Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Блог Шилина, День за днем, Солдаты Победы
Решетниковы! (журналистская трилогия - часть 2-я)
Поделиться

Они, Решетниковы, бомбили Берлин в 1941-м, воевали в пехоте, командовали стратегической авиацией Советского Союза, писали картины и выплавляли сталь на «Запорожстали»

Решетниковы! (журналистская трилогия - часть 2-я)

Биография любой семьи — это биография и история страны.

Мой собеседник — в прошлом фронтовик, теплотехник в мартеновском цехе и работник комитета народного контроля, а ныне председатель комиссии по работе с ветеранами Великой Отечественной войны Запорожского городского совета ветеранов Евгений Васильевич Решетников.

В предыдущем интервью он рассказывал о своем дяде — художнике Федоре Решетникове («Опять двойка!» — помните?). Сегодня — о старшем брате, Герое Советского Союза Василии Решетникове, в 1941-м бомбившем Берлин.

2. Василий Решетников, летчик

Решетниковы! (журналистская трилогия - часть 2-я)

1930 год. Художник Федор Решетников с племянниками — Васей (о нем сегодняшний рассказ) и Женей Решетниковыми

Листая журналы, отец узнал, что его сын — Герой Советского Союза

— Евгений Васильевич, ваш старший брат Василий Решетников (1919 г.р.) дослужил до заместителя главкома ВВС Советского Союза. С детства, наверное, мечтал стать летчиком?

— Вовсе нет. Он хотел идти учиться в институт журналистики. Еще в школе был детским корреспондентом «ЩасливоЇ зміни» — выходила тогда такая газета в Днепропетровске. Но жизнь распорядилась иначе. В 1938 году Василий закончил Ворошиловградскую военную авиационную школу летчиков. С декабря 1941-го — он на фронте. Служил на различных должностях в Авиации дальнего действия. Совершил 307 боевых вылетов. В июле 1943 года за мужество и героизм ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

После войны — служба в Дальней авиации. В должности командира дивизии он совершил рекордный полет на дальность. А самый ответственный пост в его жизни — пост командующего Дальней, стратегической, авиацией страны (1969 — 1980 гг.). Затем был заместителем главнокомандующего ВВС (1981 — 1986 гг.). Уволился в звании генерал-полковника авиации. Сейчас живет в подмосковном Монино.

— Давно вы с братом виделись?

— В позапрошлом году. А вообще, раньше, когда он был заместителем главнокомандующего Военно-Воздушными Силами Советского Союза по боевой подготовке, Василий часто приезжал и сюда, в Запорожье, в авиаполк, и в Мелитополь — там тоже летчики базировались. Ну, и каждый раз, конечно, заезжал к нам в гости.

— Когда брат стал Героем Советского Союза, вам было только восемнадцать лет. Вы где в это время были?

— В Днепропетровске, на оккупированной территории. Мы о Васе ничего не знали. А после освобождения Днепропетровска советскими войсками отца, он тогда художником работал в историческом музее имени Яворницкого, вызвали в обком партии и сказали: «На вот тебе журналы. Найди в них фотографию земляка — Героя Советского Союза, и сделай большой портрет к празднику Дня Победы». Так отец, листая журналы, увидел Васину фотографию и узнал, что его сын Герой Советского Союза. Портрет он сделал. Потом писал куда-то, и ему сразу сообщили адрес сына. Начал переписываться. А меня тем временем забрали на фронт. С братом мы встретились уже после войны.

У Евгения Васильевича Решетникова собрано много материалов о старшем брате. Просматривая их, мы выбрали несколько эпизодов из боевого пути заслуженного летчика СССР.

Решетниковы! (журналистская трилогия - часть 2-я)

Земляки-днепропетровцы — маршал авиации Владимир Судец и генерал-полковник авиации Василий Решетников

В 41-м Берлин не ждал советских бомбардировщиков и сверкал огнями

Гвардии капитан Решетников во время войны совершил немало боевых вылетов в глубокий тыл фашистской Германии, не раз бомбил военные объекты Берлина, Кенигсберга, Данцига и других городов.

Об одном из таких налетов на Берлин — шел 1941-й год — Василий Васильевич Решетников вспоминает так:

«Взлетали под вечер на перегруженных машинах. Шли над Балтийским морем, мимо острова Борнхольм. Берлин не ожидал нас. Головные экипажи видели, как сверкал он огнями городского освещения и как с первыми взрывами бомб кварталы стали темными.

И вот заметались лучи более чем двухсот прожекторов, открыли бешеный огонь сотни стволов зенитной артиллерии. Теперь и нам виден Берлин. Вернее, не он, а стена огня на высоте полета… Последняя команда. Сброс!.. Бомбы рвутся вдоль станционных сооружений. Резкая вспышка — и потом яркий клок огня. Что там? Об этом сейчас не узнаешь. Прожектора потянулись к нам, прощупывают небо. За ними приближаются и разрывы снарядов. Благо, подвернулся кусок облачности — проходим над нею, выбираемся, сопровождаемые беспорядочным огнем.

Но это не все: за кольцом зенитного огня в наш хвост вцепилась пара ночных истребителей. Длинные выхлопные огни из патрубков двигателей наводят их на наш самолет. Мы идем ломаными курсами, меняем высоту. Где-то, почти на траверзе Кенигсберга, когда «мессершмитты» оказались почти на огневой дистанции, — резко разворачиваюсь им навстречу. Они проскочили над нами и потеряли нас. Берем курс домой…»

Решетниковы! (журналистская трилогия - часть 2-я)

Командир авиадивизии Василий Решетников с белыми медвежатами на Новой Земле

Маршал авиации Владимир Судец приказал «проучить американцев»

После войны Василий Решетников продолжал служить в Дальней авиации, и в 50-е годы уже командовал авиадивизией. А в 1949 году, когда Советский Союз ликвидировал монополию США на ядерное оружие, испытав свое, Сталин начал думать над тем, а как же его доставить в США, отбомбить и вернуться. Ведь это не в Берлин слетать. Но на то время советские дальние бомбардировщики еще не имели такой дальности полета, чтоб смотаться через Европу, Атлантику (или на восток — через всю страну и Охотское море к берегам США) и вернуться обратно. После смерти Сталина думать дальше пришлось Хрущеву.

Весной 1959 года командиру 106-й тяжелой бомбардировочной авиационной дивизии генерал-майору авиации Василию Решетникову в Узин, что под Белой Церковью, позвонил командующий Дальней авиацией маршал авиации Владимир Судец (он тоже родом из Днепропетровска): «Ты иностранной информацией интересуешься? Так чего ж ты сидишь? Американцы на весь мир расшумелись о своем рекорде, а ты их проучить не можешь? Я направил к тебе Таранова (главного штурмана Дальней авиации). Он уже в дороге. Готовься. Чтоб было 15 тысяч!» — и положил трубку.

Решетниковы! (журналистская трилогия - часть 2-я)

Стратегические бомбардировщики: далеко от родных берегов. Этой авиацией командовал Василий Решетников

17150 км — без посадки и дозаправки

Почему так напорист был командующий? На этот вопрос отвечает генерал-полковник авиации Василий Решетников:

«Весной 1959 года появилось печатное сообщение о новом мировом рекорде дальности полета по замкнутой кривой, установленном американскими военными летчиками на самолете В-52. Прямо в душу кольнул меня этот рекорд — 14450 км. Да ведь это для наших ТУ-95 почти тренировочная дальность! А американцы, как стало известно из служебной информации, перед тем полетом подвесили в бомболюки еще и дополнительные топливные баки. Нет уж, их нужно как-то осадить!»

В своей книге «Что было — то было» генерал-полковник авиации Василий Решетников подробно описывает, как устанавливались новые рекорды дальности полетов, оставившие далеко позади американских летчиков. Тогда, в 1959-м, к полету готовили сразу три экипажа. 19 июля за два часа до рассвета они взлетели. Один экипаж из-за неполадок винтов вынужден был вернуться, а два продолжили полет. Вот маршрут одного из них: Узин — Ростов-на-Дону — Баку — Ташкент — Алма-Ата — Байкал — над рекой Леной до Тикси (там выполнили бомбометание имитационными бомбами) — Кольский полуостров — Саратов — Горький — Калинин — Смоленск — Узин — Житомир — Узин. Первый экипаж (командир подполковник Евгений Мурнин) преодолел 16950 километров, находясь в воздухе 21 час 02 минуты. Второй экипаж (командир генерал-майор Василий Решетников) отмахал 17150 километров за 21 час 15 минут.

Тогда же в центральных газетах появилась информация ТАСС «Сверхдальний беспосадочный перелет советских самолетов»: «Над территорией Советского Союза на днях произведен полет на серийном военном самолете без посадки и дозаправки горючим в воздухе по маршруту… После посадки в топливных баках каждой машины оставалось горючее, достаточное для полета продолжительностью более часа. Как сообщили корреспонденту ТАСС в авторитетных советских военных кругах, эти перелеты намного превышают по дальности и продолжительности аналогичные полеты иностранных самолетов». В конце 50-х в полках советских ВВС находилось до 200 стратегических самолетов Андрея Туполева и Владимира Мясищева — ТУ-95 и М-4. Рекордный полет еще раз подчеркнул их силу.

Правда, постепенно советские самолеты начали «отяжелевать». Зато американцы, не ожидая старения своих В-52, обновили их — заменили крылья, увеличили емкость топливных баков, поставили легкое, но более мощное вооружение, оснастили новыми, экономичными, двигателями и после этого еще раз сходили на рекорд дальности, уже недосягаемый для советских бомбардировщиков. 10 и 11 января 1962 года экипаж американского бомбардировщика В-52Н за 22 часа 10 минут преодолел расстояние 20168 километров. Хрущева это сообщение, видно, не расстроило, потому что на то время у него уже появились ракеты.

Решетниковы! (журналистская трилогия - часть 2-я)

Тот самый Женя Решетников, сидевший у дяди на коленях (фото выше)

85-летний генерал-полковник устроил показательный полет

…В Монино, где живет сейчас Василий Васильевич Решетников, расположен Центральный музей ВВС России. Там же есть и аэродром, на котором в августе 2004 года проводилось авиашоу «Летающие легенды» — 18 ретросамолетов времен Второй мировой войны взлетали в воздух, показывая «воздушные бои». Когда к американскому бомбардировщику В-25 «Митчел» подошел 85-летний генерал-полковник Василий Решетников и попросился за штурвал, устроители шоу не смогли отказать ветерану. Наверное, думали, что он посидит и выйдет. Но Герой Советского Союза взлетел и, вспомнив молодость, — в войну он летал на «Митчелах» — пролетел над Монино и аккуратно произвел посадку.

(О себе — о том, как воевалось в пехоте, а потом леталось в небе, почему не пошел по стопам брата, в авиацию, а оказался в мартеновском цехе «Запорожстали», Евгений Решетников расскажет в следующем интервью)

Фото автора и из архива Евгения Васильевича Решетникова

Запорожье. 2008 год


Комментарии читателей