Индустриалка - новости Запорожья

Мир, Спорт, Украина
Анна Мельниченко: «Хотелось бы сняться в рекламе или для обложки журнала»
Поделиться

Наша «золотая» семиборка рассказала о том, как хотела уйти из спорта, о свадьбе с десятиборцем Касьяновым и о любви к жаре.
 Анна Мельниченко: «Хотелось бы сняться в рекламе или для обложки журнала»
— Аня, мало кто рассчитывал на ваше «золото». Легко выступать, будучи не главным фаворитом?
 
— Да, так легче. Благодарна близким за то, что никто меня не грузил ожиданиями. Я-то понимала, что есть надежда на первое место, но никто на меня не давил. Вот Оле Саладухе было очень тяжело, потому что со всех сторон от нее ждали «золота».
 
— Какие были чувства после первого дня соревнований, который вы закончили лидером?
 
— Нечему было удивляться, я показала свои результаты. Посчитала свои очки и поняла, что для моего копья запас в очках маловатый, но в тройке могу удержаться, и я успокоилась.
 
— А что же не так с копьем?
 
— Меня уже давно беспокоит травма плеча. Вообще мы не планировали в этом году выступать в семиборье. В начале сезона я взяла копье, а рука болит, травма не долечена, ну мы копье и забросили. Думали, что выступлю в прыжках в длину, и все. А потом оказалось, что не такой уж и простой вид эти прыжки, и ничего хорошего у меня в них не вышло. Потом начался сезон в многоборье: первый старт, второй — и я стала лидером сезона. Как тут уже не поедешь на чемпионат мира!
 
— Как вас поддерживал во время ЧМ ваш парень десятиборец Алексей Касьянов?
 
— Натерпелся он со мной, конечно. Перед соревнованиями меня всегда одолевают плохие мысли, просчитываю все самые плохие варианты. Например, я могу наступить на линию во время забега. Леша мне все время говорил, что я хорошо готова и волноваться мне незачем. А уже потом наши ребята-многоборцы мне признались, что им Леша сказал: можно ждать «золота». Спасибо ему большое, что он мне этого не говорил, не сваливал на меня эту ответственность.
 
— Что думали, когда стояли на старте решающей 800-метровки?
 
— Это ужасные чувства. Ждать 8 часов между последними видами очень тяжело, а мне же эти мысли страшные в голову лезут бесконечно. Знала, чтобы не отдать лидерство в общем зачете, на 800-метровке могла проиграть 4 секунды, но не больше. Соперницы побежали быстрее, чем я ожидала, и я за них вцепилась. Думала одно: «Как бы не отпустить». На последних метрах я уже поняла, что «золото» мое. Как вспоминаю, аж сердце колотится. Ноги не шли, все болело. Отдышалась немного и пошла за флагом. Это непередаваемое чувство, все тебе хлопают, машут. Хотелось бы еще раз такое пережить. Вспоминала слова Люды Блонской, когда она говорила, что вторая или третья — это такое, а когда ты стоишь и играет гимн — это невероятно… Украинские болельщики в Москве меня тоже поразили — как они болели, пели гимн. Я такого еще не видела, мы все остались поражены. На следующий день я пришла им автографы раздать, а у людей слезы на глазах. Россияне увидели прыть наших и сами стали поддерживать громко, без наших бы они такими активными не были.
 
— При какой погоде вам больше нравится выступать?
 
— Мне нравится больше в жару. Холод я тяжело переношу. В Москве же погода была идеальной. Ни холодно — не надо было одеваться сильно, ни жарко — не пекло и не расслабляло солнце.
 
— Вы тренируетесь с Лешей?
 
— Да, тренируемся и живем вместе в Запорожье. Два года назад я туда переехала, стала работать с тренером Дмитрием Лепой. Тогда у меня ничего не получалось, и я хотела уже заканчивать со спортом. Потом я переехала к Леше жить. Попросила Дмитрия Ивановича присмотреть за мной на тренировках, если я им не буду мешать. И он меня вывел из моих травм, подтянул физподготовку так, что уже в зимний сезон я начала устанавливать личные рекорды. С ним я тренируюсь в два раза меньше, мы не делаем лишних упражнений. Он так все четко распределяет. И в мои 30 лет показатели намного улучшились. Например, в спринте я стала лучше, а с возрастом обычно наоборот происходит. Я даже больше скажу: я еще не показала того, на что способна.
 
— Есть еще одна пара многоборцев — американец Эштон Итон и канадка Брианн Тейзен-Итон. Эштон стал победителем среди мужчин, а вот его жене вы оставили «серебро»…
 
— С Брианн мы постоянно общались между видами, она рассказывала об их свадьбе, спрашивала, когда уже у нас будет, в гости приглашала. Потом на пресс-конференции она сказала, что хотела две «золотые» медали в семью. Я ей ответила, что им и «золота» Эштона хватит, нам тоже нужно «золото» в семье (смеется)!
 
— На ЧМ был инцидент, когда Леша передавал вам флаг, а стюард отталкивал вас и тянул за аккредитацию. Организаторы извинились?
 
— Конечно, нет. Это было ужасно, хамство было повсюду. Я была в эйфории тогда и не очень понимала, что происходит. Потом мне Леша рассказал, что и толкали, и за аккредитацию хватали. Хотя Эштон с Брианн обнимались, их не трогали. Мне тоже хотелось прижаться к любимому человеку, но меня оттолкнули. Этого стюарда убрали на запасное поле, но мне от этого не легче. Да и на следующий день — пришли на стадион посмотреть на Олю Саладуху, а нас оттолкнули, чуть ли не «вон пошли!», мол, не стойте на проходе.
 
— А расскажите вашу историю любви с Лешей.
 
— Познакомились еще в 2007-м на Универсиаде в Тэгу. У Леши была своя личная жизнь, у меня — своя. Виделись только на соревнованиях, просто дружили. Потом мы поехали на сборы в Португалию в 2009-м, были там месяц, общались каждый день. Приехала я со сборов и поняла, что мне его не хватает, а на зимних сборах он меня пригласил на свидание. Первые три месяца мы никому об этом не говорили, не знал даже наш близкий друг Витя Кузнецов (прыгун тройным. — Авт.). Не многие за нас порадовались, начальство с опаской относилось к нашим отношениям. Лешу в Португалию на сбор отправляли, а меня в Украине оставляли. Первый год был очень тяжелым для нас. Когда мы его пережили, то поняли, что остальное преодолеем.
 
— Когда же все-таки свадьба?
 
— Для себя мы давно уже определились, осталось только время найти. Леша, конечно, говорит мне, что хочет видеть меня своей официальной женой. Предложения он мне не делал, но два года назад мы обменялись колечками в День святого Валентина.
 
— Уже успели познакомиться с его родителями?
 
— Да, я ездила в Стаханов. Очень понравились его родители, они для меня пример. Столько лет вместе, а у них такие чувства друг к другу, как в первые годы. В своей семье я такого не видела, потому что мои родители развелись. Иногда я даже Леше говорю, что вот сейчас любовь, а потом она пройдет, и так не хочется этого. На это он мне всегда отвечает: «Посмотри на моих родителей. Папа до сих пор маму на руках носит». И я успокаиваюсь.
 
— По Москве прогулялись?
 
— Первый раз на Красную площадь вышли в субботу, а так спали, ходили на стадион. В субботу как раз был марафон, так мы покричали Васе нашему (Матвийчуку. — Авт.), поддержали его. Впервые вообще видела марафон. Центр Москвы мне очень понравился с этими улочками и ресторанчиками. Из отеля я видела только пробки на улицах и не могла представить, почему люди так рвутся в Москву. После центра я это поняла, но жить там бы не хотела. Не хочется тратить жизнь на пробки и стрессы. Мы в Москве всегда ездили в метро, очень утомительно. Была еще ситуация такая. Вышли из гостиницы и попросили отвезти нас в город. Рядом же стоят машины, а нам говорят, что у нас нет надписи VIP на аккредитации и нам не положено. Пошли на дорогу, поймали машину и добрались. А в Лондоне, например, нас везде возили бесплатно. Там вообще спортсменов на руках носили.
 
— Вы — очень красивая девушка. Были, может, предложения сняться в рекламе или журналах?
 
— Пока не предлагали, но мне очень хотелось бы. Для этого пиар-менеджер нужен какой-то, что ли. Сама же я не буду никому предлагать пригласить меня на сьемки. Пловцы и боксеры снимаются, а нас не зовут. Оля Саладуха у нас очень красивая, может затмить любую модель в рекламе. Хотелось бы, чтобы нами кто-то занимался, чтобы девочки маленькие смотрели на нас и мечтали быть легкоатлетками.

Источник: uaf.org.ua 


Комментарии читателей