Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Культура
Валерий Ямбурский, постановщик первого украинского фильма в 3D: Моим счастливым талисманом, своего рода билетом в мир кино, стала собака
Поделиться

Украинский режиссер Валерий Ямбурский за 5 лет снял одну короткометражку и две полнометражные ленты, отмеченные целым рядом призов на международных кинофестивалях.
К сожалению, эти фильмы мало кто видел. Лишь последняя работа режиссера «Люблю и точка» прошлой весной вышла в более–менее широкий прокат и даже частично окупила затраты на производство, а в нынешнем году была представлена в конкурсной программе Бердянского международного кинофестиваля, но не получила ничего.
О том, как снимать кино в украинских реалиях и почему оно недоступно для массового зрителя, Валерий Ямбурский рассказал в интервью.
– Валерий Вячеславович, вы по образованию инженер–строитель систем водоснабжения. А как же режиссером стали?
– Как все в жизни бывает – случайно. Что–то свыше было, как удар по темечку: решил сценарий написать, зацепился за один, потом второй. Экранизировали сначала другие режиссеры, потом я и сам начал снимать. Вот такая сказка о Золушке.
– И первый же ваш фильм «Приблуда» сразу получил несколько призов на фестивалях?
– Да, получил 8 призов, достаточно хорошо был принят. И главная героиня фильма, эта собака, стала как бы моим счастливым талисманом, своего рода билетом в мир кино.
– Это была ваша собака или где–то вы ее нашли?
– Нет, мы ее искали, больше двух тысяч собак пересмотрели, пока не нашли. Ездили по питомникам, уже меня там все в лицо знали, все со мной здоровались, приносили разные фотографии. В основном, предлагали собак породистых, а мне хотелось какого–нибудь двортерьера – без родословной, без породы. И когда принесли фотографию, я посмотрел и говорю: «Да, это она».
– И насколько хорошей актрисой оказалась эта собака?
– Собака была уникальная, она знала всего три команды: «Мотор», «Камера» и «Обед». Она вообще не понимала, что такое «Сидеть», что такое «Лежать». Но зато она была, как пластилин: посадишь – сидит, положишь – лежит. Вот нам и приходилось под нее подстраиваться, потому что это все–таки был первый опыт.
В итоге, что–то отсняли вживую, что–то потом на монтаже подставляли, чего не хватило. И, в общем, фильм состоялся.
– Ваш первый полнометражный фильм «День побежденных» на Бердянском международном кинофестивале в 2009 году получил приз за лучший дебют. Почему вы обратились именно к роману Владимира Яворивского «Кризис»?
– Опять же случайность. Когда я «Приблуду» только сдал, худсовет ее посмотрел, ко мне подошел известный оператор Виталий Зимовец: «Слушай, вот есть у меня один роман, который тебе понравится – в таком же жанре, в таком же контексте». Он мне принес книгу на следующий день, я ее прочитал и с головой окунулся в эту историю, начал сразу писать сценарий, переделывать, добавлять, где–то что–то передвигать.
А когда уже был сценарий готов, пошли первые призы за «Приблуду», которого достаточно высоко оценили, и меня тут же подписали на полный метр за эти достижения, и второй фильм уже был полнометражным.
– А как вам удалось такую команду собрать: Михаил Голубович, Михаил Светин, Евгений Паперный, Виктор Андриенко, Лариса Руснак?
– Вот, удалось. К сожалению, не смог еще одного актера хорошего заполучить, просто не хватало тех денег, которые выделило Министерство культуры. Сергей Гармаш, когда я ему отослал сценарий, был в полном восторге от этой истории и был готов сниматься, даже сам перезванивал. Но тот гонорар, который он попросил, мы даже половину его не могли себе позволить.
Получилось так, что на ту роль, на которую я рассматривал Гармаша, взял Витю Андриенко. И я, честно говоря, очень доволен. На мой взгляд, удалось как бы дистанцировать Витю от того образа, который у него сложился. Все же привыкли, что он Долгоносик, клоун, а тут такая роль где–то на грани драмы, трагедии и комедии.
– Фильм, я считаю, получился замечательный. А почему его так мало показывали?
– Это вопрос уже не ко мне. Причина в том, что обладатель всех прав на этот фильм – Министерство культуры, но, к сожалению, нет у него системы реализации кинопродукции. Вот она и лежит успешно на полках, в том числе и этот фильм. При этом он пользуется достаточно хорошим спросом в Интернете, на многих торрент–сайтах выложен, люди его смотрят, скачивают. Хоть такая возможность есть донести до зрителя.
– Ну и последняя ваша работа – «Люблю и точка». Насколько я знаю, раньше название было другое?
– Да, изначальное название, мне оно больше нравилось, – «Клофелин». Но прокатчик, к которому мы обратились, настоял на изменении. Мне кажется, хлесткое название, тем более что оно не с неба взято, там действительно вокруг клофелина вся эта история крутится. Считаю, название для прокатного фильма должно быть запоминающимся, чтобы привлекать зрителя.
«Люблю и точка» – какое–то слишком мелодраматичное название. Но тут, к сожалению, от меня мало что зависело.
– А почему вы на главную роль пригласили не актрису, а певицу Лилу?
– С этим тоже связано отчасти финансирование, я не буду раскрывать все карты. Но когда сделали пробы, они достаточно успешные получились. Знаете, она вполне хорошо смотрится, совершенно не уступает Диме Шаракоису, актеру по образованию и достаточно опытному.
– Этот фильм рекламировался как первый украинский фильм в 3D. Это действительно так?
– Да, это первый фильм, который был снят в 3D–формате. Идея была достаточно авантюрная, потому что спросить не у кого, как это надо делать, аппаратуру толком взять негде. И нашлись ребята–умельцы наши, которые сами собрали, может быть, примитивную аппаратуру, которая позволяла этот формат снимать.
И, насколько я знаю, параллельно с нами снимался фильм «Ржевский против Наполеона», мы даже, может быть, конкурировали, какой из них выйдет как первый украинский 3D–фильм. Так вот, у них аппаратура серьезная была, закупленная в Америке, и все равно что–то не срослось, возникли какие–то технические сложности. 
– А зачем это вообще было нужно? Это же не боевик какой–нибудь или фантастический фильм со спецэффектами.
– Понимаете, дело в том, что продюсеры хотели его вывести в кинопрокат, а сегодня нужно как–то конкурировать с многомиллионной голливудской продукцией.
И когда у нас уже был сценарий, и мы были готовы снимать, обратились к прокатчику и получили ответ, что уже все забито. А когда у нас появилась идея снимать в 3D, тут же возник интерес, сказали: «Мы готовы прокатывать».
Так что, с одной стороны, это чисто коммерческий ход был. С другой стороны, мне очень хотелось, как режиссеру, пощупать этого волка, что такое 3D, с чем его едят и как оно готовится.
– И как зритель воспринял вашу работу?
– Я не знаю, честно говоря, как он воспринял. Я просто в эти тонкости не вникал, потому что уже был занят другими делами, погрузился с головой в новый сценарий, в новую свою идею.
– А сейчас вы уже работаете над новым фильмом?
– Да, процесс идет, но мы еще не запустились в производство. Сценарий уже в принципе одобрен, есть предварительные договоренности, интерес со стороны инвесторов, поэтому я очень надеюсь, что в этом году как–то мы сдвинемся с мертвой точки.          
СПРАВКА «ИЗ»
Ямбурский Валерий Вячеславович. Родился в 1968 году в Одесской области. Окончил Одесский инженерно–строительный институт (специальность – инженер–строитель систем водоснабжения и водоотведения), Одесский национальный университет имени Мечникова (специальность – менеджер кинопроизводства).
Поставил фильмы: «Приблуда» (2007), «День побежденных» (2009), «Люблю и точка» (2011).