Индустриалка - новости Запорожья

Украина
Киевские ученики пишут "ежик" через "йо", а студенты не знают, что такое античность
Поделиться

Доктор наук Владимир Звиняцковский рассказал о двуязычии в Украине, устаревшей системе образования и поколениях, которые «живут» три года

Киевские ученики пишут Владимир Звиняцковский – доктор филологических наук, литературовед, главный редактор журнала «Русский язык и литература в учебных заведениях», учитель русского языка и заместитель директора по научно-методической работе в частной школе «Афины», а также автор более 10 изданных научных монографий и более 20 учебных пособий.

Он успешно реализовывает свои разносторонние интересы в жизнь и успевает совмещать научную и публицистическую деятельность с преподаванием в одной из самых инновационных частных школ Киева. Мы поговорили с ним о современной системе образования, проблеме «двойного» языка в Украине и о том, как реформировали обучение детей в необычной столичной школе.

Подготовка кадров

Я преподавал в пединституте и видел, что сейчас учителей просто не готовят. Помню, как в 1999 году я преподавал в государственной школе на Соломенке, и тогда там стояли такие длинные лавки в столовой. Вот эти лавки мои 8-классники затаскивали в класс, за задними партами тесно садились мои студенты из института. Я вел урок, а они записывали все, что я делаю и говорю. После этого мы ехали в институт, они поднимали конспекты уроков и лекций и говорили: «Вы на лекции говорили так, а в школе делали по-другому. Почему?». С этого и начиналось обучение. И так не учат сейчас студентов педагогических специальностей.

Безграмотность

Что касается преподавания языков, то моя теория состоит в том, что детей, которые говорят и учатся по-русски, проще научить украинскому языку, а не наоборот, и начинать их обучение в любом случае нужно с нуля. А у нас говорят: «Вы этот язык уже знаете, он у вас родной». При этом пишем мы через пень-колоду, читаем непонятно как, и говорим на суржике, а ученики в 8-ом классе пишут ежик через «йо».

Двойной язык

В Украине дети очень часто учатся не на том языке, на котором они говорят в семье и в жизни. Например, говорят по-русски, думают по-русски, но учатся в школах с украинским языком обучения.

У нас в школе большинство детей говорит по-русски, и мы не настаиваем, чтобы они вообще перестали говорить по-русски. Но если ребенок пришел на урок, который идет на украинском, то он должен говорить там по-украински. Но это, к сожалению, плохо получается, и возникает проблема. У детей происходит смешение языков в голове, и добиться от них грамотности очень сложно.

Устаревшая система

Преподавать описательные курсы языков, «спущенные» из вуза в школу «при царе Горохе», в наших условиях билингвизма – двуязычия – уже бессмысленно. Вообще система образования устарела во всех направлениях, по всем предметам, устарели даже сами эти предметы.

Инновации в обучении

Я, учитель русского языка, работаю в дружных парах с учителями украинского языка. Например, диктанты мы берем друг у друга, переводим на свой язык и диктуем текст и перевод на уроках, идущих в один день или на следующий день, а потом вместе работаем над ошибками. Создаем общий «Парк ошибок», где ошибки, возникающие при переводе, помещаем в общие «клетки». В нашем парке-зоопарке мы эти ошибки «приручаем» и «перевоспитываем».

Поколения

У одной моей коллеги за 18 лет преподавания в школе «Афины» сложилась теория: каждые 3 года к нам приходит новое поколение детей, и каждые 3 года нужно забыть все, что мы наработали, выбросить и придумать заново. У нас сейчас вот есть 9 класс, и чувствуется, что с них уже начинается новое поколение. С ними мы только ищем методы преподавания. Когда я пришел в школу «Афины», я не поверил своей коллеге, а сейчас я вижу, что есть уже и 6-й класс, с которым тоже никто старыми методами не справляется. Приходится искать новые методы.

Деградация

В ВУЗе преподавать страшно неинтересно. Я работал с первокурсниками 20 лет подряд, и все эти 20 лет я наблюдал деградацию. У меня даже тест есть. Я спрашиваю: «Эпоха Возрождения – чего?». 20 лет назад в аудитории из 50 человек 5 человек могли сказать, что это эпоха возрождения античности. 10 лет назад дай Бог, чтобы это был 1 человек. Последние годы не ответит никто, а когда услышат от профессора правильный ответ, то спросят: «А разве Возрождение было после античности?» Сейчас студенты развитые, общительные, открытые, коммуникабельные, у них подвешен язык. Но подавляющее большинство не знает абсолютно ничего, что полагается узнавать в школе, и так же безграмотны, как мои семиклассники с их «йожиком». А в институте же нельзя начинать с нуля, это уже бессмысленно. Я всегда говорю: включайте компьютерный редактор, это ваше единственное спасение.

Творчество

Чем мне нравится наша школа «Афины», так это тем, что каждый учитель здесь – сам творец не только своего урока, но и своего предмета. Я принес что-то свое – то, что я хочу, чтобы дети унесли. Детям ведь вложить что-либо в голову очень сложно. Для этого необходимо, чтобы и я, и ученик – мы вместе что-то творили. Нужно, чтобы ученик был соавтором чего-то, чтобы он был заинтересован, чтобы у него тоже был какой-то продукт, который он должен выдать «на гора». И это не контрольная и не зачет.

Учитель – менеджер

У нас у каждого ученика есть свой личный тьютор – это педагог, который индивидуально работает с учеником. Консультирует его, следит за оценками, общается с родителями. В концепции нашей школы – это представитель семьи в школе, а школы в семье. Родителей ведь нет здесь, но зато есть человек, которому родители всегда могут позвонить, днем и ночью. Это его обязанность, он за это получает деньги. Можно сказать, это менеджер ребенка, и ученик может сам выбрать себе тьютора среди своих учителей.

Как на Западе

Британский студент проводит с тьютором 90% учебного времени. Он не слушает много «чужих» лекций – их много и не надо. Ведь есть Интернет, библиотеки, но главное – есть человек, который в этом море не даст утонуть. Я видел в Канаде, как там работает эта система – не только в университете, но и в некоторых общеобразовательных школах. Мы решили, что 90% мы, пожалуй, не потянем, а 50% — попробуем. Это пока эксперимент.

Западные зарплаты

Когда я преподавал в Канаде, то зашла речь о том, чем я занимаюсь в Украине. И когда я рассказал обо всем, чем я занимаюсь, они мне сказали: «Какой вы разносторонний!». А я им ответил: «Ребята, я бы очень хотел быть таким «односторонним», как вы. Вечно читать и совершенствовать свой спецкурс о Чехове, выпустить книгу»… Но мне платили зарплату за спецкурс о Чехове в 10 раз больше, чем я получал профессором здесь. И такие условия работы и оплаты любого западного профессора. В прошлом году я, наконец, издал книгу своей жизни – о чеховской системе ценностей. Писал ночами – естественно, без всякого гонорара.

Профильное образование

Наше Министерство наконец опомнилось и устраивает профилизацию образования. Но это будет профанация вместо профилизации. Мы прекрасно понимаем: чтобы проект сработал, он должен стать бизнес-проектом, в него нужно вложить огромные деньги. А у нас в профилизацию вкладываются деньги, сопоставимые с ремонтом одного завода, и это по всей стране. Фактически, никакие средства не вкладываются. Не говоря уже о том, какие зарплаты получают эти учителя.

Основа прежде всего

У нас в школе уже есть профилизация, но базовые дисциплины, конечно, все равно преподаются. Чтобы ребенок начал путь профилизации, все равно базовые знания нужны. Профилизировать ведь нужно что-то. А если человек не знает физику точно так же, как не знает историю, то как он может определить то, что ему нравится больше?
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Источник:«Сегодня»


Комментарии читателей