Индустриалка - новости Запорожья

Спорт
А в самолете – мертвая тишина
Поделиться

Как корреспондент «Индустриалки» летал на футбол в Тбилиси

 

А в самолете – мертвая тишина13 февраля в международном аэропорту Донецка при посадке разбился Ан­24, в котором из Одессы на матч «Шахтера» с дортмундской «Боруссией» летели болельщики. Для пятерых этот рейс стал последним в жизни, точная причина катастрофы до сих пор неизвестна.

А мне припомнилась история, которая произошла много лет назад, когда летать самолетом было по карману любому работающему человеку. И связана она
тоже с футболом и полетом.

 

Ноябрь 1977 года. Я постучал в дверь главного редактора «Индустриалки» Андрея Степановича Клюненко и зашел в кабинет.

­ Андрей Степанович, мне бы в Тбилиси слетать к родственникам. Хочу погостить, и футбол посмотреть, между «Динамо» и швейцарским «Грассхопперсом».

­ Во живем, на футбол черти­куда летаем! Вардидзев, поезжайте на родной «Металлург», я вам и машину свою на часок дам.

­ Андрей Степанович, разрешите…

­ Ну хорошо, только материал привезите, напишите, как там грузины на футболе с ума сходят.

Я улетел.

На огромной Вокзальной площади столицы Грузии, рядом с возвышающейся чашей стадиона имени Владимира Ленина, людской «рой» стал собираться за три часа до начала игры. Почти все усатые мужики промывали глотки: кто ­ чачей, кто ­ коньяком, закусывая его шашлыками, еще чем­то.

А в самолете – мертвая тишинаА у меня проблема — как попасть на стадион: билетов в кассах уже неделю не было. И вдруг рядом вверх взметнулась рука с двумя бумажками. Туда, быстрее туда…

­ Мужчина, продай билет, я из Запорожья специально на футбол прилетел, я журналист…

­ Слушай, кацо, правду говоришь?

­ Правду, вот мое удостоверение.

­ Зачем мне твоя книжка? На белэт и молись за «Динамо», мы этот Цурих порвем на мелкие­мелкие кусочки.

В ответ я протянул двадцатипятирублевую купюру с Лениным.

­ А, дарагой, ты савсэм не так делаешь, как я хочу. Я тебе таких бумажек тоже дам, хочешь?

Я не хотел, а от предложенного коньяка, признаюсь, не отказался.

Через час на стадионе вместе с 80 тысячами грузин я орал во всю глотку. Когда же в середине первого тайма Рамаз Шенгелия вогнал мяч в ворота швейцарцев, стадион буквально взорвался. Казалось, что рев болельщиков был слышен и в Запорожье.

На следующий день поиск нового билетика — авиационного. В кассе мне предложили улететь в Запорожье через четыре дня: давай 18 рублей ­ и вперед! Но я не мог столько ждать! И тогда пошел к коллегам в газету «Заря Востока».

­ Да, точно, в твой город проблема улететь, самолет маленький. Давай на Днепропетровск, вы же рядом, ­ предложил мне спортивный журналист.

…«Тушка» до Днепра долетела быстро. При заходе на посадку самолет начал быстро терять высоту, послышался хлопок вышедших из его чрева колес, впереди показалась взлетная полоса. И вдруг самолет резко дернулся, начал набирать высоту, лег на левый борт и пошел над рекой.

Сделав круг, наверное, до Запорожья, вновь пошел на посадку, и вновь – в небо. В салоне была мертвая тишина, да такая, что пассажиры слышали, как летал невесть откуда взявшийся комар.

А тут еще сидевшая рядом старушенция уж явно некстати начала вспоминать: «Вот так же два года назад над Сухуми самолет летал­летал, а затем нырнул в Черное море». Пассажиры сидели полуживые, и только обильный пот заливал наши лица.

С третьей попытки самолет таки замер напротив здания аэропорта.

­ Что случилось? ­ выходя, поинтересовался у стюардессы.

­ Летчики первый раз прилетели в Украину, полосу еще не знали, не могли на нее попасть, ­ услышал в ответ.

Слава Богу, мы уже на земле – подумалось…


Комментарии читателей