Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Происшествия, Украина
Украинские десантники рассказали про первые дни захвата Крыма
Поделиться

В начале марта Россия не оставляла попыток захвата Крыма. Так случилось, что именно в тот «праздничный» день, 8 марта, главный сержант разведывательно-десантного взвода 25-й отдельной Днепропетровской воздушно-десантной бригады старший сержант Михаил Харь выполнял боевое задание в селе Перевальное, что на Крымском полуострове. Старший лейтенант Валентин Шевченко рассказал о первых днях захвата Крыма российскими оккупантами и о своем друге Михаиле Харь.

Украинские десантники рассказали про первые дни захвата Крыма

— Папа, это было самое плохое 8 марта в моей жизни! Мне всего восемь лет, а я тебя уже второй раз жду с войны, — сказала маленькая Елизавета своему отцу Михаилу в телефонном разговоре. – Все же, я тебя очень люблю и горжусь тем, что ты у меня боевой разведчик…

Служба есть службой, но он очень грустил, что не находится в семейном кругу за праздничным столом, не приветствует традиционным букетом цветов жену Татьяну и доченьку Елизавету, не подкидывает к небу своего младшего сына Илью. Ни он, и никто другой тогда не знали и не могли знать, что их ожидает впереди…

А впереди были длинные дни и ночи настоящей боевой работы, испытания на прочность нервов и характеров наших бойцов. Наш герой четко осознавал одно, что оказавшись в эпицентре крымских событий, их жизнь зависела от боевого духа подразделения, четких и грамотных действий командиров и каждого разведчика. С самого начала противостояния нашим десантникам агрессоры поставили ультиматум — сдать технику и оружие. А это было – не в правилах у голубых беретах. Михаил и его товарищи решили стоять на смерть, как настоящие бойцы «крылатой пехоты».

— Мобильный разрывался от звонков, звонили по телефону все без исключения родственники, интересовались, как у меня дела, — рассказывает мой собеседник. – Звонили даже те знакомые, кого я не видел больше пяти лет. А с началом заострения обстановки я перезвонил домой и попросил родных не смотреть телевизор, сказал, что у нас все нормально.

Однако, военный городок – есть военный городок. Все жители поселка, как и Украины, только и делали, что отслеживали и обсуждали последние события в Крыму. Никому не была безразличная судьба их земляков. Где-то там, за сотни километров, среди могучих крымских гор и перевалов, стойко стояли наши разведчики. Они круглосуточно несли службу по охране и обороне своего расположения и боевой техники. А это — дело непростое. Михаилу же помогало согревать душу и предавало сил фото его семьи и детский рисунок доченьки. На нем он был изображен, сидя на боевой машине десанта под Государственным Флагом Украины.

— Конечно, у противника было современное вооружение, экипировка, у многих офицеров и контрактников опыт боевой службы на северном Кавказе и других горячих точках, — продолжает рассказывать десантник. — Однако подготовка наших разведчиков ничем не хуже, а морально-боевой дух более высок. Иначе быть не может, ведь мы стоим на своей земле!

Сил добавляла всесторонняя поддержка земляков из Днепропетровщины, которые привозили нашим военнослужащим сигареты, еду и даже гитару. Ничто так не снимет у солдата напряжение, чем крепкая папироса и старая армейская песня «А у разведчика судьба порой…» или легендарная «Синева», спета в кругу боевых товарищей.

— Русские десантники были хорошо обеспеченные землеройными машинами, экскаваторами и разным инвентарем для оборудования и укрепления своих позиций, — рассказывает старший сержант Михаил Харь. – Буквально за ночь изменялись их позиции, возникали новые линии укреплений, были вырыты ходы сообщений. Соответственно и нам необходимо было изменять заранее подготовленные карточки огня. А реальной для нас угрозой стало вооружение «зеленых человечков» малокалиберными минометами.

Выход из этой ситуации нашел именно опытный старший сержант Михаил Харь. Уничтожить минометные расчеты можно было с помощью подствольного гранатомета, да еще из закрытой огневой позиции, что увеличивало живучесть всего подразделения днепропетровских разведчиков.

— Необходимо было срисовать азимуты, — продолжает рассказывать Михаил. — Ближайшая подходящая шкала нашлась на лазерном приборе разведки. Ребята из рембата 36-й бригады береговой обороны помогли закрепить ее на треноге, куда устанавливался автомат.
Но к счастью данный прибор применять на практике разведчикам не пришлось. Благодаря стойкости и профессионализму им удалось выйти из того «современного» боя без каких либо потерь, а это бесспорно была победа.

До родной бригады разведчики прибыли среди ночи. Татьяна и Лиза упрямо ожидали Михаила, а трехлетний Илья, названный в честь покровителя воздушно-десантных войск — уже спал. Сколько радостей, слез и эмоций было на глазах девочек, когда домой зашел их глава семьи. Короткий выходной прошел незаметно, в семейном кругу, а сын от радости не слезал из мужественных отцовых рук.

Что такое опасность военной профессии все члены их семьи знают достаточно хорошо. Отец Михаила — боевой офицер, полковник в отставке, выполнял интернациональный долг в Республике Сирия. А тесть – ветеран воздушно-десантных войск, был одним из первых украинских миротворцев в Югославии. Именно они лучше всех понимали сложную ситуацию и пытались уменьшить градус переживания у домашних.

Украинские десантники рассказали про первые дни захвата Крыма
Старший сержант Михаил Харь во время занятий по боевой подготовке на общевойсковом полигоне.

Сам Михаил Харь служит в разведывательно-десантной роте по второму контакту, был разведчиком ещё во время срочной службы. Имеет за печами боевой опыт, добытый во время пребывания в миссии ООН. В 2008 году, во время Дня Независимости Сербии, в населенном пункте Штрепсе один мужчина албанской национальности решил осуществить теракт. Он пытался взорвать около сотни людей двумя противопехотными минами МОП-50, привязав их к своему телу. Но днепропетровские десантники, где также был и наш герой Михаил, обезвредили террориста и отдали его представителям местной полиции.

— Крым и Косово – две больших разницы, — объясняет мой собеседник. — На Балканах была миротворческая миссия, а на Крымском полуострове – могли начаться реальные боевые действия с регулярной армией. Относительно адреналина — было хоть отбавляй. Не знали, чего ожидать от противника. Но я уверен на тысячу процентов, что наше твердое решение — стоять на смерть — сыграло ключевую роль в нашем успешном выходе с техникой, оружием и гордо поднятыми головами.