iz.com.ua

Происшествия, Украина
Идет расследование инцидента с харьковскими бойцами, которых обвиняют в пьяном дебоше
Поделиться

В командовании 22-батальона теробороны не исключают, что инцидент был кем-то спланирован, чтобы очернить подразделение.

Идет расследование инцидента с харьковскими бойцами, которых обвиняют в пьяном дебоше

На днях бойцы харьковского 22-го батальона территориальной обороны, который сейчас находится в зоне АТО, оказались втянуты в инцидент со стрельбой в мирном Северодонецке. По утверждению луганских чиновников, в ночь на вторник четверо украинских бойцов подшофе зашли в одно из кафе и устроили потасовку с другими посетителями. «Во время словесной перепалки местных жителей и силовиков персонал кафе вызвал правоохранителей, — говорят в пресс-службе губернатора Луганской области Геннадия Москаля. — После этого пьяные дебоширы начали стрелять из автомата Калашникова по милиционерам и Ледовому дворцу спорта, а по приезде подкрепления милиции — сели в УАЗ, не принадлежащий батальону, и скрылись».

В самом батальоне уверяют: бойцы, напротив, не поддались на провокации неизвестных, хотя и не отрицают, что огонь действительно открыли. При этом, по словам одного из участников инцидента, все бойцы не были пьяны, а в кафе они выпили лишь по бокалу пива. «Когда мы уже выходили, за нами увязались пятеро выпивших мужчин в штатском, причем один из них был с пистолетом, — рассказывает военнослужащий 22-го батальона теробороны по прозвищу Командир. — Возле кафе к ним присоединились несколько человек с шевронами «Беркута», которые начали оскорблять украинскую армию».

По словам Командира, поддаваться на провокации никто не собирался, поэтому все четверо бойцов сели в свой УАЗ и собирались ехать. Но отпускать украинских военных местные жители не хотели: около десяти человек окружили машину и начали ее раскачивать, пытаясь через окно выхватить у бойцов оружие.

«Из авто вышел сержант, сначала предупредил: «Стрелять буду!», после чего выстрелил в воздух. А когда противники попытались на него наброситься, пустил автоматную очередь в землю. Лишь после этого те успокоились, и мы уехали», — вспоминает Командир.

В кафе, где произошел инцидент, нам подтвердили: украинские военные действительно были трезвыми и вели себя спокойно.

«Мы всем персоналом пересматривали записи с камер видеонаблюдения. Четверо бойцов взяли по бокалу пива, поели и спокойно вышли из заведения. Из-за чего разгорелся конфликт, никто не заметил», — рассказывает управляющая кафе Алла Дагина.

В командовании 22-батальона теробороны не исключают, что инцидент был кем-то спланирован, чтобы очернить подразделение. «У меня нет оснований не доверять своим подчиненным. Они действовали по уставу, а оружие все время должно быть с ними. К тому же есть записи в журналах, подтверждающие, что они явились в расположение вовремя и в совершенно адекватном состоянии», — говорит командир батальона Андрей Терцевой.

Впрочем, луганские чиновники стоят на своем: губернатор уже обратился в Генпрокуратуру с просьбой арестовать четверых украинских бойцов за хулиганство, а от министра обороны потребовал расформировать батальон за компрометацию военных формирований.

Как рассказали «Сегодня» в минобороны, об инциденте они знают и уже начали проверку. Если окажется, что украинские военные вышли за рамки закона, дело передадут в военную прокуратуру.

Бойцы харьковского 22-го батальона территориальной обороны участвуют в АТО в Донбассе с 15 мая, и с тех пор ротацию в подразделении ни разу не проводили. «У нас есть информация, что к концу октября 22-й вывезут на восстановление боеспособности. Это значит, что после этой процедуры они могут остаться здесь. Но при необходимости их снова отправят в зону АТО для выполнения боевых задач, — говорит замгубернатора Василий Хома. — Возможно, будет ротация, но для этого нужен указ о демобилизации и о четвертой волне мобилизации».

В то же время, по словам Хомы, чиновники делают все, чтобы вернуть батальон на территорию Харьковской области. «Мы понимаем, что они устали и морально, и физически. Харьковская ОГА неоднократно обращалась в Генштаб и Минобороны с просьбой вернуть это подразделение к нам, но положительного ответа пока не получили», — рассказывает Василий Хома.