Индустриальное Запорожье

Украина
Украинки все чаще рожают для других: кого выбирают в суррогатные матери и сколько платят
Поделиться

Украинки все чаще носят под сердцем чужих малышей, помогая ощутить радость материнства бездетным парам. Кого берут в суррогатные матери, сколько женщинам платят за девять месяцев труда и округлившиеся формы.

Украинки все чаще рожают для других: кого выбирают в суррогатные матери и сколько платят

Мы проанализировали полсотни анкет из открытых баз суррогатных матерей и составили портрет украинки, готовой подарить жизнь чужому малышу (см. инфографику). Оказалось, на столь ответственный шаг зачастую идут матери-одиночки, которые воспитывают одного-двух собственных малышей. Больше всего среди них домохозяек, швей и поваров со средним образованием, но встречаются также дипломированные архитекторы, юристы, химики, представительницы физического труда — плиточницы, маляры-штукатуры и охранники, печатницы, кассиры и кладовщицы. «По нашим наблюдениям, пары отдают предпочтение нехудым претенденткам. А еще хотят, чтобы женщина жила в пригороде или селе, подразумевая, что она там будет употреблять хорошую пищу, пить домашнее молоко», — рассказали в центре репродуктивных технологий MamaHelp.

ЦЕНА ВОПРОСА. В основном услугами украинок пользуются пары из-за границы, чаще всего из европейских стран, где суррогатное материнство запрещено или имеет строгие ограничения, США, Израиля и даже Аргентины и Бразилии. Как пояснили нам в международном агентстве «Вспомогательное материнство», украинское законодательство в этой сфере является одним из самых благоприятных в мире, и право генетических родителей защищено еще на этапе подсадки эмбриона. Кроме того, наши женщины неприхотливы и просят сравнительно небольшое вознаграждение за свой труд — от $10 000 до 15 000, в то время как в США «живые инкубаторы» хотят минимум $30 000—45 000, что сопоставимо со стоимостью добротной «единички» в украинской столице. В целом же программа суррогатного материнства вместе с вознаграждением маме и юридическим сопровождением обходится в Украине около $25 000. За дополнительную плату паре готовы подобрать вип-женщину с опытом или организовать роды за рубежом.

ПРОГРАММА. По закону суррогатной мамой может стать здоровая женщина, которой уже исполнилось 18, при этом у нее должен быть собственный малыш, а в анамнезе не должны значиться медицинские противопоказания. В клиниках, как правило, к программе суррогатного материнства привлекают женщин от 21 до 35 лет, рожавших не меньше года назад без осложнений и кесарева сечения.

Бездетные супруги подбирают суррогатных мам при помощи агентств-посредников, в базах клиник, либо самостоятельно — в соцсетях и на специальных сайтах можно отыскать множество объявлений украинок, желающих выносить чужого малыша. После знакомства супругов с суррогатной матерью (в редких случаях пары знакомиться не хотят) стороны заключают договор, и начинается программа. Для подготовки организма к необычной беременности женщина принимает специальные медпрепараты, а процедура подсадки эмбриона, по словам самих мам, занимает не больше 10 минут, безболезненна и проводится без анестезии. Как рассказал нам директор информационно-юридического центра «Артемида» Сергей Иванкевич, около половины стоимости процедуры идет на медикаменты, а закон разрешает переносить женщине до трех эмбрионов. Как правило, украинские медики подсаживают два, чтобы повысить вероятность того, что хотя бы один из них приживется. По словам Иванкевича, половина суррогатных матерей вынашивает одного ребенка, а вторая половина — двойню. За услугами украинских сурмам обращаются и пары с нестандарной сексуальной ориентацией, но им отказывают, ведь по закону рожать для них запрещено. Однако перебирать могут не только родители, но и женщины. «Я бы никогда не согласилась родить ребенка для одного человека, ведь у малыша должна быть полноценная семья», — рассказала нам суррогатная мама Яна А.

Украинки все чаще рожают для других: кого выбирают в суррогатные матери и сколько платят


ИСТОРИЯ МАМЫ: ПЕРЕСУДЫ И ДУХИ В ПОДАРОК

Программа суррогатного материнства предполагает полную анонимность, ведь, боясь косых взглядов, некоторые женщины умудряются скрывать столь щепетильную информацию даже от собственных детей, отправляя их на поздних сроках беременности к родне. В базах суррогатных матерей не встретишь ни одного имени, лишь фото и анкетные данные, по которым биологические родители выбирают «временный дом» для собственного малыша. Поэтому на контакт мамы идут неохотно, однако «Сегодня» удалось отыскать женщину, которая за последние три года выносила за вознаграждение двоих мальчиков.

35-летняя Ирина живет в деревне Харьковской области, где подрабатывает в местном магазине. На такую «работу» женщину толкнула нужда, ведь ей приходится самостоятельно воспитывать трех подрастающих детей: сыновей 17 и 14 лет, а также 16-летнюю дочь. «О возможности стать суррогатной матерью узнала из объявления в газете. Нормальной работы у нас практически нет, потому пытаясь немного заработать, позвонила по телефону в объявлении. Затем поехала в харьковскую клинику, где меня хорошо приняли, осмотрели и дали «добро» на участие в программе. Здесь же со мной общался психолог, чтобы выяснить, не захочу ли я оставить ребенка себе, но я сразу сказала, что хочу совместить приятное с полезным: помочь людям создать полноценную семью и получить деньги, а передумать — и в мыслях не было. Я морально готовилась к этому и воспринимаю участие в программе, как работу, — рассказывает суррогатная мама. — Первая пара была из-за границы, но мы с ними общались в основном через фирму-посредника. Кажется, они были из Италии, но дополнительных вопросов я не задавала, меня их личная жизнь не сильно интересовала. Во второй раз я родила малыша также для женщины из Европы, для нее он стал третьим ребенком, а старшие — от предыдущего брака. Теперь у меня осталась последняя возможность стать суррогатной матерью, ведь возраст уже поджимает. Вот жду предложений и откажу лишь в том случае, если меня не устроит сумма, в остальном не перебираю».

Кроме вознаграждения, бездетные супруги оплачивали женщинам хорошее питание во время всего периода беременности и одежду, которую приходится менять из-за растущего животика, а также покрывали расходы на медобследования, анализы и роды. «В объявлениях девочки просят от $10 000 до $20 000, но биородители предлагают порой меньше минимального порога, но хорошо, что каждая мать самостоятельно определяет нужную ей сумму. Гонорары за предыдущие роды помогли мне с семьей переехать в другой дом, сделать ремонт, оплачивать обучение старшего сына. Об отдыхе за границей я даже не мечтаю, а автомобиль — слишком дорогое удовольствие», — говорит Ирина.

От родных своего участия в программах она скрывать не стала, и детям объяснила, дескать, они уже не маленькие, все поняли, и лишних вопросов не задавали. А вот неодобрительные взгляды окружающих женщина решила игнорировать. «В селе, как узнали, здороваться не перестали, но соседки судачили за спиной. Я же сразу сказала: «Да, участвую программе, законы этим не нарушаю, а остальное никого не должно касаться», дав понять, что пересуды меня не волнуют. И разговоры прекратились», — продолжает суррогатная мать.

Во время «чужой» беременности женщина не работала, посвящая все время малышам, но при этом за девять месяцев душой к ним не прикипела и, как было сказано в контракте, передала в роддоме биологическим родителям. «Суррогатным матерям не показывают детей, но первого ребенка я видела, поскольку три дня провела с ним в роддоме. Ухаживала за ним, как положено, но понимала, что это чужое дитя. Когда же нас выписывали, видела на лицах родителей радость, они были очень счастливы, а мне в благодарность подарили духи и набор помады на травах. Никакой связи с родителями мы не поддерживаем, даже не знаю, как назвали детей, но любопытно было бы увидеть, какими они стали», — рассказывает Ирина.

ССОРЫ И СПОРЫ ИЗ-ЗА ГОНОРАРА И КЕСАРЕВО

В отличие от более зажиточных иностранцев, наши соотечественники далеко не всегда готовы выложить кругленькую сумму за счастье взять на руки долгожданного малыша. Однако за аренду чужого живота готовы отдать последнее и предлагают даже бартер. Так, в сети мы отыскали объявление, в котором в качестве вознаграждения суррогатной матери готовы отдать недвижимость под Черкассами. «Двухэтажный дом в жилом состоянии, площадью 199 «квадратов» на пять спален. В некоторых комнатах не поклеенные обои, нет лестницы на второй этаж. Яблони, абрикосы растут, за участком небольшое озеро. Дом находится в 40 километрах от Черкасс», — сказано в объявлении. На ежемесячные расходы его авторы готовы выделять суррогатной матери по $200.

КОНФЛИКТЫ. Несмотря на волнительный и радостный момент зарождения новой жизни, обе стороны умудряются изрядно потрепать друг другу нервы, перебрасываясь взаимными обвинениями. «Безответственная сурмама Оксана К. из Житомирской области вынашивала нам двойню, чем была недовольна всю беременность, постоянно ныла, что мало денег. Отказалась давать нотариальное согласие на запись нас родителями до получения денег, при этом курс округляла в большую сторону. Не соблюдала предписания врачей и всячески нарушала условия. У малышей после рождения выявили целый букет торч-инфекций, вследствие чего один ребенок был в реанимации, но ей было наплевать», — сетует мама двух малышей Алина.
Часто причиной конфликтов становятся психологическая несовместимость и повышенные требования, как то приезжать в генетическим родителям по первому требованию, рожать ребенка посредством кесарева сечения, даже если на то нет медицинский показаний, принимать большое количество медицинских препаратов для перестраховки. Но женщины не сдаются и готовы бороться за собственные права, а не безропотно следовать инструкциям. «Я против редукции (искусственное уменьшение количества принявшихся эмбрионов. — Авт.). Есть люди, которые спокойно относятся к аборту, но я всегда была против. А редукция — не что иное, как аборт, и мне тяжело положить такой грех на душу. Я считаю, что не нужно подсаживать три эмбриона, если столько не выносить, а многие родители настаивают как раз на этом. Кроме того, мне не нравится требование биологических родителей присутствовать при родах. Это интимный процесс, и мне не хочется выставлять это на показ, психологически тяжело абстрагироваться от присутствия посторонних наблюдателей», — сетует суррогатная мама Екатерина.

Огорченные родители даже создают в сети черные списки неблагонадежных женщин, в которых указывают личные данные мамочек и причины негодования. Судя по сообщениям, некоторые мамы проходят обследование и лечение за их счет, а потом внезапно перестают отвечать на звонки и переходят к другой паре за большее вознаграждение. Некоторые, взяв предоплату, срывают искусственную беременность, отказываются принимать лекарства по советам медиков. А бывает, и шантажируют, требуя повысить гонорар за услуги. Обманутые биородители также жалуются на то, что некоторые сурмамы курили и гуляли по ночам.

ГРОМКОЕ ДЕЛО. Несколько лет назад в Украине разгорелся скандал из-за того, что суррогатная мать из города Бар Винницкой области решила не отдавать мальчиков-близнецов, которых родила для бездетной пары из Италии. Женщина уверяла, что не подозревала об оплодотворении, дескать, ее обманули, подсадив эмбрионы во время обычного осмотра, а генетические родители уверяли, что она требовала увеличить сумму выплаты. За то, чтобы передать детей биологическим родителям, бились и медики, и юристы, но женщина была непреклонна и уверяла, что прикипела к ним душой.

ЗВЕЗДНЫЕ РОДИТЕЛИ

Услугами суррогатных мам пользуются и звезды — кто-то боится испортить фигуру и на время скатиться со звездного Олимпа, другие не могут самостоятельно выносить малыша в силу возраста или даже пола. Так, в декабре 2015-го второй раз мамой стала звезда украинского шоу-бизнеса Ирина Билык. Мальчика, которого назвали Табризом для пары певицы и режиссера Аслана Ахмадова родила в европейской клинике суррогатная мама.

Но, пожалуй, самым нашумевшим было отцовство короля российской поп-музыки Филиппа Киркорова, которому суррогатные мамы с разницей в семь месяцев родили двух малышей — дочь Аллу-Викторию и сына Мартина. Впрочем, отец-одиночка выступает против термина суррогатная мать, предпочитая называть женщин, родивших ему малышей, «подругой» и «хорошей знакомой».

Известный латиноамериканский певец Рики Мартин в 36 лет стал отцом близнецов Маттео и Валентино, ради воспитания которых забросил карьеру, уверяя, что самостоятельно ухаживает за малышами и даже меняет им подгузники.

Девочек-близняшек Табиту и Марион воспитывает чета американских актеров Сары Джессики Паркер и Мэтью Бродерика. В 2009-м двойное счастье супругам подарила суррогатная мать Мишель Росс. Появление в семье очаровательных малышей спасло пару от зятяжного кризиса и развода.

Источник: Сегодня