Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Происшествия
Прошу считать меня хулиганом
Поделиться

От парикмахерской до прокуратуры

От трех до шести лет за решеткой – такое наказание должны понести четверо мелитопольцев, которых суд признал виновными в совершении серии поджогов в родном городе. 15-месячное разбирательство по  резонансному делу вылилось в обвинительный приговор, но точку в нем ставить рано. У молодых людей есть право обжаловать судебный вердикт, и они им намерены воспользоваться

МЕЛИТОПОЛЬ

— Я готов выплачивать ущерб,
но не смогу этого сделать
из заключения. И это не то место,
где человек может исправиться.
Прошу не лишать меня свободы,
так как есть семья, любимый человек, хочу начать новую жизнь

Красный петух погулял на славу

Прошу считать меня хулиганомПервой ласточкой в череде пожаров стало возгорание ничем не приметной, разве что необычным названием, парикмахерской «Армине». Произошло оно ночью 17 января 2011 года и лишило почти на три месяца клиентов привычного сервиса, а хозяев – этнических армян – заработка. Столько времени понадобилось для ремонта закопченных помещений и избавления от запаха гари, приобретения новой мебели и инвентаря.

На неслучайный характер ЧП указывал как рассказ очевидца, так и найденные остатки бутылки и следы легковоспламеняющейся жидкости. Но по горячим следам злоумышленника (одного или нескольких, тогда это не было известно) правоохранителям задержать не удалось.

Затишье длилось недолго – 21 февраля неизвестные забросали бутылками с зажигательной смесью фасад караимского кафе «Чир-Чир», повредив вывеску, козырек крыши и кондиционер. Этот факт зафиксировала камера видеонаблюдения, что, однако, не помогло в оперативном раскрытии преступления.

Через месяц, в ночь на 28 марта, поджигатели наведались в офис горрайонной организации Компартии Украины. В это здание, как и в парикмахерскую, «источник огня» попал через разбитое окно. До приезда спасателей успела основательно выгореть одна из комнат, досталось также прилегающим помещениям. Но и в этом случае быстро призвать кого-либо к ответу у милиции не получилось.

Следующий шаг, как позже выяснится – четверки горожан, был более дерзким: 1 мая молодые люди побывали у горрайонного суда и оставили после себя пылающей входную дверь. Тушить пламя кинулся охранник – сотрудник спецподразделения милиции «Грифон», получив при этом незначительные ожоги. Инцидент теперь уже бывший начальник горотдела Андрей Куртев назвал «определенным вызовом системе» и обещал найти виновных в ближайшее время. Но слова не сдержал.

Поджигатели дали о себе знать спустя 4,5 месяца. На этот раз досталось фасаду здания межрайонной прокуратуры, и – о, чудо! –подозреваемые, как в организации этого пожара, так и описанных выше, нашлись в тот же день. Прокурор Руслан Серый тогда отмечал: на самом деле их личности были известны милиции задолго до очередного ЧП, а взять «огненную команду» планировалось, как только она снова пойдет на дело. Вот только никто не мог предположить, что новым объектом станет именно надзорный орган.

Вместе с информацией о задержании злоумышленников были озвучены и их мотивы – неприязнь к лицам неславянской национальности, недовольство политикой коммунистов, а также работой правоохранительных органов.

Хотели «немножко похулиганить»

Отпираться четверо мелитопольцев не стали. Из показаний обвиняемых, озвученных в ходе судебных заседаний, выходило, что мозговым центром был самый младший из них – 22-летний Александр Радолов (сам парень это отрицал, указывая, что планы разрабатывались сообща). Именно он подбирал объект, запасался бензином, а затем распределял роли среди ребят, которых и перезнакомил. Сошлись они с 23-летним Дмитрием Свитанько, 24-летним Антоном Бойко и 25-летним Антоном Шамовым якобы на почве любви к спорту и вместе тренировались (возраст парней указан на момент оглашения приговора). На дело они шли вместе, правда, дважды без старшего из приятелей.

В случае с парикмахерской «Армине» и кафе «Чир-Чир» молодые люди подтвердили, что использовали «коктейли Молотова», как еще называют самодельные «бомбы»-бутылки с горючей смесью. В офисе коммунистов же просто разбили окно, облили раму и прилегающую стену бензином, а потом подожгли. Так же поступили с входными дверями суда и прокуратуры.

Последний пожар потух сам собой, а остальные возгорания ликвидировали подразделения МЧС. Каждый раз ребята использовали перчатки, а иногда и маски. И обязательно наблюдали, чтобы не появились свидетели их художеств.

Единственное, что оспаривала четверка на судебном следствии, — националистические и антикоммунистические настроения. Перестала быть актуальной и тема мести Александра Радолова правоохранительной и судебной системе за несправедливое к себе отношение (в 2009 году парню дали условный срок за причинение тяжких телесных повреждений и хулиганство, но от отбытия наказания в 2011-м освободили). Якобы говорили они это под давлением, а на самом деле хотели проверить оперативность работы экстренных служб, милиции и «немножко похулиганить», плюс никому не намеревались причинять серьезного ущерба. Но такая трактовка возмутила некоторых потерпевших.

— На одном из заседаний я называл ребят фашистами, меня поправил судья, я извинился, – пояснил свою позицию представитель горрайкома КПУ Виктор Яковенко. – Но я это слово подобрал не случайно: коммунисты уверены, что поджог нашего офиса – политическое мероприятие. Раньше нам и надписи оскорбительные на здании оставляли, и красное знамя срывали – это не должно продолжаться!

— Никакое это не хулиганство, а разжигание межнациональной розни, – уверен член правления Всеукраинской ассоциации крымских караимов Михаил Арабаджи. – После случившегося в кафе «Чир-Чир» мы собирали совет национальных общин и выясняли, что людям то стекла били, то свастику на стенах рисовали. Для тех, кто это делал, безразлично — караимы, евреи, татары или азербайджанцы, мы для них на одно лицо, инородцы — и все!

«Не ломайте  судьбу»

Когда дело дошло до судебных прений, представитель государственного обвинения подчеркнул: четверо мелитопольцев по всем эпизодам имели умысел на уничтожение зданий целиком, а не их частей. В пользу этого говорит то, что поджоги они совершали в ночное время, тщательно следили за окружающей обстановкой, чтобы не помешали случайные прохожие.

— Подсудимые поясняли, что были убеждены: никаких тяжких последствий не наступит в связи с тем, что кто-то вызовет пожарных или сам потушит пламя, – привел пример прокурор. – Но у меня возникает вопрос: откуда уверенность, что это произойдет своевременно? Считаю, в этой части к показаниям следует отнестись критически. Тем более что сотрудники МЧС поясняли — вероятность распространения пожара на другие объекты, если бы с его ликвидацией запоздали, была высока. Речь о рядом стоящем жилом доме, в случае с офисом организации КПУ, помещениях общежития, первый этаж которого занимала парикмахерская «Армине», а также квартиры хозяина кафе «Чир-Чир», расположенной рядом с ним.

Представитель гособвинения напомнил, что в суде и прокуратуре хранятся документы, порча или уничтожение которых могла бы дезорганизовать работу госучреждений. Плюс внутри могли находиться люди (в первом случае так и было), а значит, их жизнь преступная группировка тоже подвергала опасности. И это уже не говоря о материальном ущербе и «расовой нетерпимости», как почве для действий по двум эпизодам.

В связи с этими обстоятельствами было предложено назначить для всей четверки наказание в виде реального лишения свободы. По семь лет для Александра Радолова, Дмитрия Свитанько и Антона Бойко (ему также вменялось незаконное приобретение и хранение оружия и боеприпасов – дома при обыске нашли обрез ружья и патрон), и пять – для Антона Шамова.

Адвокаты с такой квалификацией не согласились, настаивая, что имело место всего лишь хулиганство и отправлять за решетку молодых людей нет оснований.

— Мнение, что подсудимые совершили покушение на умышленное уничтожение зданий полностью, появилось у органа досудебного следствия не сразу, – отметил, в частности, Олег Зубов. – На это должен был указывать способ поджога, то есть наличие нескольких очагов возгорания по периметру объекта или внутри него. А он всегда был один. Если речь о намерении уничтожить документы, то источник огня должен был быть заброшен в помещение, где находится архив, или кабинеты следователей. Это я беру суд и прокуратуру, но там поджигались только входные двери, а в последнем случае вообще произошло самозатухание!

Защитники, кроме того, обращали внимание суда на неправильные расчеты ущербов, нанесенных поджогами, что не дает основания относить их размер к особо крупным. А также просили учесть раскаяние своих клиентов и не изолировать их от общества, дескать, вину осознали и готовы исправляться.

Все четверо подсудимых в своих выступлениях это подтверждали и отмечали, что 15 месяцев в неволе (а под стражу их заключили в конце сентября 2011-го) не прошли даром.

— Этого времени было достаточно, чтобы переосмыслить свои действия, впредь у меня нет ни малейшего желания нарушать закон, – заявил Дмитрий Свитанько. – Намерен приложить все усилия, чтобы возместить причиненный ущерб, но считаю, что тюремное заключение отрицательно скажется на возможности это сделать.

— Я совершил глупость, и многие пострадали из-за этого, дураком был, – подчеркнул Александр Радолов. – Я готов выплачивать ущерб, но не смогу этого сделать из заключения. И это не то место, где человек может исправиться. Прошу не лишать меня свободы, так как есть семья, любимый человек, хочу начать новую жизнь.

— Эти 15 месяцев были не просто временем без семьи, нормальной еды и сна, это стало для меня очень тяжелым уроком, – высказал свою позицию Антон Шамов, единственный в компании семейный и имеющий ребенка. – Из него я вынес очень важные для себя решения, понял, что для меня важно. Никому из находящихся в зале не желаю попадать за решетку.

— Искренне сожалею о том, что мы содеяли, – поддержал приятелей Антон Бойко. – Надеюсь, у меня все впереди, хочу быть полноценным членом общества, завести семью, ребенка, жить, как все. Не ломайте судьбу…

…Оглашение приговора у судьи Приазовского районного суда Елены Пантилус заняло почти два с половиной часа. При определении наказания в качестве отягчающих обстоятельств была учтена повторность преступлений и предварительный сговор группой лиц. А также то, что кафе «Чир-Чир» и парикмахерская «Армине» были подожжены на почве вражды к лицам неславянской национальности — на это указывал как характер телефонных бесед молодых людей, так и содержание листовок, изъятых у них дома.

Смягчающими обстоятельствами стали явки с повинной, чистосердечное раскаяние и содействие следствию, а также частичное возмещение ущерба (общая его сумма составила чуть больше 160 тыс. гривен).

В итоге все четверо признаны виновными в совершении оконченных покушений на умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества путем поджога, причинившее ущерб в особо крупных размерах и тяжкие последствия, а Антон Бойко еще и в приобретении и хранении оружия и боеприпасов без предусмотренного законом разрешения.

Наказанием для них стало лишение свободы: на 3 года для Антона Шамова, 5 лет – Антона Бойко, 5 лет и 6 месяцев – для Дмитрия Свитанько и 6 лет – для Александра Радолова. Срок осуждения исчисляется со дня задержания, поэтому для каждого будет вычтено время, уже проведенное за решеткой. Мелитопольцы с решением суда не согласились и намерены подавать апелляцию.