Индустриалка - новости Запорожья

Видео, Украина
Украинский военный в подробностях рассказал о жутком пребывании в плену у террористов - видео
Поделиться

Украинский военный в подробностях рассказал о жутком пребывании в плену у террористов - видеоДнепродзержинский военный Юрий Лазаренок рассказал о пребывании в плену у боевиков, пишет местное издание События.

«Они говорят, что нет никакой Украины: все восточнее Львова — Россия, остальное — Галичина, родина бандеровцев», — передает настроения террористов ЛНР и российских наемников днепродзержинец, полгода пробывший «личным военнопленным Дремина».

Бронетранспортер, в котором Юрий был наводчиком-оператором, подбили кумулятивным снарядом. Водитель погиб, а контуженый наводчик плохо помнит, как выбрался из машины. Голова раскалывалась от боли, из уха и пробитой осколком руки лилась кровь. Солдат вскоре потерял сознание. Когда очнулся, увидел, что вокруг враги. Так августовским днем 50-летний солдат из Днепродзержинска Юрий Лазаренок попал в плен к террористам на Луганщине, в районе Константиновки.

«Меня сразу избили какие-то казаки, — рассказывает Юрий. — Потом, правда, оказали медпомощь». Пленного привезли в шахтерский город Стаханов, в здание горотдела милиции, где находилась «народная милиция ЛНР».

«Они шутили: ты, мол, первый укроп, который дошел до Стаханова», — вспоминает боец.

Юрия поместили в камеру изолятора временного содержания в здании горотдела: «Воды давали по ведру в сутки на 10-15 человек. Это на все нужды — питье, мытье, туалет… Вода была грязная, мы фильтровали ее через бутылку, набитую ватой. Вонь и грязь невыносимые! Кормили раз в день пресной баландой и перловой либо ячневой кашей на воде. Крупа, видимо, из российской гуманитарной помощи — прелая, с плесенью. Даже сигареты были заплесневелые — я такого никогда не видел!»

Обитатели ИВС были самые разные: уголовники, просто местные жители, которых бросили сюда по подозрению в сочувствии украинской власти, по доносу соседей ради сведения старых счетов или чтобы отобрать имущество: «У них там 37-ой год — все друг на друга стучат, отбирают бизнес, машины, жилье… Бандитизм и мародерство — на каждом шагу, местные уже сами в шоке! Кто выехал, может назад не возвращаться — квартиру разграбят и присвоят сепары».

Заключенных гоняли на принудительные работы: разгружать боеприпасы, рыть окопы: «Казаки смеются: мол, нам доходяги не нужны, нужны крепкие зэки как дармовая рабсила!»

Юрия перевели в отдельную камеру, сказали, что держат для обмена как «личного военнопленного Дремина». Под Новый год к нему подселили Сергея Коноплицкого, бывшего заместителя полевого командира боевиков по кличке «Бэтмен»: «Там и другие сидели сепары — за непокорность, наверное. Они говорили, что россияне берут все под свой контроль, неудобных боевиков устраняют…»

Обиженный на бывших товарищей по оружию Коноплицкий много рассказал соседу по камере: «Если осенью среди боевиков была примерно треть россиян, то зимой их стало три четверти. Это, в основном, профессиональные военные. Они формально увольняются из армии РФ и едут к нам воевать как наемники. Эти делают основную работу, потом прячутся, а местные боевики позируют и дают интервью российским журналистам». Много среди россиян безработных из глубинки, которые говорят, что дома нет работы — все места заняли таджики. Вот и едут на заработки в Украину… Российские наемники получают до 500 долларов в неделю, местные — 400-460 долларов в месяц, делится Юрий информацией, полученной от других сидельцев.

Как его освободили, Юрий не говорит — нельзя пока что: «Выкрали как Муссолини…» Рассказал лишь, что его родным о нем сообщили местные. Родственники знали, что Юрий может быть в плену — еще в августе боевики разместили в сети видеоролик «Бандеровец из Днепродзержинска» с пленным Лазаренком.

Освобожденного вывезли в Старобельск, оттуда он через Харьков добрался до Днепропетровска.

Дома сразу заболел простудой, пошел в больницу. Там цеховой врач (Юрий работал на ДМКД) его не узнал. «Меня сейчас многие не узнают, — грустно улыбается солдат. — Говорят — от тебя осталась половина…»

Повидаться с вернувшимся из плена отцом приехал на несколько дней сын Юрия, который тоже служит в АТО. Наводчиком-оператором БТР, как и отец.

В планах освобожденного — поправить здоровье: «Направляют в госпиталь на обследование. Мало ли какую заразу мог там подхватить — зэки кругом, антисанитария…»

Что будет делать дальше, Юрий еще не знает: «Будет накаляться обстановка, пойду дальше воевать».


Комментарии читателей