Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Украина
Объявив 78–летнюю женщину победительницей… конкурса красоты, мошенники обманули ее на 70 тысяч гривен
Поделиться

«Вы просто находка для рекламного бизнеса»

Объявив 78–летнюю женщину победительницей… конкурса красоты, мошенники обманули ее на 70 тысяч гривенАферисты — народ творческий, хоть и гнилой. Все время выдумывают новые и новые способы, чтобы присвоить себе чужие деньги.
Недавно в газету «Факты» позвонила пожилая женщина и, смущаясь, сообщила, что ее прямо на улице обвели вокруг пальца двое незнакомых людей. «Я постоянная читательница вашей газеты, — призналась 78–летняя Татьяна Евгеньевна. — Люблю читать статьи про всяких мошенников. Вырезаю их, складываю в отдельную папку. Еще вчера могла бы похвастаться, что знаю обо всех способах выманивания чужих денег. А вот сегодня сама попалась!»

«ЭТО ЧТО, Я ДОЛЖНА ПРОЙТИ ПО ПОДИУМУ?»

С Татьяной Евгеньевной мы договорились встретиться в кафе за чашкой чая. К назначенному времени 78–летняя женщина, которая выглядит, пожалуй, лет на десять моложе, пришла минута в минуту.
— Деньги, которые я сама отдала этим прохиндеям, собирала на операцию. Муж до сих пор меня ругает, — пожаловалась Татьяна Евгеньевна. — Не хочу, чтобы вы слышали, как мой дед ворчит, а потому не приглашаю вас домой.
Моя собеседница показывает ту самую папку с вырезками из газеты. Успеваю заметить про себя, что бабушка собрала очень большой архив статей о мошенниках.
— Вот теперь, если обо мне напишете, положу статью сюда же, — говорит пожилая женщина. — Она станет последней публикацией о мошенниках в моей коллекции. Все равно я так ничему и не научилась. Хотя раньше чего только мне не предлагали — и приборы с батарейкой от болезни суставов за восемь тысяч гривен, и массажные расчески для головы за 500. И быстрыми беспроцентными кредитами соблазняли. Но я не поддавалась.
Татьяна Евгеньевна вспоминает, что в тот день, когда она встретилась с мошенниками, как раз получила пенсию:
– Иду мимо здания районной администрации, а навстречу мне выходят мужчина и женщина. Обоим где–то под тридцать, в деловых костюмах, с портфелями. Мужчина, увидев меня, заулыбался: «Именно вас мы и искали! Нам так повезло, что вы проходили мимо!» Я сразу же насторожилась. Мол, чего им от меня нужно? Но тут мужчина так начал меня расхваливать, что я растаяла и позабыла об осторожности. «Как вы хорошо выглядите! — сказал незнакомец. — Ну вылитая королева красоты. Сколько вам? 65? Нет? А сколько? 78? Да вы что! Не может быть!» Я только заулыбалась в ответ.
Эти двое представились членами организационного комитета конкурса красоты для пожилых людей, который называется «Для тех, кому далеко за двадцать». Прямо сейчас жюри должно определить победителя, а они якобы выбежали на улицу, чтобы пригласить на конкурс кого–то еще.
«Вы же не будете против принять участие?» — широко улыбалась молодая женщина. Я, признаться, растерялась. «Это что, я должна пройти по подиуму? Когда конкурс? Может, я сбегаю домой и хотя бы платье другое надену?» «Не волнуйтесь! — ответил мужчина. — Ни по какому подиуму ходить не надо. Мы определим победителей по фото!» И начал меня фотографировать… на мобильный телефон. Мне сразу даже в голову не пришло, что для конкурсов красоты фотографии должны быть качественными, а не снятые на мобилку.
Потом организаторы конкурса попросили меня подождать на улице минут десять. Мол, сейчас решится судьба главного приза. При этом мужчина огляделся по сторонам и показал на двух старушек, которые стояли метрах в пятидесяти от нас и о чем–то беседовали. «Вот видите, — сообщил мой собеседник. — Это тоже конкурсантки. Как вы понимаете, у них гораздо меньше шансов победить, чем у вас». С этими словами мужчина и женщина проследовали в здание районной администрации.

«РЕШИЛА ДЛЯ СЕБЯ: ЕСЛИ СКАЖУТ, ЧТО Я ДОЛЖНА ЗАПЛАТИТЬ ЗА УЧАСТИЕ, ТУТ ЖЕ УЙДУ»

– Татьяна Евгеньевна, неужели вас как знатока мошеннических схем тогда ничего не насторожило?
– А что же меня должно было насторожить? Мошенникам нужны деньги. А пока их у меня никто не требовал. Может быть, я все же искала подвох, но тогда его не увидела. Решила для себя: если сейчас ко мне придут и скажут, что я должна заплатить, к примеру, вступительный взнос за участие, тут же развернусь, уйду и ни о чем жалеть не буду. Но эти аферисты закрутили сюжет гораздо интереснее.
Татьяна Евгеньевна вспоминает, что не прошло и пяти минут, как «организаторы конкурса» с улыбками на лице вышли из здания районной администрации. «Поздравляем вас. Вы победительница! — радостно сообщил мужчина. — Впрочем, мы не сомневались, что победа достанется именно вам».
— Я огляделась в поисках других «конкурсанток», но их и след простыл, — продолжает моя собеседница. — Тогда еще подумала, что они не поверили в то, что конкурс настоящий, и ушли. Правда, сомнения у меня все же оставались. Ну, хорошо. Посмотрели они на мое фото — я им понравилась. Теперь будет какой–то приз? Меня что, не пригласят в офис? Не поздравят?
«Понимаете, чтобы пройти в районную администрацию, нужно выписывать пропуск, — заверил мужчина. — Это волокита. Вы же наверняка и паспорта с собой не брали. С членами жюри и нашими спонсорами вы еще пообщаетесь, но чуть позже. У нас будет к вам интересное предложение. Вам предложат поучаствовать в фотосессии, и ваши фото, скорее всего, будут украшать бигборды Киева в рекламе крема от морщин. «Ага! — словно прозрела я. — Вот тут и подвох! За фотосессию я должна буду заплатить три тысячи гривен, а фото в результате никуда не пойдет?» «Да нет, что вы так переживаете? — успокоила меня женщина. — Это не вы нам, а мы вам должны заплатить деньги! За ваш выигрыш в конкурсе вам полагается приз. А к фотосессии мы еще вернемся».
Я растерялась еще больше. Спрашиваю: «Наверное, я должна вам для получения денежного приза сначала дать какие–то деньги?» «Да не волнуйтесь вы так, — смеясь, ответил мужчина. — Вы не должны вносить никаких денег». И тут я совсем потеряла бдительность, окончательно поверив в то, что мне повезло. Раз я не должна никому платить никаких денег, то как же меня могут обмануть? И вот уже «член организационного комитета» достает из портфеля папку, оттуда — листок бумаги с гербовой печатью (я не разглядела, что за штамп стоял на том документе) и произносит: «Согласно положению о конкурсе победительница получает денежный приз. Сумма выигрыша высчитывается так: на каждую тысячу гривен, что у вас есть с собой, мы даем вам 200 гривен. То есть, скажем, у вас в сумочке есть две тысячи — значит, ваш выигрыш составляет 400 гривен!»

ПОТЕРЯЛА БДИТЕЛЬНОСТЬ

– Кстати, лично я начал бы волноваться именно в этом месте, — обращаюсь к своей собеседнице. — Просто, насколько понимаю, у любого конкурса должен быть призовой фонд. И он не может быть безразмерным. А если вы подпольный миллионер, то сколько же вам надо выплатить? Не говоря уже о том, что призы, как мне кажется, выдаются в более торжественной обстановке, а не на улице перед входом в здание районной администрации.
— Да я все понимаю, — говорит Татьяна Евгеньевна. — Потеряла бдительность. Но твердо решила, что никому никаких денег давать не стану, пусть денежный приз будет даже очень большой. А они на то и мошенники, чтобы уметь влиять на людей. Я сказала, что с собой только пенсия. Но вот если бы мне дали возможность сбегать за деньгами домой… К моему удивлению, «члены организационного комитета» согласились на мою уловку. «Знаете, вы нам очень понравились, — признался мужчина. — Вы просто находка для рекламного бизнеса! А потому мы пойдем на нарушение регламента. Вы же недалеко живете?» Я действительно жила рядом. Мне сказали, что у меня есть примерно полчаса, пока в офисе начнут волноваться, что они долго не возвращаются.
Все деньги, которые у меня есть дома, я должна была положить в их конверт. Когда подошли к моему дому, я предложила своим новым знакомым погреться у меня в квартире, пока я собираю деньги. Но они… отказались. Мол, мы не имеем на это права. «Если начальство узнает, что мы заходили в вашу квартиру, нас уволят», — сказала женщина, и они остались ждать меня на улице. Кстати, тем самым еще раз убедив меня в своей порядочности. Не зашли же в квартиру, чтобы посмотреть, где я прячу заначки… Когда начала собирать и пересчитывать деньги, мой дед вопросительно на меня посмотрел. Но я только отмахнулась от него, в уме прикидывая, какой же выигрыш меня ожидает.
– И какая же сумма получилась?
– Я насобирала и уложила в конверт 70 тысяч гривен. Деду объяснять ничего не стала и побежала на улицу. Мы с «членами организационного комитета» вернулись на то место, где познакомились. Мужчина попросил у меня конверт, чтобы пересчитать при мне деньги. «Да, вы правы — получается 14 тысяч, — сказал он. — Сейчас я позвоню нашим и назову сумму».
– У кого в тот момент был конверт с деньгами?
– У него. Все произошло за каких–то 30 секунд. Пока мужчина кому–то звонил, женщина вспомнила, что забыла спросить мой номер пенсионного удостоверения. Я полезла в сумку, нашла документ. Женщина переписывала данные, мужчина заклеил конверт с деньгами и вернул мне: «Получите свой выигрыш прямо сейчас в любой кассе магазина косметики, который находится напротив нас. Я туда уже позвонил. Вас ждут. А нам пора возвращаться к работе».
Конверт с деньгами оставался у меня в руках. Я побежала в магазин и обратилась к первому попавшемуся кассиру со словами: «Меня ждут, я должна получить приз!» Но кассир только удивленно посмотрела на меня. Ни о каких призах участникам конкурса красоты «Для тех, кому далеко за двадцать» там не слышали. Но конверт с моими деньгами ведь по–прежнему был со мной…
– Нетрудно догадаться, что в конверте денег уже не было?
– Да, вы правы. Там б ыла нарезанная бумага. Видимо, мошенники подменили конверт, когда я искала в сумочке свое пенсионное удостоверение. Что ж. Теперь знаю на один вид мошенничества больше… Я написала заявление в милицию. Но, если честно, не особо верю, что мошенников найдут.
…Я обратился в столичную милицию, где мне сообщили, что у них действительно открыто уголовное производство по заявлению Татьяны Евгеньевны. Мошенников ищут, но обнаружить их будет очень сложно. Разве что по фотороботу.

«Факты»