Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Украина
Крымчани жили притаившись
Поделиться

Дети вдруг стали задавать вопросы о национальности. И в нашем 4–м классе появились и «бендеры», и «хохлы», чего не было никогда

В последние годы мы с подругой в конце марта ездили в Ялту встречать весну. Когда в Запорожье еще холодно и серо, там уже тепло и ярко. В этом году, по понятным причинам, не поехали.

Крымчани жили притаившись

31 марта. Симферопольский район. Российские танки прибыли в Крым

А на днях разговорились по телефону с ялтинской подругой, с которой общаемся далеко не первый год. Она – офисный работник высокой квалификации. На мой вопрос о том, как она и Ялта пережили этот месяц, подруга, фамилию и имя которой не называю по вполне понятным причинам, начала рассказывать. И столько было в ее рассказе того, чего не увидишь по телевизору, что я попросила сделать паузу, чтобы взять ручку и бумагу.

«ПЕРВУЮ ПОЛОВИНУ МАРТА МЫ ОЧЕНЬ БОЯЛИСЬ, ЧТОБЫ НЕ СТРЕЛЯЛИ»

— Первый звоночек прозвенел еще 26 февраля, когда пошли разговоры, что в Крыму появились российские военные. Я сама видела большой крытый грузовик, полный людей в форме, который заезжал на территорию санатория Черноморского флота России.
Подумала, что очередная смена отдыхающих приехала. Почему на грузовиках, не задумалась. 28-го последовал так называемый захват телекомпании «Ялта ТВ», куда пришли люди в форме. Но по ТВ тут же объяснили, что телекомпания – это российское предприятие, территория России, и его просто укрепили.

Крымчани жили притаившись

Крымчане восторженно встречают переход на московское время (+2 часа). По этому поводу в ночь на 31 марта в Симферополе даже провели митинг

Пару слов о форме. Это не была форма российской армии. Российские друзья, с которыми я общалась и общаюсь, объяснили, что такую одежду действительно продают в России. Называют ее формой ратников. Она, естественно, без знаков отличия. Со временем мы стали называть людей в форме «вежливыми людьми». Они всегда выполняли свои задачи молча.

Помню встречу с ними возле Приморского парка: просто стоят трое с автоматами. У меня был шок. Настоящий «калашников» в руках людей, которые в тебя не целятся, но свободно себя чувствуют в твоем родном городе, впечатляет. Ты как мирный житель привольного курортного города просто съеживаешься.

Но ко всему со временем привыкаешь. Хотя справедливости ради скажу, что я видела людей с автоматами один раз.
Потом все понеслось в таком темпе, что я уже и не помню, что какого числа происходило. Жизнь встала на дыбы.
Сейчас почему-то совсем забыли о первом митинге в Симферополе, когда в толпе татар и пророссийски настроенных людей погибли двое – женщина и мужчина. Говорят, их просто затоптали. Официальная версия – сердечный приступ. Может, и так.

МУЖЬЯ ВСТРЕЧАЛИ ЖЕН

Крымчани жили притаившись

Жительница Евпатории получила пенсию в российских рублях

Вначале все смотрели новости. В российских выпусках было такое откровенное, тотальное вранье, что это выглядело просто безумием. Никаких российских военных, по их версии, в Крыму не было. Все, что происходило – захваты воинских частей, военкоматов и так далее — делали, якобы, силы само-обороны.

В украинских СМИ было хоть что-то, похожее на правду. И мы стали экспертами в информации. Мы просеивали ее, искали правду по крупицам. Мы – это те, кто вообще смотрел телевизор и черпал информацию из Интернета.

Многие просто игнорировали происходящее. Они говорили: «Да все в порядке. Вот скоро будет сезон, поедут люди. Все хорошо». Ялта – вообще очень инертный город. Но всех нас в первую половину месяца объединяло одно – мы очень боялись, чтобы не стреляли, чтобы не создалась ситуация провокации, на которую можно было отвечать оружием. Мы жили, притаившись.

Куда-то подевалась милиция, активизировался всякий криминалитет, все притихли, старались попасть домой засветло. Мужья встречали жен возле их работы. Боялись «не вежливых людей», не «Правого сектора», а своих. Буквально раздавливало ощущение, что никто никого не защищает. Ни милиция, ни армия.

Крымчани жили притаившись

Крымские ценники – в гривнях и в рублях

Помню шок после сюжета о том, как мэр Феодосии прорвался в украинскую воинскую часть и привез туда какие-то элементарные продукты питания и сигареты. Было очень жалко украинских военных, которых государство и бросило на произвол судьбы, и откровенно «кинуло». Поражаюсь их выдержке, которая не позволила применить оружие с любой стороны.

Многих детей вывезли на материк к родственникам, других не пускали в школу. Моя 10-летняя дочь тоже неделю не ходила в школу, а когда ходила, говорила, что из 35 человек приходит лишь 11. Куда-то подевались некоторые учителя. Дети вдруг стали задавать вопросы о национальности. И в нашем 4-м классе появились и «бендеры», и «хохлы», чего не было никогда.

Вдруг возникла паника, и люди стали скупать тушенку, сахар (он тогда подорожал до 16 гривен за килограмм), другие продукты.
Я просыпалась утром и думала, что весь этот кошмар мне приснился. А потом действительность обрушивалась с новой силой.

И БЕЗ РЕФЕРЕНДУМА ВСЕ БЫЛО ПРЕДРЕШЕНО

Крымчани жили притаившись

Мнение россиян

Для меня невероятно трудным было осознание того, что на твою землю пришли и распоряжаются твоей жизнью россияне. Это не выходило из головы: как это могло случиться, что страна, которую мы всегда считали не просто соседом, а своим другом, делает то, что заставляет тебя чувствовать себя просто раздавленным червяком. И отлично понимаешь, что твое мнение совершенно никого не интересует, никому не нужно. Когда под дулом автоматов крымский парламент избрал главой Сергея Аксенова, это стало совершенно очевидным.

Понятно, что руководство России реализует свой план, решает свои геополитические вопросы, которые не имеют ничего общего с волеизъявлением людей. Фарс с референдумом, который сначала намечали на 30 марта, а провели 16-го, все это подтвердил.

Предшествовала ему пропаганда в совершенно совковом стиле, и надо честно признать — ее восторженно приветствовали очень многие люди. Главный тезис: Крым возвращается в Россию. Об этом кричали все билборды, об этом говорили везде на бытовом уровне. Не было времени даже вздохнуть, осознать, что происходит.

Закрывались информационные агентства, корпункты, все чаще стали звучать слова «Крымская весна». Наверное, по аналогии с Пражской весной. Мое поколение знает это только из истории, если знает вообще.

Исчезли сначала из эфира, а потом и из кабельной сети украинские каналы. Кстати, канал СТБ, который тоже отключили, через несколько дней вернули. Оказалось, что крымчане смотрят талант-шоу на этом канале. И то, что он – украинский, никак не мешает.
Я не верю в 96 процентов проголосовавших за возвращение в Россию. Но то, что это сделало большинство — бесспорно. Громче всех об этом говорили люди старшего поколения. Они явно отождествляли нынешнюю Россию с Советским Союзом и временем, когда они были молоды, полны сил, работали, были социально защищены, получали бесплатное лечение и ездили отдыхать по профсоюзным путевкам. И пусть сегодня это – не самые образованные люди, это их право так думать.

Крымчани жили притаившись

Мнение россиян

Я глубоко презираю Януковича, который довел страну до нынешнего состояния, который, как крыса с корабля, убежал из Украины, понимая, что заслуживает страшного народного гнева со всеми вытекающими отсюда последствиями. Я убеждена, что не заслуживает доверия и нынешняя власть, которая в такие же рекордные сроки, как потеряла Крым, готова сдать Евросоюзу свою страну, не рассказывая народу, чем это чревато. Но дело в том, что это – власть уже другой страны.

16 марта мы жили еще в Украине. 17-го – в независимом Крыму, а 18-го – были приняты в состав Российской Федерации.
В день референдума и в понедельник, который был объявлен выходным, гремела музыка, без конца – «День Победы». А ведь для всех нас День Победы — 9 мая 1945 года. Победы кого над кем? Многие думают, что речь идет о победе над украинским фашизмом.

Многие крымчане в Майдане видят только фашизм, не допускают даже мысли о том, что это, в том числе, проявление народного гнева. Люди говорили: там, в Украине – война, а у нас теперь будет мир. Русские не пустят «Правый сектор», русские спасли нас от «бендеровцев». Нас теперь не заставят учить их недоязык, имеется в виду украинский. У нас не будет власти хунты, а именно так называют украинскую власть на российских каналах. Все было в Украине плохо, теперь все будет хорошо.

У некоторых ялтинцев обнаружилась какая-то патологическая ненависть к Украине. Начался процесс замены украинских паспортов российскими. В паспортных столах огромные очереди. И я не раз слышала: «Жаль, что нельзя порвать украинский паспорт и сжечь, без него не выдадут российский». Мне трудно понять, откуда такая ненависть к Украине. Не хочу сказать, что она захлестнула Ялту, но она есть.

«МЫ УЗНАЕМ ДРУГ ДРУГА ПО МОЛЧАНИЮ»

Когда я говорю «я», это не значит, что я такая – единственная. Людей, которые тяжело восприняли резкий поворот в жизни, в своей личной судьбе, не так мало. Но мы молчим, не высказываем свою точку зрения на работе, в транспорте, в магазинах. Мы узнаем друг друга по молчанию. И не раз мое неучастие в разговорах о том, как нам хорошо будет в России, истолковывалось, как враждебное.

Конечно, нет никаких репрессий. Но возле памятника Ленину стоит палатка какого-то «Народного фронта» и там пишут списки «врагов народа» и «своих», кого надо заводить во власть. Там митингуют и призывают «поубивать работников исполкома и похоронить прямо у здания мэрии», на которой слишком поздно подняли российский триколор. Конечно, это – крайности, но еще месяц назад такого нельзя было и представить.
Переругались очень многие семьи, в штыки встречается любое инакомыслие. Конечно, это может показаться мелочами, но из них тоже состоит каждодневная жизнь.

Я для себя нашла внутреннее спасение, разделив Россию и Российскую Федерацию. Я люблю Россию, у меня там много друзей. И в последнее время стало больше. Незнакомые россияне заходят на мою страницу в Интернете, просят прощения за действия России.
Когда я смотрела по телевидению, как тысячи людей в Москве с украинскими флагами выступили против действий своей страны в Крыму, у меня сжималось сердце.

Сейчас эйфория первых дней после референдума проходит. Люди начинают задумываться о простых жизненных вещах. Для многих ограничения передвижения по территории Украины с оккупированной территории Крыма выливаются в серьезные проблемы с бизнесом, с общением с родными на материке.

Закрываются украинские банки. Похоже, курортный сезон будет провален. Хотя многие ждут, что Россия «нагонит» сюда отдыхающих. Уже национализированы все 163 санаторно-оздоровительных учреждения всех форм собственности.

В общем, кто хотел уехать – уехал. Кто решил жить в Крыму – живет. Сегодня пафосные слова о чести, свободе, мире приобрели исконный смысл. Но нет ничего дороже мира. И то, что в Крыму не было кровопролития, наверное, самое главное.

Для меня все произошедшее – как потеря родного человека. Сейчас приходит понимание, что мирный выход Крыма из состава Украины – не самый плохой вариант. Не нужен Украине такой Крым, который настроен против нее. А нам, крымчанам, надо учиться жить в другой стране и за тяжелыми испытаниями последнего времени не потерять любви и уважения к россиянам, к людям, которые стали согражданами.


Комментарии читателей