Индустриалка - новости Запорожья

Солдаты Победы
В небесах мы летали одних
Поделиться

В небесах мы летали одних

Степан Анастасович Микоян — заслуженный летчик-испытатель и Герой Советского Союза

Анатолий Авксентьевич Король – военный летчик первого класса, гвардии полковник в отставке. Перед войной, в 1940 году в Качинской Краснознаменной военной школе летчиков он учился с Василием Сталиным. Там было много курсантов, детей видных советских руководителей партии и правительства – кроме Василия Сталина еще и Тимур Фрунзе, Степан и Алексей Микояны, Александр Щербаков, сын первого секретаря Московского горкома партии.

Анатолий Авксентьевич Король пару дней назад рассказал мне о своем друге Степане Микояне, с которым во время войны он служил в одном полку.

Сегодня, 12 июля 2007 года, генерал-лейтенант авиации Степан Анастасович Микоян, Герой Советского Союза, заслуженный летчик-испытатель СССР отмечает 85-летний юбилей и принимает поздравления от родных и друзей. Несмотря на свой почтенный возраст, он остается таким же бодрым, веселым, каким друзья по авиации знали его еще в молодости.

— Я, как бывший однополчанин по 12-му гвардейскому истребительному авиационному полку сердечно поздравляю юбиляра. Сегодня позвоню ему в Москву и скажу: «Низкий поклон тебе, Степан Анастасович, и спасибо за то, что ты так много сделал для Родины», — говорит полковник Король.

В небесах мы летали одних

Зима 1943 — 44 годов. Аэродром «Центральный». Летчики Король, Яковенко, Алексей Микоян, Яркович. Фотографировал Степан Микоян

— Анатолий Авксентьевич, вы мне уже рассказывали, как в Качинском летном училище учились на одном курсе с Василием Сталиным и играли друг против друга в футбол. А Степан Микоян в этих матчах участвовал? И на чьей стороне – Короля или Сталина?

— Степан с братом Алексеем поступили в училище попозже, когда мы с Васей его уже закончили. И со Степаном, который воевал летчиком-истребителем с октября 1941 года, я встретился на аэродроме «Центральном» в Москве зимой 1943 – 44 годов. Его вместе с братом к нам в 12-й истребительный полк перевели из 11-го полка.

Считай, восемь месяцев мы служили вместе. На войне это очень много, потому что, бывало, за два месяца состав полка чуть ли не полностью обновлялся. Летчики, в отличие от штабных офицеров, погибали каждый день.

— Служба в Москве вам чем запомнилась?

— Тем, что тогда я и сдружился со Степаном. Мне он очень импонировал – спокойный, рассудительный, основательный. Вот его брат Лешка, тот другой был – казак, рубака, по бабам бегал…

А Степан только свою Элеонору любил. И женился на ней в 1945 году — уже после окончания войны. Элеонора была приемной дочерью Марка Ивановича Шевелева, Героя Советского Союза – начальника полярной авиации страны. Попав из семьи летчика снова в семью летчика, Элеонора много сделала для того, чтобы ее муж достиг таких больших высот в авиации. Она была ему не только женой, но и боевым другом.

Степан во время войны, в Москве, и меня женил. Благодаря своему отцу. Это уже другая история.

В небесах мы летали одних

Еще один снимок Степана Микояна — «Культурный отдых на войне»

— Расскажите!

— Ну, а что рассказывать? Я же родом из райцентра Михайловка Запорожской области. Там мы с моей будущей женой Екатериной учились в одном классе. Война разлучила. Она оказалась в эвакуации в Казахстане. Так вот в конце 1943-го по просьбе Степана его отец Анастас Иванович Микоян, который в то время в Совнаркоме отвечал за снабжение армии, вызвал мою Екатерину в Москву, что было почти невозможно.

И в новогоднюю ночь (встречая 1944-й) мы сыграли «королевскую» свадьбу, в том смысле, что жена взяла мою фамилию — Король. А потом мы сняли комнатку в бараке где-то на окраине Москвы и месяц-два пожили семейной жизнью. Конечно, большую часть времени я жил в казарме. А в марте 1944 года меня вообще перевели в другой полк, назначив командиром эскадрильи. Мы стремительно продвигались на запад, на Берлин!

А пока жили в Москве, благодаря Степану (и, конечно же, его отцу) мы посмотрели много спектаклей в московских театрах, куда просто так билеты нельзя было достать. Но Степан их нам постоянно приносил.

В небесах мы летали одних

Такими они были. Молодыми. Отважными. Крылатыми!

— Степан Микоян каким на войне был летчиком?

— Храбрым, мужественным. Мы все были такими. Но на войне всякое случалось. Бывало, что и своих сбивали. Один такой случай произошел со Степаном. Однажды он в качестве ведомого выполнял полет на прикрытие наших войск. Навстречу ему показалось звено «Яков». Убедившись, что это свои, Степан продолжал полет. И вдруг один из «Яков» круто развернулся и зашел ему в хвост. Микоян подавал сигнал – «я свой», делая покачивания с крыла на крыло. Но этот самолет неожиданно выпустил по нему длинную пулеметную очередь.

Самолет Микояна был поврежден, но еще управляем. Языки пламени быстро распространились по всей машине. Степан решил произвести посадку на поляну с убранным шасси. Хотя правильнее было бы покинуть самолет и спастись на парашюте.

Степан получил сильные ожоги рук, лица, перелом ноги в области колена. Мороз был такой сильный, что он к тому же обморозил лицо и руки. Подобрали Степана на нашей территории подростки и доставили в полевой госпиталь.

Ожоги оказались сильными – третьей и четвертой степени. Из полевого госпиталя Степан был доставлен в Кремлевскую больницу, где продолжалось длительное лечение.

Сбил Микояна (конечно, по ошибке) наш летчик из 562-го полка – младший лейтенант Радионов. Его хотели судить. Но он вскоре погиб, таранив в небе немецкий «Юнкерс». Ему посмертно присвоили звание Героя Советского Союза. Вот такие эпизоды случались на войне.

— А после войны вы встречались?

— Нет, только переписывались и перезванивались. Потому что дороги разошлись. Я служил на Кубе, на Новой Земле. Степан Микоян закончил войну командиром звена. Был награжден двумя орденами. После войны поступил в военно-воздушную академию имени Жуковского. И потом прошел путь от летчика-испытателя до заместителя главного конструктора московского НПО «Молния» – того самого, где создавался космический корабль многоразового использования «Буран». А в 70-х годах за испытание сверхзвукового истребителя МИГ-25 ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

В небесах мы летали одних

2007 год. Гвардии полковник Анатолий Король: «Из нашего 12-го авиаполка сейчас живы только четверо летчиков, поднимавшихся в небо войны»
Степан Анастасович Микоян с женой Элеонорой воспитали троих детей: старший сын Владимир и дочь Ашхен стали филологами, а младший сын Александр – музыкант, автогонщик. У дедушки с бабушкой четверо внуков и двое правнуков.

Дмитрий Шилин — «Индустриальное Запорожье»

2007 год


Комментарии читателей