Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Блог Шилина, День за днем, Солдаты Победы
СОЛДАТЫ ПОБЕДЫ. «Мы сопровождали конвои союзников»
Поделиться

Подводник Афанасий Кусаков знает, чем грозит лодке не выскочившая из минной трубы громыхающая мина

А еще он помнит, как противно скрежещут по бортам подлодки якорные цепи от расставленных в фарватере немецких мин.

Помнит совместный митинг в День Победы – советских моряков с американцами и англичанами. Правда, после торжественных речей водку пили раздельно.

Вспоминает встречу с Брежневым и поездку с ним в автомобиле от Розовки до Полог: «Приятный был собеседник Леонид Ильич!»

Вначале он был бухгалтером

Родом Афанасий Сергеевич, как он говорит, из бывшей Черниговской губернии – в 1918 году их село Осколково Мглинского района отошло к губернии Орловской, а потом к Брянской области.

В 1934 году отец с двумя старшими сыновьями подался на Украину, к брату, который жил на станции Плодородие Михайловского района Запорожской области. В седьмом классе и Афанасий туда приехал, школу закончил. Но вскоре с родителями оказался вновь дома, в Осколково.

Окончил бухгалтерские курсы и стал колхозным счетоводом, потом и бухгалтером. Престижная в то время была должность. Сельская интеллигенция! Одновременно Афанасий работал нештатным инструктором райкома комсомола, ликвидировал неграмотность. По бухгалтерской линии, возможно, так бы и пошел строить карьеру. Но тут его призвали в армию.

СОЛДАТЫ ПОБЕДЫ. «Мы сопровождали конвои союзников»

1941 год. Начало войны старший краснофлотец Афанасий Кусаков встретил на Дальнем Востоке

Бухгалтер стал минером-подводником

В сентябре 1940 года оказался Афанасий Кусаков на Дальнем Востоке – в учебном отряде подводного плавания во Владивостоке. Там и войну встретил. Школу по специальности «минер» окончил в июле 1941 года и получил направление на подводную лодку Л-19 («Ленинец» — серия подлодок). В то время это была самая большая и современная подводная лодка – минный заградитель. 85 метров в длину, 7 метров в ширину, 8 отсеков. В носовой части шесть торпедных аппаратов, в корме еще два и две минные трубы – 18 мин. Подводная мина – это «шарик» диаметром в полметра, внутри 300 килограммов тротила.

— Лодка мины выбрасывала по фарватеру, — вспоминает Афанасий Сергеевич, — и на якоре они стояли под водой. Тогда на Дальнем Востоке тяжелая была обстановка. Мы не выходили с моря. Ждали, что вот-вот Япония нападет на Советский Союз. Так продолжалось до конца 1943 года.

Северные конвои

— Потом мы получили приказ лодку законсервировать. Всю нашу команду в январе 44-го отправили на Северный флот на подводную лодку Л-20. В феврале прибыли к месту назначения – город Полярный. Быстро там освоились и начали ходить в походы.

— Какая у вас была задача, Афанасий Сергеевич?

— Ставили минные заграждения в норвежских фьордах против немецких кораблей. Помню, на одной из наших мин подорвался очень большой немецкий транспорт.

Но немцы тоже свои минные поля ставили. Опасность подорваться на них была большая. Никогда не забуду противный скрежет за бортом. Это означало, что наша подлодка впритирку прошла с якорной цепью, на которой мина была закреплена. Пройди мы чуть выше, напоролись бы на саму мину. Тогда – взрыв. Гибель.

— Это был самый страшный эпизод?

— Нет. Самое страшное было, когда наша мина не выскочила, а застряла в минной трубе. Во-первых, когда она подходит к краю трубы, перед выбрасыванием в море, у нее открывается боек и ставится на боевой взвод. Тогда от малейшего удара мина может взорваться. Во-вторых, она и так, без взвода, тоже могла взорваться. Начала кататься по трубе и грохотать.

В этой ситуации и всплывать было нельзя – море сильно штормило. Причем, волны в таком случае ощущаются и на глубине до двадцати метров.

— Какой же выход нашли?

— Мне, как минеру, пришлось протискиваться в узкий лаз, ведущий в минную трубу и ползти в полной темноте по этой трубе метров шесть. Нащупал мину и с помощью молотка и деревянных клиньев зафиксировал ее в трубе.

Это была игра со смертью. Когда я вылез из трубы, весь экипаж подлодки вздохнул с облегчением. А командир объявил мне благодарность.

— А как вы участвовали в северных конвоях?

— Американцы и англичане везли в Мурманск и Архангельск продовольствие и вооружение. Их сопровождали наши надводные корабли. А подлодки дежурили в своих квадратах, начиная от Гренландии. Обеспечивали безопасность конвоев под водой.

— День Победы как встречали?

— В Полярном был торжественный митинг – наши, американские и английские моряки. Много было речей – о нашей дружбе и общей Победе.

— А потом все вместе сели за стол?

— Отмечали День Победы хорошо. Но почему-то все по отдельности.

Поездка с Брежневым

— Бухгалтером вы не стали. В подводники пошли, когда Родина приказала. А после войны чем занимались?

— Поехал в Краснодарский край. Забрал Екатерину Романовну, с которой мы дружили еще со школы в Осколково, поженились. Она всю войну, пока я на подлодке служил, прошла до Берлина в войсках противовоздушной обороны – распознавала, по гулу и силуэтам, приближающиеся немецкие самолеты и передавала сигналы зенитчикам.

Осели мы в Розовском районе. Там я вначале работал в райкоме партии. А потом семнадцать с половиной лет был председателем райисполкома. Уже ближе к пенсии перебрались в Запорожье – здесь до 70 лет работал в «Облсельхозтехнике».

— А с Брежневым вы где встречались?

— В Розовке. Сразу после войны, он тогда был первым секретарем Запорожского обкома партии, приезжал к нам по делам. Увидел меня – а я тогда в морском кителе на работу ходил – и спрашивает: «А это что за морячок у вас?» Познакомились. Он мне показался очень приятным собеседником. Просто держался, шутил.

Когда Брежнев уезжал, первый секретарь райкома послал меня в Пологи за документами. Так вот от Розовки до Полог Брежнев меня подбросил на своей машине. В дороге мы уже подробно поговорили о военной службе. Он рассказывал о Малой земле. Но больше меня расспрашивал. Живо интересовался устройством подводной лодки.

Награды

Их у Афанасия Сергеевича много: орден Ленина, орден Октябрьской революции, орден Трудового Красного Знамени, орден «Знак Почета», Грамота Президиума Верховного Совета УССР. Военные: два ордена Великой Отечественной войны второй степени, медаль «Адмирал Ушаков», медаль «За оборону советского Запоролярья» и еще около двух десятков медалей, полученных за войну уже после ее окончания.

Сегодня у Афанасия Сергеевича Кусакова юбилей – 90 лет. А он еще в буквальном смысле «бегает». После интервью посадили меня за стол, и тут Екатерина Романовна, обнаружив, что хлеба маловато, приказала мужу: «Да ты сбегай в магазин, пока я картошку доварю». Афанасий Сергеевич тут же подхватился, намереваясь «бежать», но я его остановил – хватит, мол, нам хлеба.

Со старым подводником мы выпили, конечно, за Победу и за его здоровье. С юбилеем вас, Афанасий Сергеевич! Живите долго. Что тут до следующего юбилея – рукой подать. Всего десять лет.

Фото автора и из архива Афанасия Сергеевича Кусакова

Запорожье. 2010 год

СОЛДАТЫ ПОБЕДЫ. «Мы сопровождали конвои союзников»

1944 год. Город Заполярный. Экипаж подводной лодки Л-20 после первого боевого похода

СОЛДАТЫ ПОБЕДЫ. «Мы сопровождали конвои союзников»

1944 год. Екатерина Татаренко (Кусакова) оповещала зенитчиков о приближении немецких самолетов. Распознавала их по гулу моторов и силуэтам. «Локаторов ведь тогда не было!» — говорит она

СОЛДАТЫ ПОБЕДЫ. «Мы сопровождали конвои союзников»

2010 год. Афанасий Сергеевич и Екатерина Романовна сегодня. Вместе почти 63 года. Они поженились 7 ноября 1947 года

СОЛДАТЫ ПОБЕДЫ. «Мы сопровождали конвои союзников»

1913 год. Станция Плодородие, нынешний Михайловский район Запорожской области. Дядя Афанасия Андриан Кусаков с женой Екатериной — служил он тогда дежурным по железнодорожной станции