Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Блог Шилина, День за днем, Солдаты Победы
Решетниковы! (журналистская трилогия - часть 3-я)
Поделиться

В предыдущих двух материалах Евгений Васильевич Решетников, председатель комиссии по работе с ветеранами войны Запорожского городского совета ветеранов, рассказывал о своем знаменитом дяде — художнике Федоре Решетникове и о своем брате — заслуженном летчике СССР, Герое Советского Союза Василии Решетникове. Однако ему, солдату Великой Отечественной, есть что рассказать и о себе.

3. Евгений Решетников, пехотинец и металлург

На фронт Женя Решетников в первые дни войны не попал, потому что молод еще был — 16 лет. Два года провел в оккупации. А брат Василий, который был старше на шесть лет, в 1943-м, когда Женю освободили, уже стал прославленным летчиком — Героем Советского Союза.

Евгений, в отличие от брата-летчика, попал в пехоту. Сразу его взяли на учебу: дали пулемет «Максим», показали, как надо его собирать-разбирать, как устранять простые неполадки. Обмундировали. И — вперед, пехота!

Решетниковы! (журналистская трилогия - часть 3-я)

1948 год. Евгений Решетников — воздушный стрелок на самолете ИЛ-4 в экипаже у брата Василия Решетникова, командира авиаполка

В атаку «верхом на танке»

В книге «Время выбрало нас» (о том, как воевали запорожцы на фронтах Великой Отечественной войны), подготовленной Запорожским городским советом ветеранов и изданной при содействии мэра Запорожья Евгения Карташова, Евгений Решетников описывает, как пехота воевала «верхом на танке»: «В бою за город Оппельн роту пехоты и нас, пулеметчиков, посадили на танки. Этот десант я долго не мог забыть. На танке нужно было самому не упасть, еще и удерживать станковый пулемет, а это 70 килограммов. Танки развили максимальную скорость, а нам и уцепиться как следует не за что, и у фрица, который открыл шквальный огонь, на виду. Краем глаза улавливаешь, как то с одного, то с другого танка валятся солдаты, сбитые немцами. Когда танки, наконец, остановились, мы как горох скатились с них. Пехота — «ура» и в атаку, а мы — на пригорок, установили пулемет и начали подавлять огневые точки противника. Многих в этом бою потеряли, но наш расчет, к счастью, уцелел. За взятие Оппельна нам была объявлена благодарность Верховного Главнокомандующего И.В.Сталина».

В марте 1945-го под местечком Вакинау сержант Евгений Решетников был ранен в голову. Очнулся, когда его с поля боя, а это была открытая местность, перетащили в лощину. Медсанбат. Госпиталь. К счастью, в госпитале он провалялся всего три недели. А еще большим счастьем было то, что после ранения он снова попал в свой родной 904-й полк. 9 мая на границе с Чехословакией Евгений Решетников праздновал Победу.

Но боевые действия продолжались — его часть направили на прочесывание окрестных лесов, чтобы выбить из них прятавшихся немецких солдат. Война кончилась под Судетскими горами, это был 1-й Украинский фронт. Через Чехословакию они прошли в Австрию, где встретили Новый 1946-й год. Из Австрии Евгений Решетников переправился в Белоруссию, местечко Городечно.

Решетниковы! (журналистская трилогия - часть 3-я)

1960-е годы. Евгений Решетников с дочерью Олей возле плотины Днепрогэса

Летал в одном экипаже с братом

— Евгений Васильевич, и на этом с войной покончили вы счеты?

— Нет! Страна не спешила отпускать своих героев. Служба для многих участников Великой Отечественной войны продолжалась. Меня, например, забрал к себе в летную часть брат Василий — он был к тому времени командиром авиаполка. Я выучил «морзянку», вооружение самолета и стал летать в одном экипаже с братом. Это был самолет командира полка. Я — сержант, воздушный стрелок. Он — майор, командир корабля. Штурман — майор. И еще радист.

— Сколько времени вы служили?

— Четыре года — в 1951 году демобилизовался.

— В каком звании? При поддержке брата вы могли бы быстро пойти вверх по служебной лестнице?

— Демобилизовался в звании сержанта. Мне предлагали сверхсрочную службу, поступление в военное училище. Одно время я был физруком авиаполка. Но от дальнейшей военной карьеры я отказался. Хотел дальше в гражданском институте учиться.

Десять лет в мартеновском цехе

— И что вы выбрали?

— Вернулся в Днепропетровск, поступил в металлургический институт и вместе с женой, тоже студенткой этого института, его закончил. По распределению попали в Запорожье: я — в мартеновский цех «Запорожстали», она — на «Днепроспецсталь».

В мартеновском цехе я был мастером-теплотехником. Но не сразу мастером! Мне сначала дали лопату — «поработаешь подручным сталевара!» А когда научился лопатой бросать, тогда уже и стал теплотехником.

Три года в мартеновском я был парторгом цеха — товарищи избирали. А потом был руководителем так называемой мартеновской группы ЦЗЛ — центральной заводской лаборатории. Но она при мартеновском цехе сидела — лаборанты, сварщики, автогенщик. Я в этой команде был как доктор: если мартеновская печь плохо работает («затемпературила»), значит, вызывают меня — теплотехника. Я ее обследую и даю заключение — что нужно сделать, чтобы печь работала лучше.

Если печь останавливается на ремонт, значит, наша команда в полном составе идет туда. Мы все обследуем и уже вместе с ремонтниками определяем, что и как надо ремонтировать.

Решетниковы! (журналистская трилогия - часть 3-я)

Евгений Васильевич Решетников на фоне картины «Ходоки у Ленина». Копию этой картины художника Владимира Серова сделал его отец

Партия сказала: «Надо!»

— Евгений Васильевич! Десять лет на «Запорожстали» — это приличный срок. Вы, можно сказать, срослись с заводом. Так почему же потом его покинули?

— Партия приказала!

— О, это мне знакомо! Расскажите, как было в вашем случае.

— Ну, как? Сначала меня хотели забрать инструктором в отдел промышленности обкома партии. Вызвали, побеседовали, но я отказался. Через год вызывают в райком. И сразу же спрашивают: «Что, опять будешь отказываться?» Я говорю: «Вы мне скажите — куда и кем?» А про себя подумал: «Если еще раз откажусь, то все — на мне поставят крест! В смысле карьерного роста. Партия три раза не предлагает». В общем, предложение перейти на работу в областной комитет партгосконтроля (позже он стал народным контролем) я принял. Работал там заведующим отделом, в поле зрения которого была вся металлургия — черная и цветная, химическая и нефтехимическая промышленность, транспорт и связь.

Выйдя на пенсию, Евгений Васильевич Решетников не стал сидеть дома. Отметил 80-летний юбилей, но по-прежнему, как на работу, ходит в городской совет ветеранов, уже два года. В комиссии по работе с ветеранами Великой Отечественной войны, которую он возглавляет, дел всегда хватает.

У ветерана и племянника художника Федора Решетникова на этот случай всегда есть ответ. Не «Опять двойка!», а более оптимистический ответ – «Снова пятерка!»

Фото автора и из архива Евгения Васильевича Решетникова

Запорожье. 2008 год