Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Происшествия, Украина
Во Львове разгорелся скандал по поводу выплаты нацгвардейцам денежного содержания
Поделиться

Резонансный правовой прецедент зреет во Львове. Здешний Окружной административный суд удовлетворил иск военного прокурора Западного региона к начальнику Западного территориального управления Национальной гвардии Украины и обязал его устранить нарушения в начислении и выплате вознаграждения за участие в АТО.

Во Львове разгорелся скандал по поводу выплаты нацгвардейцам денежного содержания

Проверка выявила неправильный подход при определении размера денежного содержания участников Антитеррористической операции — при этом военные прокуроры ссылались на постановление Кабинета министров №158 от 4 июня 2014 года. Согласно этому постановлению, за непосредственное участие в боевых действиях в зоне АТО военнослужащим, в том числе срочникам, лицам рядового, начальствующего состава, резервистам, летчикам, водителям, а также гражданским сотрудникам с 1 мая полагалась выплата в размере 100 процентов месячного денежного обеспечения и зарплаты, но не менее 3 тысяч гривен в расчете на месяц.

В представлении об устранении недостатков указывалось, что данную выплату производили автоматически всем, кого направляли в зону АТО, независимо от проведенного там времени. К примеру, полковник Олег Кулик получил 3 тыс. грн. всего за 5 дней командировки — в то время как, по подсчетам проверяющих, размер вознаграждения не должен был превысить 1 тыс. Полковнику Сергею Скрыпнюку переплатили 2,6 тысячи — и это лишь за двое суток нахождения в зоне АТО. Прокуроры подсчитали: с мая по август офицерам теруправления НГУ переплатили более 20 тыс. гривен.

Командование с таким выводом не согласилось, заявив, что начисления и выплаты производились в точном соответствии с тем самым… 158-м постановлением Кабмина.

Тогда и появился административный иск во Львовский окружной админсуд. Судья Оксана Карпяк удовлетворила его в полном объеме, признав требования военной прокуратуры Западного региона законными. Национальная гвардия решение оспорила.

ПРОТИВ УРАВНИЛОВКИ. В теруправлении НГУ был нарушен принцип равноценного и справедливого использования бюджетных средств, убежден прокурор отдела военной прокуратуры Юрий Табака.

— Офицер, командированный в зону АТО на несколько дней, получал столько же, сколько начисляется солдату, который месяц стоит на блокпосту, — сказал он «Сегодня». — По логике командования Нацгвардии Украины, обоим положено одинаково — по 3 тысячи гривен. Мы и поставили вопрос об упорядочении выплат, чтобы вознаграждение выплачивалось в виде определенных процентов за участие в АТО. Если у офицера, допустим, оклад 6 тысяч, то за двое суток нахождения в зоне боевых действий ему надлежит получить 410 гривен, но не в 7 раз больше. Иначе это — уравниловка.

По мнению прокурора, переплаченные деньги должны быть возвращены государству, а те, кому их начислили и выдали с нарушениями, обязаны вернуть излишки, погасив долг.

— Возможно, не прямо в кассу наличными внести, а подкорректировав зарплаты уже в 2015 году. Но переплаты надо компенсировать, — считает Табака. — А те, кто неверно считал, будут наказаны. Не исключено, откроем и уголовное производство…

«УЧИТЕ МАТЧАСТЬ!» В Нацгвардии стоят на своем и утверждают, что правовую коллизию породило субъективное толкование правительственного документа.

— Военная прокуратура трактует постановление №158 на свой лад, — считает начальник отдела Главного управления НГУ Николай Кутняк. — Там четко указано, что вознаграждение за непосредственное участие в антитеррористической операции выплачивается «в размере 100 процентов месячного денежного содержания и зарплаты, но не менее 3 тысяч гривен в расчете на месяц». Не ЗА календарный месяц, а НА. Это не одно и то же. Ни о какой пропорциональности начисления и выплаты в зависимости от времени нахождения в зоне АТО речь не идет. Многие наши офицеры и контрактники, командированные туда, были обстреляны «Градами» уже в первый-второй день, и слава Богу, что выжили под шквальным огнем противника. Были и раненые, и погибшие.

Офицер юридического управления главка Роман Северин приводит свои аргументы:

— Подразделение убыло в зону АТО, допустим, 16 сентября, а вернулось 5 октября. То есть — выполняло боевые задачи три недели, — говорит он. — В соответствии с постановлением Кабмина, каждому из тех, кто там был, полагались выплаты и за сентябрь, и за октябрь — «не менее 3 тысяч гривен». Так выписано в документе. Но у прокуроров своя арифметика. Люди в зоне АТО Родину защищают, ежечасно рискуя жизнью и здоровьем. Государство позаботилось об их материальном вознаграждении. Не от хорошей жизни оно часто тратилось не на личные нужды, не на семью, а на приобретение амуниции, средств защиты,и самого необходимого. А теперь руками прокуроров и суда государство хочет деньги забрать. О какой мотивации говорить при таком раскладе?

3 тысячи гривен — не бонус, не подачка, а вознаграждение за реальное участие в боевых действиях со дня начала и до дня их окончания, и эта выплата никак не связана с календарными сроками, убежден заместитель командира батальона «Донбасс» Александр Гавришук.

— Если апелляционная ин­­станция поддержит решение Львовского окружного админсуда, признав начисление денежных средств неправильным и заставив вернуть выплаченное, создастся прецедент, который потом применят и в Вооруженных силах, и в Госпогранслужбе, — подчеркивает Гавришук, в прошлом военный юрист. — Представляете, какой это вызовет социальный взрыв? У моих резервистов оклад — 980 гривен. И если у каждого начнут высчитывать, получится, что он будет служить за 20 грн в месяц! Видимо, кому-то выгодно сорвать четвертую волну мобилизации.

ИСПРАВЛЕННОМУ ВЕРИТЬ, НО… 31 января 2015 года Кабмин принял еще одно постановление №24 об особенностях выплат вознаграждений в особый период и во время антитеррористических операций. Там тоже есть фраза: «Размер вознаграждения… не менее, чем 3 тысячи гривен». Однако добавлено и слово «пропорционально», что подразумевает уже календарное начисление средств — с учетом успешного выполнения боевых задач по уничтожению огневой силы противника. «Об этом документе нам известно, — констатирует прокурор Юрий Табака. — Но от своих требований не отказываемся. Все должно быть по закону».