iz.com.ua

Происшествия, Украина
Под Николаевом у покалеченного на полигоне солдата украли 100 тысяч
Поделиться

Двадцатилетний Александр Попруженко от армии не прятался. Хоть учился он на связиста, но беспрекословно поехал тренироваться выполнять боевые задачи, не имеющие отношения к его специализации, на полигон под Николаевом, сообщает facenews.ua.

Под Николаевом у покалеченного на полигоне солдата украли 100 тысяч

В частности, парень учил мобилизованных метать гранаты. С 9 апреля Попруженко находится в госпитале со множественными тяжелыми ранениями. Обидно то, что двадцатилетний парень подорвался не в зоне АТО, а на полигоне в мирной части Украины. В апреле он бросил гранату, которая разорвалась не при падении, а только тогда, когда Александр приблизился к ней.

Подобная история на полигоне Широкий Лан — не первая. В феврале взрыв неразорвавшейся поначалу гранаты стал для другого солдата смертельным. Для Попруженко же на случае со снарядом злоключения не закончились. В ночь с 10 на 11 мая со счета матери раненого мошенники украли более 100 000 гривен, присланных благотворителями на операцию по восстановлению зрения. О служебных инструкциях на злополучном полигоне и о злоключениях с деньгами FaceNews рассказала мать пострадавшего Валентина Попруженко.

«Были учения по метанию кумулятивных гранат», — рассказывает Валентина. «Он после окончания военного института в Киеве досрочно был направлен на работу в Кривой Рог. Из Кривого Рога его направили на Широкий Лан на учения. У него была группа в составе 12 мобилизованных взрослых мужчин. Первая граната — нормально все, вторую ребята тоже нормально бросали, разорвалась, все хорошо. Третья граната не взорвалась. Они ее подняли, разобрали — она не сдетонировала. Потом четвертая граната. Ее бросили, и она попала в бруствер, в мягкую часть окопа. Получается, что она свисала над окопом. Они посчитали до пяти, как положено, как их учили. Он встал и хотел ее отбросить. И такая ситуация получилась».

По словам матери раненого бойца, гранату он не поднимал. Когда Александр приблизился к боеприпасу, тот разорвался. У Александра — травмы рук, ноги, лица. Самое проблематичное место — глаза. Для восстановления зрения нужна дорогостоящая операция, которую могут сделать только в Израиле. Стоимость операции — около 50 тысяч долларов. Из них благотворители успели пожертвовать Валентине более 100 тысяч гривен, и вот в ночь с 10 на 11 мая эти деньги исчезли.

Мать не может говорить о случившемся без слез. «Мне почти уже хватало, чтобы ехать делать операцию ребенку. Я буду общаться с руководством полигона через прокуратуру, если не хотят они мне идти на встречу», — говорит Валентина. «Но первое у меня сейчас — восстановить глаза ребенку, а потом дальше я буду разбираться. Но у меня уже все готово. Обращение в прокуратуру устное я уже дала, его там зафиксировали. Это было еще 13 или 14 апреля. Но пока я не восстановлю глаза, я этой бюрократией заниматься не буду». Александр находится в больнице уже второй месяц, однако никто из начальства полигона не созвонился с родными раненого за это время.

Итак, на полигоне до печального события уже был случай, когда тренирующийся боец подорвался на не разорвавшейся сначала гранате. Причем, на смерть. Какой же особый инструктаж провело руководство Широкого Лана, чтобы ситуация не повторилась?

«Я был руководителем метания гранат, а выдавали гранаты на батальон. Начальству батальона», — говорит сам Александр. «Ребята приходили ко мне со своими гранатами, и мы их отбрасывали. Я им рассказывал, показывал правильность бросания первый раз, а потом каждый хоть раз бросал. Прапорщик сказал приносить три вещи: держатель от парашюта, трубочку от парашюта и само кольцо. Но изначально должно было быть только кольцо, но он сказал, чтобы все сдавали».

При этом, не все бойцы, участвующие в занятиях на полигоне, носили бронежилеты. То есть, в группе из 12 человек, которую Александр как старший по званию учил метать боеприпасы, часть солдат была в бронежилетах, другая часть — без, сообщает Валентина.

«В банк обратилась. Сделали распечатку, дали ее. С распечаткой я пошла в отделение милиции», — рассказывает мать Попруженко. «Там я написала заявление, все, как положено, и сейчас милиция этим занимается. Я буду бороться до конца. Я не считаю правильным, что ребенка двадцатилетнего ставят мобилизированных мужиков учить бросать гранаты. Я этого не понимаю, у меня это в голове не укладывается. Я понимаю, что он закончил военный, но как он может обучать мобилизованных мужчин бросать гранаты? Мужики 40-50 лет — они, что, будут его слушаться? Никогда в жизни, для них море по колено. Это я знаю, и с этим буду бороться», — заявляет Валентина.

Кто и как украл деньги — пока неизвестно, однако исчезнувшая сумма составляет около десятой части того, что необходимо на операцию Александру. И Валентина не знает, где теперь взять эти деньги.