Индустриальное Запорожье

Мир
Российские солдаты рассказывают правду о тайной войне Путина: "Если бы я знал, что это для войны, я бы уволился"
Поделиться

Когда НАТО проводило свой саммит, а Путин договаривался с Киевом о прекращении огня, «российское общество в ужасе отшатнулось от сообщений о тайных похоронах военных, убитых на Украине», утверждает Анна Немцова на страницах Newsweek. «За несколько дней, с 12 августа по 2 сентября, количество смертей российских военных превысило 200 человек на войне, которая официально не имела места», — пишет журналистка, передает Инопресса.

Российские солдаты рассказывают правду о тайной войне Путина:

«Один из солдат-контрактников, служивший на Украине, описал в телефонном интервью Newsweek «самый долгий август» своей жизни на фронте. Что было хуже всего? Раненые друзья, умирающие в ростовских госпиталях, отправка домой «людей в цинке» — «груз 200″ — и большой риск попасть в их число», — говорится в статье. «Когда в прошлом месяце мы ехали поездом в Ростов, я понятия не имел, что мы отправимся на Украину; все мы считали, что нас доставили на базу для обычных рутинных учений. Если бы я знал, что это для войны, я бы уволился еще в Костроме, ведь у меня дома двое маленьких детей», — сказал неназванный «десантник 331 полка 98-й Гвардейской воздушно-десантной дивизии России».

«Он говорит, что среди его сослуживцев было мало понимания идеи Путина об основании Новороссии как сепаратистское государство на Восточной Украине», — пишет Немцова.

По словам автора, утром того дня полк этого десантника вернули на базу в Ростовской области, чтобы солдаты вымылись в бане и выспались. «С тех пор, как 18 августа они пересекли украинскую границу, солдатам представился первый шанс на передышку от боя, на то, чтобы по-быстрому поговорить с родственниками. Чтобы в них не опознали российские регулярные силы, командиры приказали десантникам переодеться в западную военную камуфляжную форму для пустыни (ее излишки поступают в свободную продажу), которую их жены должны были купить им на собственные деньги», — говорится в статье.

«Никто не просил военнослужащих подписать какие-то дополнительные бумаги, хотя текущие контракты не содержат условия о дислоцировании в иностранном государстве», — утверждает Немцова. «Я никогда не вызывался делать это добровольно; но любые попытки уйти были бы напрасны: завтра нас посылают обратно в мясорубку; если бы раньше кто-то рассказал мне о правде, никто из нас не завербовался бы за тысячу долларов в месяц для того, чтобы на Украине его изжарили заживо», — сказал «офицер в возрасте за 30, попросивший скрыть его личность», как пишет Немцова.

«Вторжение на Украину происходило в замедленном режиме с весны», — продолжает журналистка. 16 апреля ополченцы в зеленой форме, выглядевшие профессионально, окружили административное здание в Славянске на Восточной Украине.

«Мы — «вежливые зеленые человечки», рожденные в СССР. Совсем, как в Крыму», — сказал мне один из них», — пишет Немцова.

«2 июня в Россию въехал первый грузовик с крупной кривой цифрой «200» на боку. Он вез обратно 31 тело российских военных-«добровольцев», большинству из которых было сильно за 30 или немного за 40″, — говорится в статье.