iz.com.ua

Происшествия
«Напал мужик – голый и весь в крови»
Поделиться

Осужденный за убийство по неосторожности мелитополец надеется доказать свою непричастность к преступлению

Кроме того, Лебедь – левша, и если ударил или оттолкнул Залату,
то сделал это левой рукой, но,
судя по расположению у того травм, они возникли, как если бы его били правой

МЕЛИТОПОЛЬ

«Напал мужик – голый  и весь в крови»Роковой оказалась случайная встреча и непродолжительная ссора для двух мелитопольцев 23 и 58 лет (возраст на момент описанных ниже событий). Старший мужчина в тот же день скончался, а младший, спустя 14 месяцев, был признан виновным в причинении ему смерти по не­ осторожности. Но с вердиктом Фемиды горожанин не согласился и надеется доказать свою непричастность к преступлению в суде высшей инстанции.

В том, что произошло во второй половине дня 21 октября 2010 года на улице Александра Невского в Мелитополе, много неясного. Поначалу сердобольные люди вызвали сюда «скорую помощь», дескать, мужчине стало плохо. Однако подступиться к нему врачи не смогли, горожанин был пьян и вел себя достаточно агрессивно. Спустя 20 минут на телефон «103» поступил еще один звонок с того же адреса, на месте медики застали уже знакомого мелитопольца… мертвым.

Первая версия – произошло ДТП, поскольку тело (позже выяснится, что это 58­летний Леонид Залата) находилось на обочине дороги. Очевидцы описали причастное к нему транспортное средство, и сотрудники ГАИ по горячим следам наведались к его хозяевам – семье Лебедь.

­ В тот день я послала младшего сына Илью на почту, заплатить за свет, нам поздно платежку принесли, – вспоминает события 21 октября 2010 года Нина Лебедь. – Вскоре он приезжает и говорит: «На меня напал мужик, голый и весь в крови».

­ Я еще хотел поехать разобраться, может, он машину хотел отобрать, а тут гаишники появились и обвинили сына, что он сбил человека и скрылся с места преступления, – продолжает ее супруг Владимир. – Автомобиль осмотрели, на нем ­ ни царапины, то есть никакой аварии не было.

­ Просто я возвращался домой по улице Александра Невского, а по дороге шел человек с тачкой, грязный, побитый, в одних трусах и носках, хотя уже прохладно было, – добавляет сам Илья. – И видно, что нетрезвый. Я остановился, жду, пока этот товарищ пройдет. А он тачку у переднего бампера бросил и ко мне, ударил через открытое окно, полез внутрь, я от него – вылез через пассажирское сиденье.

Вытащил мужчину из салона, а он начал на меня кидаться, пошатнулся, может, я его и оттолкнул, он на машину оперся и так по ней сполз на землю. Я его подхватил и к обочине попытался оттащить, не оставлять же его посреди проезжей части, он невменяемый был, очень пьяный. Подошел, видимо, его приятель, помог. Потом я «скорую» вызвал, сел и уехал.

То, что Леонид Залата в этот момент был жив, подтверждали и свидетели на суде. При этом люди рассказывали, что еще до встречи с Ильей Лебедем он с кем­то дрался, по всей видимости, со своими собутыльниками. К тому же мелитополец, пока шел по улице, разделся и несколько раз падал то в лужу, то на свою тачку. Так что, скорее всего, травмы, которые стали причиной смерти, он получил именно в этот промежуток  времени, считают в семье Лебедь.

«Кличко такого не сделает!»

У трех мелитопольцев, с которыми Леонид Залата 21 октября 2010 года выпивал возле почтового отделения по улице Александра Невского, на этот счет свой взгляд. Дескать, все проходило тихо­мирно, никто никого не бил. Когда расставались, их новый знакомый, действительно, еле стоял на ногах, а сделав с десяток шагов, растянулся на земле.

Тогда­то ему и вызвали карету «скорой», но врачей Леонид Залата встретил отборной бранью и к себе не подпустил.

Сами медики на судебном заседании это подтвердили, добавив, что человек «в категорической форме отказался от помощи» и телесных повреждений не имел. Зато они появились, когда бригада прибыла на то же место вторично, при этом мужчина уже не подавал признаков жизни.

По выводам судмедэкспертизы, смерть Леонида Залаты наступила в результате закрытой черепно­мозговой травмы, выразившейся в переломе костей черепа, кровоизлиянии под мягкую мозговую оболочку и в ткань мозга, осложнившейся отеком и дислокацией (смещением) головного мозга. Получил он ее при однократном падении на землю после удара в лицо. Следствие уверено, что нанес его именно Илья Лебедь, тем более, что об этом он сам говорил сотрудникам милиции сразу после ЧП.

­ У сына спросили: «Ты ударил?», он ответил: «Может, и ударил», – говорит мать подсудимого. – Им надо было быстрей дело закрыть.

­ Прицепились, что у Ильи на тыльной стороне руки была царапина, – продолжил Владимир Лебедь. – Но Залата же к нему подошел и сразу в глаз, сын руки раскинул, защищаясь, может, тогда и зацепил кисть, а может, когда из машины выбирался. Но не в этом дело. Даже если допустить, что он ударил Залату, когда оба уже стояли у автомобиля, то у того не могло за один раз появиться столько повреждений на голове  (располагались, по данным судмедэкспертизы, в левой лобной и лобно­височной, а также правой теменно­затылочной области и области верхней губы. – Е.Д.). И череп бы не раскололся на 12 сантиметров! Кличко такого не сделает! Это нереально! Если бы еще человек упал столбиком на асфальт с высоты своего роста – может быть. А так, кинетическую энергию, которую тело могло получить при ударе, погасила машина. Залата на нее оперся и сполз вниз, сев на задницу, потом лег на бок, головой на асфальт.

Родители парня также добавляют, что следователь не стал разрабатывать другие версии развития событий, которые привели к смерти Леонида Залаты, и им самим пришлось разыскивать свидетелей. К тому же дочка погибшего вскоре после происшествия пыталась добиться от них денежной компенсации. Но мелитопольцы были уверены в невиновности своего сына и, естественно, отказались платить.

Лишить свободы нельзя оправдать

Когда в судебном заседании дошло до прений, представитель гособвинения, считая вину Ильи Лебедя в совершении убийства по неосторожности доказанной, запросил для него максимально возможное наказание – пять лет лишения свободы. Правда, с учетом личности парня и отсутствием судимости, предложил не изолировать его от общества и назначить испытательный срок три года. В свою очередь потерпевшая сторона – Елена Власенко (дочь погибшего Леонида Залаты) не согласилась с вариантом условного наказания.

­ Сегодня подсудимый так поступил с моим отцом, неизвестно, с чьим он родственником так завтра поступит, если безнаказанно все пройдет, –  отметила женщина. – Убийство моего отца в моральном плане – нервный стресс, не дай Бог такое кому­то пережить. Когда человек умирает сам – это одно, а тут – другое.

В свою очередь защитник подсудимого Валерий Кисиль обратил внимание суда, что дочь погибшего почему­то не стала поднимать вопрос неоказания медицинской помощи ее отцу. Ведь бригада «скорой» в первый раз его даже не осмотрела, при этом врачи заявили, что у Леонида Залаты на тот момент не было никаких травм.

­ Возникает вопрос, зачем было вызывать человеку «неотложку», если он просто, как нетрезвый, упал в лужу, – отмечал в своей речи Валерий Иванович. – Если он отказался от помощи, вел себя неадекватно, почему никто не позвонил в милицию? Когда «скорая» уехала, Залата начал сбрасывать с себя одежду, не было ли это признаком агонии, последствием телесных повреждений, которые он на тот момент имел? Материалами дела это не опровергнуто, и никто не разобрался, что же произошло на самом деле до встречи с Лебедем. Кроме того, мой подзащитный – левша, и если ударил или оттолкнул Залату, то сделал это левой рукой, но, судя по расположению у того травм, они возникли, как если бы его били правой.

Адвокат также подчеркнул, что Леонид Залата, когда ударил Илью Лебедя и полез к нему в автомобиль, создал для парня реальную угрозу. Но молодой человек пытался погасить конфликт, и пределов необходимой самообороны не превышал, от его действий смерть нападавшего мужчины наступить не могла. С учетом этих обстоятельств Валерий Кисиль попросил оправдать своего подзащитного и направить материалы уголовного дела в прокуратуру или органы досудебного следствия для установления истинных причин гибели 58­летнего мелитопольца.

* * *

Выслушав доводы всех участников процесса, суд все­таки признал Илью Лебедя виновным в совершении убийства по неосторожности и приговорил его к четырем годам и шести месяцам лишения свободы, постановив освободить осужденного от отбывания наказания, если в течение трех лет он не совершит новое преступление. Также обязал парня выплатить дочери погибшего 20 тыс. гривен в виде компенсации за причиненный моральный вред. С таким вердиктом горожанин не согласился и подал апелляционную жалобу.