iz.com.ua

Культура
На дальнем, дальнем востоке
Поделиться

Жители Южной Кореи не привыкли сдерживать эмоции и обращать внимание на одежду, зато следят за лицом и сохраняют детскую непосредственность

 

Пятый месяц практически каждый день 25–летняя Алия Гафиатуллина вместе с танцорами из разных стран выходит на сцену в сеульском парке развлечений «Lotte World». Наша землячка уверяет, что на его работу обострение отношений Южной Кореи с северным соседом – КНДР и угрозы применения силы с его стороны пока никак не повлияли. О том, чем еще запомнится девушке пребывание в азиатском государстве, она рассказала «Индустриалке» во время общения по Skype

Танцуешь 2,5 часа, а на работе находишься 8

На дальнем, дальнем востоке– Если бы не вести с родины, мы бы и не заметили, что между Южной и Северной Кореей что–то происходит, – рассказала Алия Гафиатуллина. – А в последнее время в «Lotte World» – самом большом не только в Азии, но и в мире парке развлечений – посетителей даже прибавилось! Да и на столичных улицах ничего не изменилось, все тихо–мирно, никакой паники.

Насколько я знаю, северокорейские власти предложили иностранцам покинуть Южную Корею, так как намерены действовать «по законам военного времени» в случае провокаций. Но ни украинское, ни российское посольства, а здесь много ребят из РФ, пока никого не дергали.

– Как построен твой рабочий день? – поинтересовалась я у собеседницы.

– В день – два парада: танцоры в разных костюмах в течение получаса продвигаются по тропинке по периметру парка. Убийственное занятие! Еще три раза в день – сценическое шоу: в нем участвует две команды – пока одна выступает, вторая переодевается. Тут большое внимание уделяется актерской игре, а еще пению – мы специально разучивали тексты на корейском языке. В общей сложности ты занят два с половиной часа, но рабочий день длится все восемь! С территории «Lotte World» отлучиться нельзя, даже если не танцуешь!

– Какой образ любимый?

– На параде больше всего нравится быть египтянкой, а в шоу – неважно кем, там все образы любимые, потому что раз тебя в него взяли – ты избранный!

– Делать макияж и ухаживать за костюмами самим приходится?

– Красимся сами – мне повезло, что есть диплом визажиста. А стирают, гладят, а если надо и ремонтируют костюмы специальные работницы. Мы их ласково называем «мамочками». Общаемся с ними на русско–корейско–английском суржике, в духе: «Мамочка, ай форгет сеточка абсо», что значит: «Мамочка, я забыла сеточку для волос».

Но главное – каждый наряд весит от 5 до 15 килограммов. Самые тяжелые – для ночных шоу, они пронизаны проводами и украшены лампочками. В них даже током может ударить, но мужественные танцоры продолжают выделывать па и улыбаться.

На дальнем, дальнем востоке

В пуховике, шарфе
и… вьетнамках
на босу ногу

– Как реагируют корейцы в парке на вас, белых танцоров?

На дальнем, дальнем востоке– Три года назад, когда в «Lotte World» работали другие ребята из Мелитополя, был настоящий ажиотаж – бросались на них на улице, фотографировали. Сейчас такого нет. Видимо, народ привык, ведь кроме нашего парка в пригороде Сеула есть еще один – «Everland», и там тоже танцуют ребята из Украины, России.

Но все равно «аборигены» нас любят рассматривать, трогать, им нравится наша белая кожа. Мы для них априори красивые, даже если по нашим меркам… страшные. Здесь практически у каждого танцора есть свои поклонники – детвора, которая ходит на шоу с его участием, дарит подарки, приглашает на ужины. Их еще называют «бейбички» – от английского «baby».

Сами корейцы в основном «желтые» или смуглые, и у них очень популярны различные отбеливающие средства и пластическая хирургия. Они пытаются если не операцией, то с помощью макияжа увеличить глаза, сделать тоньше нос, убрать щеки, а то лица у них почти плоские. Выйти с утра из дому с накладными ресницами и при полной «боевой раскраске» тут нормально.

До 40 лет все женщины в Корее хорошо выглядят, они – как фарфоровые куклы, очень ухоженные, но по достижении этого возраста сразу становятся бабушками! Стандартными! Отличить их друг от друга невозможно – круглые лица, короткие, кучерявые, всегда черные волосы, татуированные брови и губы. А еще у них везде продаются накладные… попы, потому что кореянки комплексуют из–за плоских ягодиц.

– А как насчет каблуков и мини–юбок, популярных в Украине в любое время суток?

– Более–менее нормальную обувь, даже без каблука, в Корее не увидишь. Это кроссовочная нация. Даже с вечерним платьем девушки надевают эту спортивную обувь или кеды! И зимой, и летом! А еще все ходят в леггинсах, каких–то мешковатых свитерах, куртках, – все это выглядит ужасно! Хотя до приезда сюда я была уверена, что корейская мода – это классно. Но все, что нам предлагают в Интернете под «этой маркой», в самой азиатской стране не увидишь, так здесь одеваются единицы!

А еще местные жители вполне могут идти в пуховике, с замотанной шарфом шеей, но… в балетках или даже вьетнамках на босу ногу. Не могу этого понять! У нас ведь, как говорится: «Держи ноги в тепле, а голову в холоде», а у корейцев все наоборот.

Перед стариками
детвора падает ниц

На дальнем, дальнем востоке– Чем еще тебя поразили корейцы?

– Они все застряли в детстве! Вся страна! Идет по «Lotte World» дядечка взрослый, но на голове бантик, на носу – накладной поросячий «пятачок», и наравне с малышней получает удовольствие от шоу! Они даже балет «Лебединое озеро» умудрились сделать… смешным. Если крылья у танцоров – то огромные, мощные, а не маленькие, легонькие крылышки, как в классической постановке. И все детали гипертрофированы!

Веселая нация – им так, наверное, легче жить, а еще очень эмоциональная! Корейцы всегда ведут себя шумно, кричат, толкаются – это до такой степени выводит из себя, что когда вернусь домой, устрою себе неделю тишины.

В Корее очень развита субординация, с этим постоянно приходится сталкиваться во время работы в парке. Чем выше должность у человека или чем он старше, тем ниже ему будут кланяться. А перед людьми преклонного возраста детвора прямо на колени падает и лбом об пол – правда, предварительно подложив под него ручки. До такой степени уважают!

И места для стариков в метро, каким бы заполненным ни был вагон, никто никогда не займет! Только мы, наглые русские и украинцы, когда устаем после работы, можем присесть. А еще лет до тридцати молодежь в этой азиатской стране живет с родителями, их слово много значит, даже при выборе себе спутника жизни. Говорят, из–за этого здесь много измен.

– А к женщинам корейские мужчины уважительно относятся?

– С одной стороны, да. Тебе никто не нагрубит, не окинет сальным взглядом, но если случайно заденут в толпе, то не подумают извиниться, а еще не уступят место в транспорте. Никогда!

А больше всего меня пора–зило, что тяжести в Корее носят, в основном, женщины. Еще мне показалось, что местные жители фактически разучились общаться, могут стоять рядом друг с другом и при этом болтать по мобильнику. Они все в этих телефонах. Молодежь играет в игры, дамочки сериалы смотрят, не считая обычных разговоров.

Я хочу оказаться в Киеве и увидеть в метро или на улице читающих людей, ведь здесь это нереально. Не то что с обычной – даже с электронной книжкой в руках в Сеуле попадаются единицы.

Напиваться после работы – традиция

– А как в Корее насчет безопасности?

На дальнем, дальнем востоке– До поездки сюда читала, что это страна, в которой женщина может в три часа ночи спокойно ходить одна. И это правда! Корейцы, к тому же, никогда не возьмут чужого. Если ты забудешь какую–то вещь, она будет на месте и спустя неделю. Кажется, что преступности здесь вообще не существует.

– А пьяных на улице можно встретить?

– О да! Корейцы пьют как сапожники. Особо популярен напиток соджу, похож на нашу водку, но менее крепкий – около 20 градусов. Зато память отшибает! Выпивка после работы вместе с коллегами или друзьями у них традиция, причем посиделки могут затягиваться далеко за полночь, а наутро они умудряются быть на работе «огурцом»! Как они это делают, не понимаем до сих пор?

Что интересно, даже если сильно пьяный товарищ устроится вздремнуть в переходе или на улице, он обязательно снимет свои ботиночки и поставит аккуратно возле головы. Эта их педантичность не знаю, с чем граничит. И бомжи точно так же поступают. Что интересно, пособие им государство платит на уровне нашей зарплаты – 900 долларов, еще и по утрам им еду разносят бесплатно.

У нас, правда, еще есть овертаймы – сверхурочные. Но, во–первых, нам самим приходится платить за перерасход электроэнергии или отопления в квартире, иначе мерзнем. Принимающая сторона обеспечивает только двухразовое питание, а хочется покушать и третий раз. Притом что я себя во всем ограничиваю, трачу половину заработанного, поскольку пытаюсь в единственный выходной как можно больше увидеть в Сеуле.

– А насколько по вкусу пришлась вам корейская кухня?

– Для танцоров из Украины–России в столовой пытаются готовить европейскую пищу. Их традиционные блюда мы не едим, потому что они политы пастой из красного перца и все острые и одинаковые на вкус.

Зато рис каждый день, он в Корее вместо хлеба, который если и пекут, то он получается сладковатым, а черного вообще нет. Фрукты здесь экзотика и стоят они дорого: 6 лимонов, к примеру, – 10 долларов. А маленькими помидорами корейцы вовсе умудряются украшать торты и десерты, что нас веселит. Еще у них нет кефиров, йогуртов, а молоко – порошковое. Недаром пишут, что тут три коровы на всю страну. И колбасы нет, и сушеной рыбки, для них она мертвая. А так хочется!

 

«Так все умеют

обставить, что будет интересно»

– Не возникали сложности из–за того, что южнокорейская столица – город большой и густонаселенный? Все–таки более 20 миллионов жителей при мелитопольских 160 тысячах.

– Нет. Во–первых, тут дома похожи один на другой, как в фильме «Ирония судьбы…», поэтому, в какой бы район не попал, чувствуешь себя, как дома. Во–вторых, у них в метрополитене 18 линий, не сравнить с тремя киевскими, и везде карты, указатели, таблички. Если ты минимально владеешь английским, потеряться невозможно!

А еще в Сеуле все сделано для удобства людей с ограниченными возможностями – лифты на любом выходе из подземки для колясочников, по городу – пандусы, дорожки для слепых. Они себя чувствуют полноправными членами общества!

– Что из достопримечательностей успели увидеть?

– Мне очень понравился знаменитый небоскреб Юксам Билдинг на острове Ёыйдо – в нем 63 этажа, из них три подземных. Он долгое время считался самым высоким в Азии и остается роскошным, потому что кажется сделанным из чистого золота. На самом деле эффект возникает от напыления из этого драгоценного металла на стеклах. Потрясающе! А на верхнем этаже есть смотровая площадка, на которую можно попасть в прозрачном скоростном лифте. Вид там открывается колоссальный! На нижних этажах можно пройтись по магазинам, посетить кинотеатр и аквариум площадью 3,5 тысячи квадратных метров!

Еще замечу, что корейцы креативно подходят к музеям, так все умеют обставить, что посетителям непременно будет интересно! К примеру, в музее тюрьмы Содэмун мы увидели не только устройство настоящих камер, но и комнату пыток, а в ней восковые фигуры, вполне реалистичные, да еще и кричат, как люди, когда подвергаются истязаниям.

А еще посетили выставку 3D–картин: ты можешь как бы «встроиться» в изображение, сфотографироваться, и будет казаться, что нарисованный персонаж передает тебе гроздь винограда или надевает на тебя ожерелье. Так что корейцы из чего угодно сделают шоу, а у нас так, к сожалению, не умеют.

 

***

На дальнем, дальнем востокеВ конце разговора Алия Гафиатуллина призналась, что поездка в Корею дала ей возможность понять, что даже из маленького Мелитополя можно пробиться, куда угодно, было бы желание.

– До возвращения домой уже считаем дни, очень не хватает родных, – добавила девушка. – Да и просто тяжело длительное время находиться среди людей с другим менталитетом, которые воспитаны по–другому, иначе проявляют свои эмоции. Все остальное можно пережить – и отсутствие привычных продуктов, и плохой климат. Я уже представляю, как в Украине падаю и целую родную землю! Думала, это шутки, но понимаю, что сделаю так обязательно! А еще хочу проехаться на машине, потому что в Корее, в основном, пользовались метро или ходили пешком. И скушать пару кусочков колбаски и тараньку. Мужу уже заказала.

ПУТЬ В СЕУЛ

 

Алия Гафиатуллина танцует с пяти лет, хотя специального образования не имеет. А прозаическую должность аналитика на Мелитопольской трикотажной фабрике совмещает с выступлениями в составе шоу–балета «I’m sorry». Руководительница этого коллектива побывала в Сеуле и заразила Алию Гафиатуллину идей попробовать свои силы в «Lotte World».