тысяч беженцев и не было бы крови — тысяч погибших, раненых, искалеченных.
В Крыму есть люди, которые чувствуют невольную свою вину за все это. Есть и те, кто люто ненавидит страну, в которой жили только вчера.
Есть и у нас те, кто всех крымчан считает предателями и врагами. Но и с той, и с другой стороны есть люди, которые понимают, что нельзя ставить знак равенства между любой страной и ее вождями. Они рано или поздно уходят. И у нас, и в Крыму достаточно много разумных людей, которых не разделяет ненависть. И это вселяет определенный оптимизм.
Автор — Марина Береговая