Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Запорожье, Право
Запах преступления: эксперты-криминалисты дали мастер-класс
Поделиться

Люди несведущие уверены: только явные следы на месте преступления либо топорно подделанный документ могут выдать злоумышленника. На самом деле даже такая эфемерная субстанция как запах может относиться к вещественным доказательствам. Как его таковым сделать, а также о других секретах службы «Индустриалке» рассказали в отделе технико-криминалистического обеспечения работы органов внутренних дел Научно-исследовательского экспертно-криминалистического центра при ГУ МВД Украины в Запорожской области.
Запах преступления: эксперты-криминалисты дали мастер-классУтолщения в следах «говорят» о хромоте
Наглядным пособием для журналистов стала зеленая лужайка, где якобы накануне произошла потасовка. Один из компании, до этого принявшей на грудь, оказался на больничной койке. Кто его избил, предстоит выяснить следствию, помочь которому с доказательной базой – задача экспертов.
Для начала мнимое место преступления оградили лентой, а затем каждую улику – следы обуви, бутылку из-под водки, пластиковые стаканчики, нож, пачку от сигарет, окурок, перчатку, кусок доски – пометили карточкой с номером. Дальше пошла рутинная работа.
— Перед нами достаточно информативная следовая дорожка, –  обратил внимание на «отпечатки» обуви на песке старший эксперт отдела технико-криминалистического обеспечения работы ОВД Виталий Гундич. – После ее осмотра можно сделать вывод: тут прошел один человек, поскольку узор подошвы повторяется, и предположить: это был мужчина средних лет крепкого телосложения, невысокого роста. Мы также можем определить его особенности при ходьбе, замерив длину, ширину шага, угол разворота стоп, утолщений в следах. Наличие последних, к примеру, свидетельствует о хромоте.
Чтобы собранные сведения можно было затем «пришить к делу», криминалисты в обязательном порядке фотографируют «объект» и переносят его в виде схемы на бумагу. После этого с одного из обувных следов делают копию, в теплое время года заливая его гипсом, а в холодное – серой. Но так поступают только с объемными, а для фиксации плоских используют темную дактилопленку.
— С нее снимается защитный слой, прикладывается к следу низа обуви, который в данном случае отобразился на доске, и прижимается, –  поясняет начальник сектора №9 отдела технико-криминалистического обеспечения работы ОВД Сергей Божко. – На липком желатиновом слое остается отпечаток, который закрывается сверху пленочкой и упаковывается в пакет. Теперь его можно исследовать, фотографировать, измерять и  хранить в материалах уголовного производства.

Пот выделяется всегда
Следующая на очереди для изучения — хлопчатобумажная перчатка, оброненная на месте драки. Безусловно, ее тоже приобщат к вещественным доказательствам. Но до этого эксперты изымают одорологический,  т.е. запаховый, след вещи, которая могла принадлежать либо человеку, поднявшему руку на своего товарища, либо самому потерпевшему.
— Стерильной фланелевой тканью, которая сыграет роль абсорбента, накрываем перчатку, сверху пищевой фольгой, придавливаем чем-нибудь и оставляем на некоторое время, – демонстрирует процесс старший эксперт отдела технико-криминалистического обеспечения работы ОВД  Ольга Золомихина. – Затем ткань упаковывается в стерильную банку, герметично закрывается и сопровождается биркой с указанием времени и даты изъятия, погодных условий, в которых оно проводилось, а также времени контакта абсорбента с предметом, от которого отбирался запаховый след.
Не оставить после себя его человек практически не может, добавляют специалисты, что и позволяет установить его причастность к правонарушению. В идентификации личности обычно задействованы либо специально обученные собаки, либо физико-химические приборы. Главное, чтобы было что анализировать.
— Преступники – народ изворотливый и идут на все, чтобы «не засветиться» на месте преступления – надевают на руки перчатки или носки на обувь, замывают отпечатки различными веществами, – подчеркивает замначальника  отдела технико-криминалистического обеспечения работы ОВД Александр Фалько. – Но тот же пот выделяется всегда, как и слюна, а значит, преступник может оставить после себя на месте еще и следы биологического происхождения (это также кровь, сперма, волосы, остатки кожного эпителия, следы жизнедеятельности человека. – Е.Д.), из которых может быть выявлен ДНК-профиль человека. В нашей работе постоянно появляются какие-то новые методы и себя приходится держать в умственном тонусе.
Запах преступления: эксперты-криминалисты дали мастер-классИногда вещдоки приходится… выпиливать
И если уже описанные способы сбора вещественных доказательств для большинства гражданских – диковинка, то процедура выявления отпечатков пальцев благодаря фильмам хорошо знакома. Поверхности, в данном случае это была водочная бутылка, обрабатываются с помощью кисти магнитным дактилоскопическим порошком, что позволяет проявить следы, а затем изъять их с помощью скотча. А дальше – самое интересное.
— В распоряжении экспертов есть автоматизированная дактилоскопическая идентификационная система «СОНДА», которая сравнивает собранные отпечатки со всеми, включенными в массив, и выдает список наиболее похожих, –  отмечает замначальника  отдела технико-криминалистического обеспечения работы ОВД Александр Фалько. – А в 90-х, когда я только пришел работать, лежали стопки дактилокарт, сотни и тысячи, их приходилось пересматривать своими родными глазками. Проверка следов только по одному преступлению могла растянуться на неделю, а то и на две, а сейчас можно все и за час обработать!
Но поскольку в базу заносятся только люди, уже преступившие закон, иногда помогает то, что отпечатки выдают анатомическую особенность хозяев. Один из таких случаев припоминают эксперты: в 2007 году в частном доме был зарезан мелитополец, а на месте преступления «наследил» кто-то без одного пальца на правой руке. Оказалось, что это один из знакомых погибшего, который стал свидетелем расправы и помог установить личность душегуба. Бывает также, что вещественные доказательства приходится в буквальном смысле добывать.
— Как-то мы выезжали в Бердянск на осмотр места происшествия, где на деревянном полу остался кровавый след обуви, –  приводит пример Александр Николаевич. – Доски были уложены еще в советские времена, очень основательно! Ломик, пилка, стамеска – слесарные инструменты, которые мы для подобных случаев возим с собой. Два часа упорных боев, и эту улику мы изъяли, что в дальнейшем способствовало раскрытию преступления.  Точно так же иногда происходит и при кражах. Да, мы делаем полимерный слепок, допустим, с входной двери, которую взломали, но идеально – иметь в вещдоках сам объект исследования, то есть ее часть.
Запах преступления: эксперты-криминалисты дали мастер-классОт газеты не избавился – и попался
Специалистам отдела технико-криминалистического обеспечения работы органов внутренних дел по силам и портретная, и почерковедческая экспертизы, а также техническая экспертиза документов.
— Чаще всего встречаются ворованные паспорта с переклеенными фотографиями. На это ухищрение идут, чтобы оформить кредит и затем по нему не рассчитываться, – объясняет Александр Фалько. – Бывает, в договорах меняют даты либо полностью текст, либо с подражанием выполняют подпись за человека, который ее не хотел сам ставить. Иногда дописывают что-то – к примеру, изначально в накладной значилось 100 гривен, а потом появилось 10 000. От нас требуется провести исследование,  выявить подлинность документа, почерка и выдать заключение, которое является доказательством в суде.
Александр Фалько вспоминает, как ему приходилось идентифицировать печати 40-х годов, чтобы женщина могла получать пенсию. А еще рассказывает случай, когда на месте двойного убийства по улице Каспийской в Мелитополе был изъят фрагмент газеты, о который злоумышленник вытер окровавленный нож. А позднее в доме у подозреваемого – жителя Херсонской области – была найдена газета с оторванной страницей. Экспертиза доказала, что раньше эти два «объекта» составляли единое целое, это позволило привлечь человека к ответственности.
— Работа нашей экспертной службы не всегда заметная, но сложная и кропотливая, ведь порой осмотр места происшествия затягивается на 10-16 часов, – подчеркивает Александр Николаевич. – При этом можно и на краже кур сделать массу кругов, изъять, образно говоря, 38 перышек и других вещей, которые никак не помогут в раскрытии преступления. А можно выявить, зафиксировать и передать следователю небольшой, но информативный объем следовой информации, которая выведет на злоумышленника и вместе с выводами экспертизы станет реальным доказательством его вины.

Кстати

Вчера у работников этой службы был профессиональный праздник — День экспертов. Поздравляем!


Комментарии читателей