Индустриалка - новости Запорожья

Главные, Запорожье, Мир
Федор Конюхов: «Есть задачи, которые нужно выполнять в одиночку»
Поделиться

Со дня на день заканчивается отпуск известного путешественника Федора Конюхова, который два летних месяца провел в родных краях – селе Атманай Акимовского района. Впереди у нашего земляка очередной «поход», на этот раз на весельной лодке через Тихий океан от побережья Чили до Австралии. Как идет подготовка к преодолению нового маршрута и насколько сложно Федору Филипповичу дался переход с Северного полюса до Канады на собачьих упряжках, «Индустриалка» узнала из первых уст.
Федор Конюхов: «Есть задачи, которые нужно выполнять в одиночку» 

«На дрейфующем льду приветствуется глубокий мороз»

Такой деятельный человек, как Федор Конюхов, а ведь он не просто путешественник, а еще и писатель, художник, священник, даже на отдыхе не сидел, сложа руки. За два неполных месяца провел недельку на острове Бирючем и нарисовал там очередную картину, навестил родовое гнездо в селе Чкалово Приазовского района, где жила какое-то время его семья, а теперь будет музей, поучаствовал в нескольких праздничных мероприятиях в Мелитополе, встретился с руководством Запорожской области, и даже в Великобританию «смотался»! Там, в городе Ипсвич уже завершено строительство девятиметровой лодки, на которой Федору Филипповичу предстоит покорять тихоокеанские просторы. Вот и напросившись в Атманай, в гости к человеку-легенде, поговорить с ним обстоятельно о путешествиях оказалось делом непростым. Домашние хлопоты и руководство строительством Арки Мира – символического объекта, призывающего задуматься о вечных ценностях, то и дело отвлекали Федора Конюхова.

Хорошо, что к нему как раз нагрянули коллеги из Донецка и Мариуполя, которые также не могли удержаться от расспросов, и тут оставалось только записывать. Естественно, обойти вниманием «свежую» экспедицию было невозможно, тем более что она вполне могла закончиться в первый же день. На самом старте от Северного полюса Федор Конюхов вместе с нартами, которые тянули 12 тренированных собак, угодил в полынью. И это при сильнейшем морозе! Чтобы не превратиться в ледышку, надо было быстро переодеться, но как это сделать, если негде укрыться?!

— Только вертолет улетел, который доставил нас от полярной станции «Барнео» до Северного полюса, грохот еще был слышен, как я оказался по пояс в воде, – совершенно спокойно припомнил обстоятельства ЧП Федор Филиппович. – К счастью, собаки вытащили, сразу с себя все снял и надел запасное белье, одежду, а ту, что намокла, пришлось потом долго вымораживать. Помните как в фильме «Джентльмены удачи» от цемента брюки «избавляли», примерно так и я свои. Они замерзли, я их в палатке ставлю колом и бью лыжной палкой, мну, так постепенно вода вымораживается, только соль остается, а раз соль, то одежда все равно полностью не высыхает.

— А какая же температура была в тот момент, и каким был максимальный показатель за время этого путешествия?

— Северный полюс очень холодный, это даже не Антарктида и не Эверест, и все из-за влажности. На этот раз пик был 43 градуса мороза, чем ближе к земле, тем теплее, у самого побережья Канады уже было минус 17-14. А вообще на дрейфующем льду, по которому мы преодолели около 900 километров, приветствуется глубокий мороз, чтобы быстрее полыньи замерзали. Об это еще Роберт Пири (американский исследователь, прошел от мыса Колумбия до Северного полюса в 1909 году — Е.Д.) говорил. А то идешь, а на пути трещина открытая, до горизонта, и ждешь, то ли она затянется где-то, перемычка образуется, то ли льдины одну к другой подтянет течением.
Федор Конюхов: «Есть задачи, которые нужно выполнять в одиночку»  

«Мы успели схватиться за землю за шесть часов до непогоды»

— А если температура повышается, наверняка, это добавляет сложностей?

— Конечно, хотя нам самим теплее. Я-то, в отличие от моего товарища Виктора Симонова – напарника по экспедиции «Северный полюс – остров Гренландия», в этих краях в пятый раз и прекрасно знал, что нас ждет. К примеру, снег пошел – плохо, собаки по живот в нем, и сверху засыпает, нарты тяжело им тащить. А еще под ним может быть открытая вода: я так во второй раз провалился. Собаки прошли, я стал в кашу, а там льда нет, снег на воде, как будто ровный, и стал погружаться. Так что тепло еще хуже.

— Нужна, выходит, золотая середина!

— В Арктике ее как раз не бывает! Открытая вода, торошение, тонкий лед – все плохо, как и ветер, он может подтолкнуть льдины, а может наоборот разорвать их. Или еще хуже, ураган может разыграться. На подходе к Канаде мы получили информацию о его приближении. Нас Господь Бог уберег, мы успели схватиться за землю – дошли до мыса Колумбия – за шесть часов до непогоды. Иначе нас с Виктором Симоновым и собаками вполне могло унести в Гренландское море. Зато полностью разломало российскую дрейфующую научную станцию «СП-40», на помощь которой был выслан атомный атомоход «Ямал» — 14 дней до нее добирался!

При необходимости и для нас была бы организована спасательная операция, правда, не бесплатно! Ты же в обязательном порядке кроме жизни и вещей, страхуешь свой путь, и на бланке на пяти языках фраза: «Нет спасения без вознаграждения». Так что, если выслали за тобой самолет или ледокол, то, независимо от расстояния, все деньги заберут. По Северному полюсу это 300 тысяч долларов, а по Южному – 2 миллиона! Известный полярник Виктор Боярский, который был в нашей экспедиции менеджером, и не раз ходил на Северный полюс, в какой-то момент решил, что мы не сможем покорить неприступный маршрут и даже «открыл» страховку, сообщив ее номер канадцам. Но этот шаг оказался преждевременным.

К слову, интересно вышло с великой канадской полыньей, обойти которую никак невозможно. Но лед же движется, одна надежда, может, где-то сомкнется. На подходе к ней были сплошные торосы, горизонт закрывали, продвигаться, да еще и на собаках очень тяжело! Дошли до открытой воды, решили остановиться, разбили лагерь, заварили кашу, Симонов вышел посмотреть, как обстановка. Слышу: «Федор! Давай, сомкнулось!». Я выскочил, колья открутил, за палатку, он собак хватает и перекидывает, потом нарты. Закончили, я перескочил, Виктор следом, а за ним уже и лед провалился. Мы же раздетые, даже носки забыли впопыхах. Отошли метров на десять, снова палатку поставили, а ее ножом порезало, который внутри забыли. А во время сеанса связи со штабом сын мне говорит, что канадцы видят наши координаты, по которым мы находимся… в центре полыньи. Они просто на тот момент не заметили мосточек, который неожиданно сложился, и дал нам продвинуться вперед.
Федор Конюхов: «Есть задачи, которые нужно выполнять в одиночку»  

«В день мы должны отработать 11 часов и «выбрать» километры»

— Насколько известно, вас некоторое время преследовал белый медведь, было чем от него защищаться?

— Да. Были ракетницы, а у Виктора Симонова ружье, мне-то, как священнику, не положено оружием пользоваться. Но выстрелами из них только отпугивали животное. Во-первых, белый медведь занесен в Красную книгу, а во-вторых, опытные охотники советовали мне, когда я еще в одиночку по Арктике шел: «Никогда, Федор, не стреляй в медведя!». Дело в том, что убить его крайне сложно, а если ранишь, то он уйдет, но может вернуться по твоим следам и отомстить. Мы же на ночь укрываемся в палатке, а там залезаем в спальники; ветер, грохот льда, за которым не услышать, как хищник подкрадется. А ему стоит навалиться сверху — и все. Так что мы просто в воздух палили, но медведь не очень и боялся выстрелов, ведь торосы постоянно ломаются, трещат, так что он к резким звукам привык. За день из-за зверя прошли меньше, чем планировали, а на ночь поставили собак с обеих сторон палатки.

— А вставать во время экспедиции вам во сколько приходилось?

— Сложно сказать точно, мы же можем проснуться, а пурга, идти нельзя, значит, приходится пережидать, и тогда на маршрут мы выходим позже. И потом местное время там одно, а мы ориентируемся на московское, нам это выгодно, потому что по нему дважды в день связывались со штабом. И самое для нас главное, что в сутки мы должны отработать 11 часов, а когда вставали и ложились – это другой вопрос. Еще и километры нужно «выбрать». Ведь один день мы прошли 18 километров, а второй – всего три! Да еще пока спим, относило нас иногда назад, и на следующий день нужно было это наверстывать. Но не всегда получалось. Мы же можем трудиться и 12, и 13 часов, но у собак биологические часы срабатывают. И потом если собака от усталости упадет, бей ее, не бей, уже не поднимется. Это у человека есть сила воли, мотивация, тщеславие, цель, а у собаки их нет. Так что мы их не перегружали и давали отдохнуть.

— А в палатке же выходит, вы обогревались только собственным теплом?

— Да. Теплая одежда, спальник – и все. Палатка нужна для защиты от ветра, отапливать ее нельзя. Иначе сразу появляется иней, особенно на потолке, он потом начнет таять, капать на спальник, на тебя и ты станешь мокрым. Мы даже примусом старались пользоваться мало, воду вскипятили и сразу выключили. Да и топлива у нас было в обрез, потому что все это лишний вес, который нужно за собой тащить. Когда я шел в одиночку, у меня был на сутки стакан авиационного керосина и больше не мог потратить. Это же не один день, а запас нужно всегда иметь, вдруг разлил, вдруг с примусом что-то. А кроме веса, еще идет борьба с объемом, наши 12 собак в день съедали 8 килограммов сухого корма, и настолько становились легче нарты. Нам казалось, это так много! И после старта мы даже с Виктором Симоновым кое-что выкинули – куртку запасную, альпинистское снаряжение, только чтобы меньше груза было.
Федор Конюхов: «Есть задачи, которые нужно выполнять в одиночку»  

«Хотелось купить курицу на гриле и… скушать хорошенько»

— Вы упомянули, что на примусе только воду кипятили, а что же тогда в ваш рацион входило?

— Сублимированные продукты – их раньше только в космосе использовали. К примеру, берется мясо и замораживается при большой температуре, а потом сразу высушивается. Получается, что в нем нет влаги, оно становится легкое, при этом сохраняется большая часть витаминов, а еще вкус и запах. Так поступают и с кашами, сварив их предварительно, и с другими продуктами. Нам оставалось только залить все водой, и готово. Утром мы обычно пили растворимый кофе с сухим молоком, сахаром и галеты кушали. На ужин – кашу гречневую или геркулесовую, или спагетти, или картошку.

— А хотелось борща, к примеру?

— Конечно, и мяса настоящего тоже. Думал иногда, купить бы курицу на гриле, которую на улицах продают, сесть… и скушать ее хорошенько.

— А для собак только сухой корм был?
Федор Конюхов: «Есть задачи, которые нужно выполнять в одиночку»  

— Да, потому что они к нему привыкли. Если бы мы, к примеру, убили тюленя и дали бы собакам сырое мясо, они бы вышли из строя. Та же история с лошадьми, верблюдами, на которых я тоже путешествовал. Попробуй лошади вечером не дай овса, а только одну траву, на следующий день у нее не будет сил и она не сможет идти. Или верблюда неправильно напои-накорми, он заболеет. А человек ест все: и вареное, и сырое, и жареное!

— Чего-то, может, не хватало вам в дороге?

— На будущее я бы взял маленький фотоаппарат, чтобы вытащил из-за пазухи, щелк и спрятал. У нас собой был большой известной фирмы Leica, но у него из-за тряски треснул экран и его доставать долго. Еще у нас в солнцезащитные очки были вмонтированы камеры, но мы неправильно что-то включали и снимки плохие получились. Вообще, когда формируется груз перед путешествием, идет постоянная борьба за объем. К примеру, для перехода через Тихий океан построена 9-метровая лодка, вроде бы много, а залез внутрь – места нет! Мне же только пакетов с сублимированными продуктами нужно 400 штук – по 2 на день. По весу мало, а сложишь – гора получится. А еще одежда, запас воды, он тоже необходим, хотя на борту будет опреснитель. Но он может сломаться, или солнца не будет, батареи разрядятся или закоротят – все нужно предусмотреть. А в сутки же при такой работе (Федору Конюхову предстоит на веслах пройти 8000 морских миль – Е.Д.) в условиях тропиков нужно около пяти литров воды, может, я и меньше выпью, но и ополоснуться надо. Когда гребешь, брызги летят, морская вода попадает на лицо, руки, они становятся скользкими, натирают. Надежды на дождь тоже мало, он может не пойти и месяц, и два, и три.
 

«Вышла в коридор, дверь открывается и заходит… старик!»

— Федор Филиппович, вы привыкли путешествовать в одиночку, а в этот раз у вас был напарник – Виктор Симонов. Ссоры и разногласия с ним возникали?

— А у нас не было времени. Целый день идем, Виктор в основном разведку делал, там же везде полыньи, торосы, я с собаками. Вечером пока их устроим – привязывали отдельно на цепь, чтобы не дрались, палатку поставим, поужинаем, и спать, а то не успеешь отдохнуть. Я своего напарника даже толком не узнал по характеру и не расспросил о каких-то семейных делах, где он учился, когда женился. Люди же ссорятся от безделья, а у нас была цель – пройти маршрутом (от географической точки Северного полюса до северного побережья Гренландии и через ледовое плато острова до его южной оконечности – Е.Д.), который еще никто не преодолевал на собачьих упряжках. Симонов – профессиональный путешественник, полярник, знает льды, собак, маршрут так же, как и я. И все наши усилия были направлены на переход. Так что путешествовать в компании мне лучше, но есть задачи, которые нужно выполнять в одиночку. Ты просто не можешь ради них подвергать других людей риску.

— Из-за погодных условий вам пришлось прервать экспедицию, вместо запланированных 4000 вы прошли только 900 километров. Когда ее продолжите?

— Мы поздновато оказались на севере Гренландии, откуда должен был стартовать второй этап. До этого на неделю в Канаде на острове Уорт Хант нас задержал мощный циклон и столько же мы потеряли уже в Гренландии. А могли бы пройти около 500 километров по леднику, но в условиях полярного лета, пока мы добрались бы до юга острова, он бы сильно подтаял, и наше продвижение оказалось под вопросом. Так что пока завершение экспедиции «Северный полюс – Гренландия» отложено на будущий год. Пока же готовлюсь к переходу через Тихий океан.

В рассказе о покорении Арктики, как путешественник с огромным стажем, а теперь и священник, привыкший стоически переносить любые трудности, Федор Конюхов не скрывал, что дорога от Северного полюса до Канады была непростой. Но насколько, читателям лучше помогут понять слова его супруги Ирины о том, каким вернулся из этого похода Федор Филиппович.

— Почти сутки он добирался домой, а мы в то время с сыном Колей в Свято-Алексеевской пустыни были (находится в Ярославской области РФ, где мальчишка учится в православной классической гимназии, а родители по очереди наведываются к нему из Москвы – Е.Д.), раза три звонил за это время, – отметила Ирина Анатольевна. – В два часа ночи, я как почувствовала, проснулась, вышла в коридор, дверь открывается и заходит… старик! Седой, борода маленькая, стертая, волос почти нет, все вылезли, морщин на лице неимоверное количество! Худющий! Я чуть в обморок не упала, вздохнула и не могла ничего сказать. У Федора сил уже не было, он меня поцеловал, обнял, и сразу спать легли. Утром ребенок проснулся, смотрит на мужа и спрашивает: «Мам, это папа?». Удивился, каким он стал. Так что экспедиция была тяжелейшая! Все-таки Федору уже 61 год, он не самой крупной комплекции, а в Арктике ему пришлось помогать собакам тащить груженые сани. Представляю, что это было!

Федор Конюхов: «Есть задачи, которые нужно выполнять в одиночку»

«Самое страшное – острова и атоллы, любой из них – опасность разбиться»

В планах у нашего земляка не менее смелая задумка – пересечь самый большой океан – Тихий – по самому сложному маршруту от континента до континента. Место старта – чилийский порт Вальпараисо (Южная Америка), финиша – восточное побережье Австралии, а между ними 8000 морских миль. А преодолеет их Федор Конюхов на девятиметровой лодке с рабочим названием «К9», строительство которой велось в английском городе Ипсвич. Она почти на 3 метра превышает в длину лодку «УРАЛАЗ», на которой Федор Филиппович в 2002 году покорил Атлантический океан, но получилась не тяжелее, так как полностью выполнена из углеволокна (карбона). Вес без загрузки – 250 килограммов, а с полной – более 600!
 Федор Конюхов: «Есть задачи, которые нужно выполнять в одиночку»

— Лодка уже готова, в кормовой каюте – два непроницаемых отсека, в одном навигационная рубка и камбуз, в другом – место для отдыха, – уточнил Федор Филиппович. – Размеры последнего: в длину – мой рост лежа, а в высоту – сидя. Для продуктов, одежды, оборудования выделен носовой отсек. Опреснитель морской воды и система электропитания будут работать от солнечных батарей. Использовать я буду два комплекта весел разной длины: короткие для штормовой погоды и длинные – на относительно гладкой воде. К слову, эта лодка в сентябре будет показана на ежегодной выставке морской индустрии в Саутгемптоне (Великобритания), а уже в октябре после проведения финальных работ на верфи она направится в Чили в контейнере.

— На какую дату назначен старт?

— Знаете, когда я в Австралии купил лодку перед кругосветкой, меня вечером пригласили русские к себе домой поужинать. Потом говорят: «Все, Федя, оставайся, у нас переночуешь». Я им: «Нет, не буду», а про себя думаю: вдруг, пока я в другом месте нахожусь, какой-нибудь катер на мою лодку наедет, разобьет, и кругосветка, о которой я мечтал 30 лет, накроется? Вот и сейчас, дай Бог, до Чили нормально судно доставить, чтобы там его растаможили, дали разрешение на старт. Любая задержка – это потеря времени, а я и так могу не уложиться с учетом протяженности маршрута в летний сезон. К Австралии буду подходить, когда в южном полушарии начнется осень, а это будет означать шторма. Так что загадывать не будем (позднее на официальном сайте путешественника появилась информация, что в Тихий океан он выйдет в день своего 62-летия, то есть 12 декабря текущего года – Е.Д.)

— Это самое опасное, что ждет вас в пути?

— Есть еще ураганы, течения, киты, и жарко там будет, а кондиционера на борту нет, – добавил путешественник с улыбкой. – Ну и самое страшное – острова и атоллы, любой из них – опасность разбиться, волны же гигантские в океане, рифы. И были случаи, когда люди погибали таким образом. Так что от островов нужно держаться подальше!

***

«Индустриалке» и ее читателям остается только пожелать Федору Конюхову осуществить задуманное и тем самым в очередной раз прославить наш край. Кстати, на борту весельной лодки в Тихом океане будут три флага — Украины, Запорожской области и Мелитополя. Их в подарок наш земляк получил от руководства региона.

ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНЫ АВТОРУ ФЕДОРОМ КОНЮХОВЫМ

 


Комментарии читателей