Индустриалка - новости Запорожья

Украина
Римма Филь: В зоне АТО нет такой дороги, которая не обстреливается.
Поделиться

Координатор Гуманитарного штаба «Поможем» при фонде Рината Ахметова рассказала в интервью газете «Сегодня» о том, как мирные жители покидают зону АТО, что берут с собой вместо шуб и драгоценностей, как осваиваются на новом месте и зачем известным журналистам старые авто.

Римма Филь: В зоне АТО нет такой дороги, которая не обстреливается.

— Римма, по каким основным направлениям ведется работа гуманитарного штаба?

— У штаба 4 направления деятельности: эвакуация мирных жителей из зоны АТО, расселение и социализация этих людей, предоставление гуманитарной помощи и адресная помощь. Стоит отметить, что штаб создан решением акционера СКМ и учредителя благотворительного фонда Рината Ахметова. Это продолжение той огромной социальной работы, которую проводит фонд и все предприятия группы СКМ. Теперь все активы объединились для того, чтобы оказывать помощь всем тем, кто попал в беду. Мы впервые оказались в ситуации войны и гуманитарной катастрофы, поэтому людям нужно максимально помочь справиться с их проблемами.

— Как можно обратиться за помощью в штаб?

— У нас круглосуточно работает телефон горячей линии 0 800 50 9001. Звонки на него бесплатные. В день получаем по 500 обращений. Также можно связаться с нами по электронной почте helpdonbass@fdu.org.ua. Кроме того, в связке с нами работает МЧС и волонтеры, которые передают обращения в штаб от людей.

— Как происходит эвакуация? Пользуетесь ли зелеными коридорами, которые обещали организовать в Донецке и Луганске украинские власти?

— В каждом конкретном случае прорабатываются различные операции по спасению людей. Там, где АТО идет не так активно, мы организовываем автобусы и вывозим людей. Где бои идут полным ходом, беженцев нужно вывозить точечно. Например, на прошлой неделе мы вывозили людей под таким плотным огнем, что они ждали наш автобус, сидя в подвалах возле остановки. Как только транспорт подъехал, люди выбежали из укрытий, сели в автобус и под пулями выезжали. Что касается гуманитарного коридора — это все красивые слова. Нет в зоне АТО такой дороги, которая не обстреливается. Едем и посадками, и полями, и как угодно. Сейчас, чтобы добраться из Донецка в Константиновку, нужно потратить 4 часа (в мирное время — полтора часа. — Авт.) Каждый выезд — просто детективная история.

— А есть какие-то договоренности с самопровозглашенными республиками на востоке страны, чтобы они прекращали обстрел хотя бы на момент эвакуации беженцев?

— Несколько дней назад, например, в регионе была авария на шахте. Обгоревших, чудом выживших шахтеров вывозили на автобусе, который по дороге обстреляли… К счастью, никто не пострадал. Но что пережили эти люди- даже страшно представить! Когда речь идет о сохранении жизней детей, то нужно договариваться со всеми. Это длинные цепочки договоренностей. Но получается далеко не всегда. Так, чтобы вывезти детей из детского дома, мы вели переговоры с ДНР в течение 10 дней. За детьми приезжал автобус, а его не пускали. Но в итоге все закончилось благополучно. А два дня назад мы вывезли 26 детей из специнтерната для малолетних преступников в Макеевке. Их собирались забирать служить в ДНР. По сути, в этом интернате содержались преступники, но их вывозили даже без милицейского конвоя, потому что дети так испугались, что их заберут служить в ДНР, что им не нужен был конвой, и они не собирались никуда убегать.

— А все ли мирные жители спешат покидать свои дома в городах и уезжать в неизвестность?

— Людей приходится не просто убеждать, а заставлять покинуть зону АТО. Тех же стариков в домах престарелых нужно было убедить уехать. Из Горловки 172 человека из дома престарелых были вывезены, остались еще 21, прикованных к постели… Вывезти их не удалось. Был еще случай с детским домом семейного типа Ковалевых. К ним приехали представители фонда и сказали, что у них полтора часа на сборы, автобус уже ждет. Они ругались, кричали и не понимали, зачем уезжать из Донецка, надеялись, что в городе все будет хорошо. А очень многие не выезжают без домашних животных. Люди берут с собой с клетки с попугаями, хомячками, котами… Когда говорят беженцам забирать самое ценное, они забирают документы и домашних животных. И никто уже не думает о шубах и бриллиантах.

— Государство помогает решать проблемы выезда мирных граждан из зоны боевых действий?

— Да, мы тесно сотрудничаем с МЧС и местной властью. Совместно с управлением по делам молодежи фонд вывез воспитанников всех детских домов и домов семейного типа из Донецкой области. Но самая большая проблема в том, что в зоне АТО государство совершенно не продумало систему эвакуации тех людей, которые находятся на его же попечении. В этом огромная трагедия. Так, мы слышим, как жителям Донецка говорят бросать все и выезжать. Тот, у кого есть руки, ноги и работа — в состоянии это сделать. А воспитанники детских домов, жители домов престарелых, пациенты хосписов, больниц остаются без света, воды и еды, а врачи, которые сидят с ними рядом, не получая зарплату… Как им быть? Ведь эти люди не в состоянии самостоятельно выехать. Например, мы вывозили пациентов Торезского психоневрологического центра. Люди там инвалиды, практически все неходячие. Только представьте, насколько тяжело проходила эвакуация.

— Скольким беженцам вы уже помогли выехать? И как потом люди обустраивают свою жизнь?

— С начала АТО фонд вывез из зоны боевых действий около 5 тыс. человек. Из них более 1,5 тыс. находятся на базах, которые принадлежат предприятиям СКМ. Практически все учреждения отдыха, которые есть у металлургических заводов, фабрик задействованы для решения проблем беженцев. Они находятся в Мариуполе, Святогорске и на побережье Азовского моря. На новом месте люди учатся и жить по-новому. Например, на базах сельскохозяйственного холдинга HarvEast в Святогорске люди переехали и не захотели жить просто так. Мужчины организовались в строительную бригаду и стали зарабатывать деньги. Дети пошли пасти коров. Многие люди на базах считают, что если им помогли, они хотят тоже чем-то отплатить обществу, быть полезными.

— А какова роль волонтеров в работе гуманитарного штаба?

— Они оказывают огромную помощь. Те волонтеры, которые работают с нами, в обычной жизни самые разношерстные люди. Среди них есть известные журналисты, которые купили старые автомобили и стали вывозить людей: стариков и инвалидов. Есть депутаты, рафинированные (в недавней мирной жизни) дамочки и многие другие. Война поменяла людей. Слабые становятся сильными.

— Вы затронули тему гуманитарной катастрофы в Донбассе. В этом разрезе каков в целом объем гуманитарной помощи мирным жителям?

— На сегодняшний день гуманитарную помощь получили около 30 тыс. человек. Больше всего люди нуждаются в лекарствах и стройматериалах, так как разрушено много домов. В Славянске, например, мы раздавали жителям шифер, и они сами делали ремонт в своих домах. Когда шли активные боевые действия в Авдеевке, и там не было света и воды, в перерывах между залпами огня Авдеевский коксохимический завод развозил хлеб. Также некоторые города были без воды почти 60 дней, и ДТЭК (предприятие группы СКМ. — Авт.) своими водовозами доставлял питьевую воду в города. Кроме того, закупаются лекарства в больницы, генераторы, чтобы не делать операции при свечах, когда отключают свет. Это огромная гуманитарная помощь. Финансирует все это Ринат Ахметов. Как только в дом Донбасса пришла беда, Ахметов сказал, что не оставит земляков. И он свое слово держит.


Комментарии читателей