Индустриалка - новости Запорожья

Происшествия, Украина
Пленница об издевательствах казаков: Они меня били за каждое украинское слово
Поделиться

48-летняя полтавчанка Ирина Бойко провела в плену у боевиков три месяца и рассказала о том, как пережила это трудное время, пишут «Факты».

Пленница об издевательствах казаков: Они меня били за каждое украинское слово

В первую же ночь казаки отрезали ей фалангу мизинца. На теле у Ирины, что называется, живого места не осталось. Сломаны ребра и нижняя челюсть, на голове раны.

«Они меня били за каждое украинское слово, — рассказывает женщина со слезами на глазах. — Хорошо, что желто-синий флаг, который везли бойцам на передовую, я успела спрятать в трусы. Иначе мы бы не беседовали сейчас».

В зону боевых действий активистка Майдана Ирина Бойко ездила не раз. В основном доставляла туда продукты питания для защитников суверенной Украины. 19 июня она и трое ее товарищей по Майдану, заполнив два пикапа гуманитарной помощью, взяли курс на Луганщину. Но на блокпосту при въезде в поселок Должанский их остановил отряд донских казаков.

«Пытали очень жестоко. Били резиновыми палками с металлическими стержнями, молотками, сверлили кости электрической дрелью. Вставляли ложки под веки, пытаясь вынимать глаза. Теперь один глаз у меня почти не видит. Чтобы отвести угрозу от ребят, я сказала, что являюсь руководителем группы, которая выполняет благотворительную миссию. «Ты, сука, привезла „укропам» жрачку, и это называешь благотворительной миссией?» — кричали казаки, не переставая измываться», – вспоминает Ирина.

Дочь Ирины Татьяна Ефремова срочно стала искать мать. К поискам подключился полтавский правозащитник Василий Ковальчук. Татьяна вместе с майдановцем Михаилом Дугиным поехала вызволять маму из плена. До этого удалось переговорить с российским диверсантом Игорем Безлером («Бес»). Дело в том, что правозащитник Василий Ковальчук служил с ним в Афганистане и смог переговорить об освобождении.

Ирина утверждает — ее спасло то, что потом она очутилась на территории, которую контролирует Безлер. «Нас — несколько человек, таких, как я — вывезли из Антрацита в Горловку на открытой машине 22 июня, — рассказывает женщина. — Здесь мне наконец-то была оказана медицинская помощь. Я была такая слабая, что никто не верил в то, что смогу когда-нибудь подняться на ноги. Рыдала и просила Бога, чтобы он помог моим близким найти меня. Иногда наступали минуты отчаяния, когда я желала умереть. Ведь двум смертям не бывать, а одной не миновать. Страшна не сама смерть, а ее ожидание. Но в Горловке было уже совершенно другое отношение к пленным. Не били, хорошо кормили».

Люди Безлера к Ирине отнеслись хорошо и называли ее «Ируська» и «сестренка». «Жалели и говорили, что мне нельзя возвращаться домой, что меня убьют на первом же укропском блокпосту. Вы понимаете, насколько народ с обеих сторон зомбирован пропагандой?», – удивляется женщина.

Ирина провела в плену 99 дней и вернулась в родную Полтаву.


Комментарии читателей