Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Украина
Координатор гуманитарного проекта «Эвакуация-200»: Мы не делим тела на свои и чужие
Поделиться

В рамках гуманитарного проекта Вооруженных Сил Украины «Эвакуация-200» из зоны боевых действий вывезено больше 860 тел и фрагментов погибших, из них больше 300 еще не идентифицированы. Об этом «Индустриалке» рассказал координатор проекта подполковник Михаил Котелевский.

Координатор гуманитарного проекта «Эвакуация-200»: Мы не делим тела на свои и чужие

Михаил Котелевский приезжал на Кушугумское кладбище забирать останки командира 51-й бригады ВСУ полковника Павла Пивоваренко.
— Со средины 2015 года динамика идентификации — положительная, — рассказывает Михаил Михайлович. — При СБУ создана межведомственная структура — объединенный центр поиска пропавших без вести и освобождения пленных, в работе которого принимают участие представители всех силовых структур — Министерства обороны, СБУ, Национальной полиции. На сегодняшний день идет обмен информацией, неточности согласовываются, что даст возможность быстрее вернуть имена ребятам, погибшим в 2014-2015 годах. Это, в основном, Иловайск и Дебальцево.

Координатор гуманитарного проекта «Эвакуация-200»: Мы не делим тела на свои и чужие
Координатор гуманитарного проекта «Эвакуация-200»: Мы не делим тела на свои и чужие

Неопознанных военнослужащих, особенно тех, которые погибли под Иловайском и Дебальцево, массово хоронили на Кушугумском кладбище в Запорожской области и Краснопольском в Днепре. На сегодняшний день, на Кушугуме безымянными продолжают оставаться 79 могил, но останки 13 погибших военнослужащих уже идентифицированы и идет оформление документов для передачи родственникам, ещё по пяти военнослужащим есть совпадения по ДНК экспертизе, но родственники погибших не соглашаются с ними. На Краснопольском кладбище остаются безымянными 127 захоронений.

Координатор гуманитарного проекта «Эвакуация-200»: Мы не делим тела на свои и чужие

— Есть еще кладбище в Старобельске Луганской области, где похоронены погибшие из 80-й бригады и батальона «Айдар», защищавшие Луганск и аэропорт, при помощи следственных органов мы также занимаемся тем, чтобы они были идентифицированы, — говорит подполковник Котелевский. — Задача начальника Генштаба — к концу года окончательно понимать по каждой такой могиле: при каких обстоятельствах военнослужащий погиб и какие принимаются меры, чтобы вернуть ему имя.

Координатор гуманитарного проекта «Эвакуация-200»: Мы не делим тела на свои и чужие

Нам активно содействуют волонтерские организации, мы сотрудничаем с Всеукраинским общественным объединением «Союз «Народная память», в народе известным как миссия «Черный тюльпан», он входит в состав нашей гуманитарной миссии «Эвакуация-200». Плодотворное сотрудничество дает возможность идентифицировать ребят, не без участия следственных органов, естественно.
Михаил Михайлович, вы и сейчас вывозите погибших из зоны боевых действий?
— Всех, кто погиб в зоне проведения АТО, эвакуируют наши поисковые группы, на нашем транспорте от Министерства обороны. В Днепропетровске они проходят освидетельствование в бюро судмедэкспертизы и при содействии областных военных комиссариатов по регионах организуется транспортировка для передачи родственникам и захоронения.
Не могу не спросить, а что с теми военными, которые погибли на территории, впоследствии занятой боевиками?
— В 2014-2015 годах в рамках проекта «Эвакуация-200» были вывезены более 215 тел. Опять же это Иловайск и Дебальцевские события. В начале 2016 года произошла смена руководства представительства противоборствующей стороны и сегодня стало очень сложно вести с ними диалог.
У нас есть более 35 локаций, по которым поисковики готовы выехать и провести разведку. И в случае обнаружения останков немедленно вернуть на украинскую территорию. Но понимания с той стороной мы пока не находим. И все же, невзирая на это, мы и дальше проводим работу.

Тело запорожца, Героя Украины лейтенанта Богдана Завады, служившего в Нацгвардии и, по официальным данным, погибшего в бою 16 июля под Мариновкой Шахтерского района Донецкой области продолжает оставаться на территории, неподконтрольной Украине. Там еще ополченцы жестко обстреливали и десантников 79-й бригады

— Есть ряд мест, за которые мы боремся. На самом деле это очень длительный и сложный процесс. Мы ведем активный диалог и он, похоже, подходит к пониманию нового руководства противоборствующей стороны. Мы все-таки надеемся, что благоразумие восторжествует и нам дадут возможность поехать и забрать ребят.
Михаил Михайлович, а есть ли случаи, когда как неизвестных украинских военных на наших кладбищах хоронили представителей, как вы говорите, противоборствующей стороны?

— Да, есть. При содействии следственных органов мы проводим диалог с родственниками, которые проживают на временно оккупированной территории, даем возможность приехать, сдать биологический материал для ДНК-экспертизы, в установленном порядке погибшие идентифицируются. И мы всецело содействуем, чтобы родственники их похоронили.

Мы не делим тела погибших на своих и чужих. Будем честны: они все граждане Украины, они заложники конфликта. А наша гражданская, военная позиция, мы как христиане должны передать тела родственникам, чтобы они похоронили своих близких и могли почтить их память.

Фото Александра Прилепы