iz.com.ua

Украина
Миротворцы на Донбассе смогут только наблюдать
Поделиться

Совет национальной безопасности и обороны Украины одобрил обращение к ООН и Евросоюза по развертыванию в Украине миссий в поддержку мира и безопасности. Совет также принял решение о создании военного кабинета и одобрил внесение изменений в закон о военном положении.
Миротворцы на Донбассе смогут только наблюдать
Как это может повлиять на решение ситуации на Донбассе? Об этом сайту «24» рассказал координатор группы «Информационный сопротивление» Дмитрий Тимчук.

— СНБО принял решение попросить ЕС и ООН ввести миротворческие войска в Украину. По вашему мнению, поможет ли это решить конфликт на Донбассе?

— Вряд ли у миротворцев есть такие силы, чтобы противостоять российско-террористическим войскам. Слишком большое группирование понадобится. Но миротворческая миссия будет по крайней мере постоянно фиксировать происходящее — постоянные наступательные действия и «отстрелы» гражданских, которые ведутся со стороны террористов.

-То есть это будет больше наблюдательная миссия?

— Естественно. В силовом плане существует пять видов миротворческих операций. Разведение сторон — это то, что нам сейчас необходимо, создание разграничительной линии и буферной зоны. А вот деятельность вооруженных формирований сейчас ни ЕС, ни ООН не потянут. Ведь на Донбассе группировки минимум 40000 человек, состоящее из вооруженных сил Российской Федерации и местных боевиков. Для того, чтобы их сдерживать, понадобится пару десятков тысяч миротворцев. Это очень большая миссия, которая должна иметь с собой танки, тяжелую технику … Я не вижу технического осуществления такой миссии. Для того, чтобы ее подготовить, международному сообществу потребуется не менее полугода. К тому же не понятно, какие стороны могут выдать такие серьезные силы.

Теоретически в миротворческих операциях достаточно активно пытается участвовать Китай. Но я боюсь, что под давлением России он не пойдет на это. Европейские миротворческие миссии, если посмотреть по составу, имеют довольно-таки незначительные силовые средства. Не зря Украина была одним из ведущих контрибьюторов миротворчества, поскольку развитые страны пытаются в «гадюшники» не влезать. США предпочитает оплачивать львиную долю миротворческих бюджетов, но сама войска не хочет вводить туда, где нет интересов США. А где, они прекрасно обходятся без ООН и ее мандатов.

— Существует опасение общественности и властей, что под видом миротворческих войск могут войти войска России?

— Такая опасность есть. Но если это будет миротворческая миссия ЕС, тогда там не будет России. Для нас такой вариант — не самый плохой. Хотя если миссия начнет действовать, реально работать, то на Донбассе фактически образуется территория «замороженного конфликта». Будут разведены так называемые враждующие стороны, Украина отведет свое тяжелое вооружение, боевики свое. И Киев не будет контролировать территорию Донбасса. Но учитывая нынешнюю ситуацию, когда мы минскими договоренностями связали себе руки в плане наступательных действий, и сейчас только вынуждены переживать обстрелы со стороны российский войск или отступать как с Дебальцевского плацдарма, то в этой ситуации миротворческая миссия — действительно не самый плохой вариант.

Но если в этой ситуации будет выдаваться непосредственно мандат Советом безопасности ООН, то это проигрышный вариант. То есть ЕС — это хорошо, ООН — это плохо. Любое решение ООН блокируется Россией, как постоянным членом Совбеза. РФ не пойдет на то, чтобы миротворческая миссия была без ее участия. А мы сами понимаем, что такое «миротворческая миссия» от России. Это фактически завоз гуманитарным конвоем «голубых касок», раздача их оккупантам и превращение их статуса в легальный.

— Если стороны не договорятся ввести миротворческие войска, как, по вашему мнению, будет развиваться конфликт дальше?

— Будет то же, что после минских договоренностей сентября 2014. То есть рассказы о том, что идет перемирие, а де-факто противостояния в полный рост.

— СНБО также приняло решение о создании военного кабинета. Этот новый орган поможет разрешению ситуации на Донбассе или, как часто бывает, станет очередным бюрократическим механизмом?

— Когда назначали Турчинова на должность главы СНБО , был принят закон, который позволял реализовывать полномочия, которые имеет СНБО согласно Конституции. Это две функции, которые до этого не работали, — координация действий и контроль силовиков. Но если контролирующие инструменты работали, то координация существовала чисто формально, так как де-факто у СНБО никаких полномочий не было. Сейчас, в соответствии с новым законом, СНБО получила практические инструменты реализации своих полномочий. В соответствии с этим, нужны структуры, которые занимались бы координацией. По сути, мы видели с апреля прошлого года, так называемая антитеррористическая операция проводится шестью различными структурами — от Нацгвардии и пограничных войск до службы разведки Министерства обороны. И главная проблема, которая существует, это отсутствие взаимодействия. У нас левая рука не знала, и не знает сейчас, что делает правая.

А надо, чтобы был конкретный механизм действий, где все силовики знали бы роль и место в каждой сделке. Если в районе Дебальцево происходят какие-то движения с нашей стороны или со стороны противника, мы одновременно можем привязывать это к тому, что происходит в районе Новоазовска. А то у нас на Дебальцево наступают боевики, а в это время Нацгвардия проводит наступательную операцию в районе Новоазовска. Удар Нацгвардии был полной импровизацией. Он оказался удачным. Но однозначно — планы всех силовиков должны согласовываться в Киеве.