Индустриальное Запорожье - новости Запорожья

Блог Шилина, День за днем, Солдаты Победы
Обелиск в степи. Эту историю рассказал мне запорожец Грант Зелепухин
Поделиться

Эту историю рассказал мне запорожец Грант Зелепухин. Он участник Великой Отечественной войны, только не довелось ему воевать с фашистами. Хотя очень хотелось

И эта история не дает Гранту Николаевичу покоя. Не должен на окраине Запорожья лежать солдат в безымянной могиле! Надо восстановить его имя и перезахоронить в могилу братскую.

Обелиск в степи. Эту историю рассказал мне запорожец Грант Зелепухин
Обелиск в степи. Эту историю рассказал мне запорожец Грант Зелепухин

Грант Зелепухин возле могилы Неизвестного солдата

«Что за бабское имя — Ганник? Грантом будешь!»

…В 1943 году, в неполных 18 лет, призвали Ганника Зелепухина в армию и отправили в резерв, на Урал. А он так хотел на фронт! Охотником к тому времени стал отменным и говорил сам себе, что к вражеским окопам на передовой будет бесшумно подползать вплотную и отстреливать фашистов, как зверей на охоте, чтобы отомстить им за убитого на войне отца. Но потом его отправили еще дальше, на самый Дальний Восток — на Тихий океан, куда он прибыл, благодаря армейскому писарю, уже не Ганником, а Грантом.

«Что за бабское имя!» — возмутился писарь. — «Так отец меня назвал, в честь Ганника — соратника вождя римских гладиаторов Спартака», — попробовал объяснить новобранец. Но писарь слушать не стал: «Грантом будешь! Помнишь — «Дети капитана Гранта»? Звучит!»

На просторах Сибири, от Урала до Тихого океана, помнит Грант Зелепухин, и во время войны, и после осталось столько и именных, и безымянных могил. Войны не было, но по пути воинских эшелонов в дороге случалось всякое — так и хоронили солдат, где настигла их смерть.

В 1989 году, уже выйдя на пенсию, Грант Николаевич жил в Запорожье — на Бабурке, как еще называют в народе Хортицкий район. Увлекся лечебными травами и собирал их рядом, за городом, в балках и лесополосах. И вот однажды, во время одной из таких прогулок, набрел он на скромный обелиск со звездочкой, возвышавшийся над небольшим холмиком земли. Точно — воинская могила. Но почему безымянная? Кто и когда в ней похоронен?

Обелиск в степи. Эту историю рассказал мне запорожец Грант Зелепухин

Грант Зелепухин идет по той самой балке, по которой 65 лет назад шли советские солдаты

Два солдата решили пополнить рацион полевой кухни

Эти вопросы привели Гранта в соседнее село Слободку, что рядом с железнодорожной станцией Днепрострой-2. После долгих расспросов отыскал он в бараке на станции одного инвалида, очень пожилого человека, который рассказал ему следующую историю.

В 1943 году, после ожесточенных боев за освобождение Запорожья, в район станции на отдых была выведена воинская часть. И вот однажды два солдата из этой части решили пополнить рацион полевой кухни и отправились на охоту. Разделившись, они шли друг за другом по противоположным склонам довольно глубокой балки. Когда шедший сзади солдат увидел выскочившего из кустов зайца, он выстрелил в него из винтовки. Вместо зайца пуля попала в дерево, срикошетила и насмерть ранила шедшего впереди напарника. Его похоронили на косогоре этой балки.

Погибший такой нелепой смертью, да еще на войне, солдат оказался москвичом. После войны на место гибели сына приезжали из Москвы его старенькие родители. Это они и жители села Слободка огородили могилу, посадили вокруг нее кусты, чтобы стада пасшихся тут коров ее не затоптали. Установили обелиск. Видимо, им стал взятый на станции железнодорожный бетонный столб со звездочкой — раньше такие, со звездочками, делали указательные столбы.

Обелиск в степи. Эту историю рассказал мне запорожец Грант Зелепухин

Обелиск на могиле и полевые цветы. От Гранта

Но шли годы. Когда родители погибшего солдата стали совсем старенькими и не могли уже каждый год приезжать из Москвы в Запорожье, они попросили одну жительницу села Слободка приглядывать за могилой.

Грант Николаевич эту женщину не нашел, а потом ему сказали, что она умерла. Он нашел ее молодых родственников, которые ежегодно оставляли полевые цветы на могиле солдата.

Обелиск в степи. Эту историю рассказал мне запорожец Грант Зелепухин

Так выглядит эта балка сейчас — сельские дома и дачи

При виде молодых людей с лопатами душа Гранта оказалась «в районе пяток»

А потом в 2002 году была еще такая история. Грант Николаевич проходил мимо этой могилы и увидел, что она вскрыта. Из-за кустов с лопатами вышли двое молодых парней и девушка. При виде их душа Гранта Николаевича, как он вспоминает, оказалась в районе пяток. Но он все-таки спросил молодых людей, что они тут делают. Те назвались «комсомольцами Хортицкого района» и сказали, что ведут поиски погибших солдат. Называли ему какие-то «номера гвардейских дивизий», но он, конечно же, ничего не запомнил. А, придя домой, позвонил в Хортицкую райадминистрацию, и там ему ответили, что комсомольской организации в районе не существует.

Недавно мы с Грантом Николаевичем побывали у могилы этого солдата. Было у него имя, а уже в наше, мирное, время стал Неизвестным солдатом. Я подумал, что такое только в нашей — и бывшей советской, и теперешней — стране возможно!

Холмика над могилой уже нет, оградки из проволоки — тоже. Редкими кирпичами, лежащими на земле, обозначен овал могилы. Кирпичи отсюда растаскивают отдыхающие — на них удобно шашлыки жарить. Следы от кострищ — в нескольких шагах от захоронения воина.

Внизу, у подножия обелиска, лежала горсточка конфет. Значит, кто-то недавно сюда приходил — были дни поминовения усопших. Грант Николаевич тоже положил к обелиску конфеты. А под проволоку возле звездочки прикрепил букетик полевых цветов.

Виновата война, а не солдат, погибший от шальной пули

… Мы с Грантом Николаевичем присели на стволе спиленного дерева, чтобы обсудить некоторые детали этой немного необычной истории.

Во-первых, вроде как совсем и не геройская смерть. Но на войне. Как к этому относиться? Мой спутник убежден — относиться, как к смерти на войне. Она во всем виновата! И не виноват солдат, что погиб он от пули шальной.

А на вопрос, как может пуля срикошетить от дерева, Грант Николаевич ответил, что очень даже может. И вспомнил случай из 1947 года под Иркутском, когда его танковый батальон на учениях стрелял из 76-миллиметровых пушек «тридцатьчетверок». Один снаряд от дерева срикошетил так, что отлетел на несколько километров в сторону от полигона и разорвался в расположении колхозного стада крупного рогатого скота. Через полчаса прискакал на лошади пастух-бурят и потребовал от командира возмещения убытков: «Твой снаряд убил два мой корова и один бык!» Убытки возместили с лихвой, а танкисты потом целый месяц ели говядину.

— Грант Николаевич! Вы говорите, что надо перезахоронить солдата?

— Обязательно! Восстановить его имя и перезахоронить в братскую могилу. Я, пенсионер, со своей скудной пенсии готов выделить небольшую сумму на перезахоронение. Думаю, меня поддержат и другие участники войны. Он не должен быть забыт и заброшен в чистом поле на склоне балки!

Обелиск в степи. Эту историю рассказал мне запорожец Грант Зелепухин

1948 год. Сержант Грант Зелепухин

Обелиск в степи. Эту историю рассказал мне запорожец Грант Зелепухин

Грант Николаевич Зелепухин хочет восстановить имя Неизвестного солдата

Обелиск в степи. Эту историю рассказал мне запорожец Грант Зелепухин

Околица Запорожья. Вдали Хортицкий район, в народе — Бабурка. Здесь, под самым Запорожьем, оказалась могила Известного солдата, ставшего Неизвестным

Дмитрий Шилин. Фото автора

Запорожье. 2008 год